ВСЕ О СУДАКЕ

КРЕПОСТЬ В СУДАКЕ

Два яруса обороны

Главные ворота

Вдоль северо-западной стены

На восток от башни ди Пагано

Внутри и вокруг крепостных стен

Мечеть

Цитадель

Портовая слобода

КОНТАКТЫ

Турагентство Василевского Юрия Александровича занимается бронированием гостиниц и частного сектора в Крыму и рекламой в сети Internet. о ЧП

Телефоны для бронирования
отелей +7 978 860 41 73

E-mail: simeiz_07@mail.ru

ICQ: 575819584

Skype: yuriy_vasylevsky
Call me!

ФИО: 
Email:
Рейтинг@Mail.ru

СУДАКСКАЯ КРЕПОСТЬ - УНИКАЛЬНЫЙ ПАМЯТНИК ИСТОРИИ

Судакская крепость расположена на высокой конусообразной горе, получившей название Крепостной. С ее вершины просматривается морское пространство, замкнутое мысами Меганом на востоке и Ай-Фока на западе, и обширная Судакская долина, протянувшаяся на восемь с лишним километров. фото крепости в Судаке
Долина, окруженная горами (с юга горой Сокол, с севера - Ай-Георгий, с востока- Алчак-Кая, а с запада - Перчем-Кая), представляла издревле благодатное место для полеводства, садоводства и виноградарства.
Архитектурный ансамбль крепости на редкость удачно связан с окружающей природой. Кажется, будто безмолвные серые громады укреплений выросли на склонах горы из самых ее недр. С северо-востока и запада к Крепостной горе примыкают балки. В средние века они были приспособлены под оборонительные рвы.
Генуэзцы далеко не первые обратили внимание на эти особенности рельефа в Судаке, создающие условия для возведения укреплений. Рождение средневековых городов всегда было связано с одновременным строительством оборонительных сооружений. Не раз под стенами и башнями генуэзского времени археологи обнаруживали основания предшествующих им крепостных построек. Проведенные археологические исследования позволяют утверждать, что Судакская крепость уже существовала по крайней мере в X в. на северных склонах Крепостной горы. Генуэзской крепости предшествовала крепость византийская, сооружения которой были использованы новыми хозяевами города.

Судак. Средневековый замок   Судак. Генуэзская крепость   Судак. Крепость. Ночь

СУДАК. ВЕРХНИЙ ЗАМОК

 

ГЕНУЭЗСКАЯ КРЕПОСТЬ В СУДАКЕ

 

СУДАКСКАЯ КРЕПОСТЬ. НОЧЬ


Два яруса обороны
Сохранившиеся крепостные сооружения располагаются двумя ярусами. Один из них - нижний - включает в себя некогда окаймленную рвом массивную оборонительную стену с боевыми башнями и воротами, перед которыми находилось предмостное укрепление - барбакан. Нижний ярус обороны пролегает у подножия Крепостной горы.
Верхний ярус - это цитадель, состоящая из Консульского замка и идущей от него в западном направлении стены с башнями. Этот ярус обороны воздвигнут на гребне юго-восточного крыла горы. На вершине Крепостной горы стоит Дозорная башня. Общая площадь территории крепости составляет 29,5 га. Как уже говорилось, Мартин Броневский писал о трех крепостях: верхней, средней и нижней, окруженных стеною и башнями. На самом деле существовало два полных, завершенных яруса обороны. Можно предположить, что "средней крепостью" Броневский считал так называемую "Безымянную башню", что находится выше Храма на консолях. После реставрационных работ стала четко видна довольно длинная стена этой "башни", увенчанная прямоугольными зубцами-мерлонами. Возведенная над крутыми скалистыми склонами Крепостной горы почти у самой ее вершины, чуть ниже Дозорной башни, она могла быть принята путешественником за самостоятельный узел обороны.
К западу от нижней крепостной стены у самого подножия горы стоит одинокая башня. Она когда-то прикрывала дорогу из крепости в порт и к припортовым жилым и хозяйственным строениям. Район гавани являлся составной частью средневековой Сугдеи-Солдайи; здесь был так называемый "нижний город".
Стены укреплений и башни сложены из местного материала - серого известняка, песчаника и ракушечника. Камни далеко не всегда хорошо отесаны и нередко неправильной формы. Чаще всего это большие плиты, лежащие вперемежку с необработанными "рваными" камнями. Они положены на очень толстом слое раствора с битым кирпичом и посудными черепками. Характер кладки позволяет предполагать, что крепость возводилась главным образом местными мастерами-каменщиками. Об этом свидетельствуют и письменные документы, в частности письмо солдайского консула Христофоро ди Негро консулу Кафы, в котором он говорит о невозможности послать в Кафу местных каменщиков, запятых на строительстве крепостных сооружений. Известная небрежность в постройке ряда крепостных объектов объясняется, по всей вероятности, и нехваткой средств, и спешкой, вызванной почти постоянной угрозой нападения извне.
В результате архитектурных изысканий и археологических раскопок вырисовывается картина строительной периодизации Судакской крепости, уточняются предположения, высказанные в прошлом А. Л. Бертье-Делагардом и другими учеными. Согласно этим предположениям, к первому периоду строительства относится кладка из пиленого камня, обнаруженная под основанием одной из башен (Коррадо Чикало), которая может быть датирована серединой IX-X вв. Второй период датируется XIII-XIV вв. Участок стены, относящийся к нему и расположенный к востоку от ворот, сверху перекрыт генуэзской оборонительной стеной XV в.
Боевые башни и стены крепости уцелели не полностью. Лучше всего сохранились стены северо-восточной стороны, где остались невредимыми значительные ее участки. С запада крепостная стена почти полностью разрушена, местами тут осталась лишь часть фундамента. Именно с этой стены начата была реставрация Судакской крепости.
Стена оборонительного яруса до наших дней хорошо сохранилась только между Консульским замком и первой от него к западу, так называемой Георгиевской башней. Дальше сохранились лишь незначительные остатки стены, по которым порой трудно определить ее направление.
Высота стен достигала шести, а в нескольких местах и восьми метров, толщина их равнялась полутора-двум метрам. Высота башен доходила до пятнадцати метров. Длина стен крепости превышала 800 м. Если же учитывать и стену от угловой башни нижнего яруса обороны до портовой башни Фредерико Астагвера и далее, то общая длина стен нижнего яруса обороны доходила почти до километра.
В настоящее время наносный слой почвы и строительных остатков от разрушенных сооружений доходит у стен с внутренней стороны крепости до 2,5 м. Поэтому истинная их высота издали не видна даже в местах их полной реставрации. Стены были двухъярусные. После первого яруса находился настил, по которому передвигались защитники крепости во время сражения или несения дозорной службы. Стены венчали зубцы - мерлоны и кремальеры, надежно оберегавшие гарнизон от обстрела. Во внешнем поясе обороны крепости находилось 14 башен на Крепостной горе и одна - в районе порта. Двенадцать из них до сих пор высятся над стенами, одна стоит одиноко, а от двух остались только фундаменты.
Судакская крепость была построена по западноевропейским фортификационным образцам. Согласно военно-архитектурным канонам средневековой Европы в каждой крепости существовали два самостоятельных пояса обороны - внешний и внутренний. Первый ограждал все население города-крепости от врагов. Второй же, цитадель, был не только последним оплотом в случае проникновения неприятеля в крепость, но и служил местопребыванием феодальной правящей верхушки, которая лишь там, в цитадели, чувствовала себя в безопасности от своих собственных подданных. К слову сказать, в Судакской крепости внутренний пояс обороны имел еще и свою "малую цитадель" в виде главной башни - донжона. Влияние западноевропейской военно-строительной техники прослеживается здесь также в приспособлениях для метательных орудий на башнях ворот, в укреплении некоторых башен контрфорсами (каменные откосы вдоль степ башни), в архитектурных украшениях.
к началу страницы

Главные ворота
Осмотр крепости удобнее всего начинать с ворот. Они представляют собой полуовальный вверху проем шириной 3,7 м в мощной стене, соединяющей две боевые привратные башни. Ориентированы ворота на север. Полагают, что проем закрывался цельным полотном, по-видимому из дерева, обитого железом, поэтому ворота не распахивались, а поднимались и опускались на блоках. При помощи подъемного механизма полотно ворот скользило по пазам, которые хорошо видны и теперь.
Над воротами - небольшая малозаметная плита с высеченной над ней надписью на средневековой латыни (как и все остальные надписи на оборонительных сооружениях крепости). В настоящее время надвратная надпись читается плохо - сильно выветрилась. В. Н. Юргевич перевел ее в прошлом веке так: "1389 года, девятого дня июля. Во время управления отличного и могущественного мужа, господина Батиста Ди Зоали, прежде Андоло, достопочтенного консула Солдайи. Богу благодарение".
Подобные надписи, указывающие время окончания постройки и имя консула, при котором она производилась, были обычной формулой, своего рода "каменной печатью" и ставились на всех важнейших крепостных объектах.
Перед крепостными воротами расположено предмостное укрепление (барбакан), состоящее из полукруглой оградной стены, которая опирается своими крыльями с запада на правую привратную башню, а с востока на стену за левой привратной башней. В первоначальном виде сохранилась лишь северная часть этого укрепления, восточная разрушена до фундамента, западная реставрирована. В северной части стены частично уцелели выходные створчатые ворота. Толщина стены у этих ворот достигает 1,6 м. Назначение барбакана перед главными воротами состояло в том, чтобы усилить оборону главного входа в крепость. Среди специалистов нет единого мнения о времени сооружения барбакана. Ю. С. Асеев, М. А. Фронджуло и Е. И. Лопушинская считают, что барбакан был возведен генуэзцами. И. А. Баранов, О. И. Домбровский относят строительство барбакана к XVII в., т. е. к турецким временам. Госстрой УССР утвердил проект реставрации барбакана как генуэзского комплекса.
Передняя стена барбакана отстояла от главных крепостных ворот более чем на 10 м, общая площадь его составляла свыше 200 кв. м. Как полагают исследователи крепости (М. А. Фронджуло и др.), перед барбаканом находился наполненный водой ров, через который был перекинут мост, поднимавшийся на ночь или в случае опасности, грозившей крепости извне. Существование такого моста подтверждается требованием Устава 1449 г., в котором говорится, что мост должен обязательно подниматься на ночь. Частично эта точка зрения подтверждена раскопками: в 1978 и 1982 гг. обнаружены остатки рва.
Трехэтажные привратные башни были построены под некоторым углом по отношению друг к другу таким образом, чтобы можно было обеспечить ведение перекрестного обстрела на всем пространстве перед главными воротами.
Привратные башни, как и большинство других, были, видимо, открытыми, т. е. имели лишь три стены, без четвертой со стороны крепости. Такие открытые башни еще называют трехстенными. Башни открытого типа давали возможность командованию крепости во время боя следить за действиями защитников каждой из башен одновременно и регулировать силы обороны, маневрируя немногочисленными резервами. Кроме того, в случае проникновения врага в крепость ему невозможно было использовать башни открытые в сторону города. Так что открытые башни имели ряд преимуществ перед закрытыми. Кстати, и постройка их обходилась дешевле. Эта точка зрения на башни генуэзской крепости нашла свое отражение и в проекте реставрации. Башни реставрируются как трехстенные.
Однако не все исследователи Судакской крепости согласны с вышеизложенным мнением. Руководитель Судакской археологической экспедиции И. А. Баранов на основании изучения стратиграфического материала пришел к выводу, что башни крепости строились как четырехстенные, но четвертая стена делалась без перевязи и поэтому она быстрее других обрушивалась, в результате чего в наше время почти все крепостные башни предстали перед взором посетителей крепости как трехстенные.
Не исключено, правда, что при строительстве башен фундамент закладывался под четыре стены. Это придавало всему сооружению, даже, трехстенному, большую жесткость, т. е. делало его прочнее. Кроме того, этот "пустой" фундамент мог преследовать цель его прямого использования впоследствии, возможно, "в лучшие времена", хотя бы для возведения четвертой каменной стены только на высоту одного-полутора ярусов, что ограждало бы башню от проникновения нежелательных лиц. Наконец, сооружение четвертой стороны фундамента целесообразно и для установки на ней изнутри крепости своеобразного каркаса с перилами, предохраняющими защитников башни от случайного падения во время сражения с довольно большой высоты. Возможно, что именно для укрепления такого каркаса, имевшего также и лестницы, в стены башен вделывались бревна, концы которых явственно выступают на башне Пасквале Джудиче на уровне окон третьего яруса. В случае необходимости каркас мог быть мгновенно повален и подожжен.
Этажи башен разделялись деревянными перекрытиями. Такие перекрытия были практичнее каменных. Они не распирали стен башни при ударах тарана, при обвалах не угрожали жизни защитников, находившихся на нижних этажах. Деревянные настилы в случае нужды снимались или уничтожались огнем. Их даже не прибивали, чтобы можно было быстро сиять в случае прорыва врага.
Западная привратная башня (как впрочем и все другие башни крепости, на которых сохранились надписи об их постройке) ныне обозначается именем руководившего ее возведением солдайского консула Якобо Торселло. Надпись на плите, вставленной в северную стену башни, гласит (перевод В. Н. Юргевича): "...в первый день августа, во время управления отличного и могущественного мужа, господина Якобо Торселло, достопочтенного консула и коменданта Солдайи".
Верхняя часть плиты жестоко пострадала от времени, и год возведения башни теперь не виден. Но путешественника XVIII-й первой половины XIX в. еще имели возможность читать эту надпись полностью, хотя последняя цифра и вызывала споры среди ученых. Так, Одерико и Ваксель указывали на 1380 или 1382 г., Юргевич - на 1385 г., Скржинская полагает, что Одерико и Ваксель, вероятно, приняли V за II (в надписи цифры римские).
Периметр башни по внутреннему обмеру стен: с северной стороны - 5 м, с западной-10,6 м, с восточной - 4,8 м. Низ башни укреплен пологим откосом - контрфорсом, который выполнял роль не только чисто инженерную, но и боевую. Боевое значение контрфорса состояло в том, что от него отскакивали камни, сброшенные вниз защитниками крепости, а это, естественно, увеличивало площадь и возможности поражения противника. Контрфорс не только укреплял башню, но и повышал ее военно-оборонительный потенциал.
В нижнем боевом ярусе башни прорезаны узкие щели - бойницы, выше них, в следующем ярусе, устроены прямоугольные амбразуры, причем расширяющиеся не наружу, а внутрь башни нишами, где, по всей вероятности, устанавливались бомбарды-баллисты.
С юго-западной стороны к башне примыкают фундаменты стены, ограждавшей большую постройку (площадью до 250 кв. м) с остатками камина. В одном из ее помещений найден арсенал - каменные ядра для баллист. Возможно, это сооружение служило караульным помещением для дежурной стражи. Не исключено также, что там была казарма, где солдаты жили постоянно, так как рядом с жилыми находились и хозяйственные построения и, судя по остаткам фресок на камнях, гарнизонная капелла. По мнению И. А. Баранова, в поздний период существования города и крепости здесь находилась таможня.
Во время раскопок внутри башни Торселло в 1972 г. на глубине 5 м М. А. Фронджуло обнаружил стены высотой 2,2 и шириной 1,65 м и фундамент византийской башни XI в.
Восточная привратная башня, называемая башней Бернабо ди Франки ди Пагано, была построена намного позже, чем западная. Считают, что именно от этой башни хранится плита в Одесском историков археологическом музее. Чтение надписи на плите вызвало среди исследователей разногласия. В. Н. Юргевич читал ее следующим образом:
"1414 года, в четвертый день июня, постройка настоящей крепости вся окончена во время управления именитого и могущественного мужа, господина Бернабо ди Франки ди Пагано, достопочтенного консула, главного казначея, коменданта и военачальника Солдайи".
Надпись истолкована В. Н. Юргевичем как свидетельство окончания постройки в 1414 г. всей крепости. Е. Ч. Скржинская расшифровывает надпись иначе:
"В 1414 году, в четвертый день июня, во время правления именитого и могущественного мужа господина Бернабо ди Франки ди Пагано, достопочтенного консула, главного казначея и военачальника Солдайи, было полностью закончено сооружение моста крепости Святого Креста". По мнению Е, Ч. Скржинской, крепость Святого Креста и крепость Солдайя - понятия идентичные.
Интересно отметить, что при обоих вариантах переводов надписи мы не видим в ней одной детали - речи о постройке той самой башни, которая названа именем достославного консула. Видимо, целесообразно говорить поэтому "так называемая башня Бернабо ди Франки ди Пагано".
Длина стен этой башни по внутреннему обмеру с северной стороны равна 4,2 м, с восточной 5 м, а с западной 7,3 м. Внизу башни находятся бойницы, вверху - четыре окна-амбразуры, подобные тем, что в башне Якобо Торселло. Внутри башни на стенах видны консоли, по которым опускались деревянные перекрытия ярусных настилов. На стене, обращенной к воротам, имеется несколько расположенных без всякой системы камней с высеченными на них крестами. У южного основания башни найдены ступени лестницы, по которой воины поднимались на башню и стены. Над воротами обе башни соединяются каменным переходом с окном-бойницей посередине. Это окно освещало помещение для стражей, поднимавших и опускавших крепостные ворота и мост.
Против крепостных ворот, на небольшом расстоянии (примерно в 100 м) от барбакана, там, где теперь проходит дорога, находится фонтан. Он снабжался водой из водостоков, сохранившихся от генуэзских, а возможно, и более ранних времен. Во время археологических раскопок обнаружены трубы водопровода, который, по-видимому, шел от верхней части Крепостной горы вниз, к воротам. Как считают А. И. и Ю. А. Полкановы, в системе водоснабжения крепости был использован закон сообщающихся сосудов: возможно, вода в город подавалась по трубам самотеком от источника на горе Перчем (она выше Крепостной горы), а затем распределялась по городу. При прокладке траншеи для канализации на Приморской улице (южнее фонтана) выявлены четыре нитки гончарных труб, которые шли по направлению к главным воротам города-крепости. Можно предположить, что сохранившийся фонтан как архитектурное сооружение сравнительно позднего происхождения (XVIII-XIX вв.).
Судя по надписям на каменных плитах, вставленных в стены при окончании строительства, первое крепостное сооружение было возведено генуэзцами в 1371-м, а последнее - в 1469 г. Ряд плит обнаружен в разных местах не только самой крепости, но и близлежащей округи, некоторые из них трудно соотнести с какими-либо определенными объектами.
Такова и самая ранняя плита (1371 г.), ныне хранящаяся в Одесском археологическом музее. Надпись на ней свидетельствует о строительстве какой-то части крепости - стены или башни в правление консула Леонардо Тартаро.
Плита с надписью 1460 г. резко отлична от всех прежних своей геральдикой: вместо герба Генуи в центре помещено изображение богоматери. Это объясняется тем, что с 1464 по 1478 г. Генуя находилась в подчинении миланских герцогов Сфорца. В этих условиях солдайский консул не смог вставить в официальную надпись герб потерявшей самостоятельность Генуэзской республики.
В конце XVIII в. эта плита еще находилась в стене над воротами Судакской крепости. По мнению Е. Ч. Скржинской, которая перевела надпись на плите, текст ее следует понимать в том смысле, что консул Берпардо ди Амико подправил и усилил ворота в крепости, но отнюдь не воздвигал их.
Когда же были воздвигнуты городские ворота? Ответить на этот вопрос помогут, вероятно, археологические раскопки, которые в настоящее время проводятся в связи с реставрационными работами экспедицией Института археологии АН УССР. Археологи уже обнаружили перед проезжей частью главных городских ворот металлообрабатывающую мастерскую, погибшую в результате пожара в конце XIV в. и перекрытую в 1414 г. башней Бернабо ди Франки ди Пахано и крепостными воротами. Существование на этом месте мастерской, по мнению археологов, не исключает наличия здесь ворот в предшествующий, византийский период.
к началу страницы

Вдоль северо-западной стены
В разные стороны от городских ворот в направлении к морю тянутся стены внешнего пояса обороны: одна на юго-запад, другая па юго-восток.
Исключая привратную башню Якобо Торселло, идущая от нее на юго-запад защитная линия имеет пять башен. Ближе всего к воротам на расстоянии 54 м от западной привратной башни расположена разрушенная башня, от которой осталась только одна северная стена. По ней можно судить, что башня была трехэтажной, открытого типа. Дата ее сооружения неизвестна. Длина сохранившейся стены равна 2,4 м; по остаткам башни ученые предполагают, что она достигала в высоту 6,5 м. В настоящее-время эта башня реставрирована и законсервирована.
Далее в том же направлении высится башня Джиованни Марионе. Около 63 м отделяют ее от разрушенной башни. Надпись на плите, вделанной в северную стену башни, указывает время ее постройки и имя консула: 1388 год, Джиованни Марионе. На этой плите под надписью заметны три герба с изображениями орла и креста. Обычно на таких, вделанных в крепостные строения плитах высекались гербы Генуи и родовой герб консула Солдайи, правившего во время сооружения постройки.
Башня Джиованни Марионе - трехэтажная, открытая. Длина ее стен (изнутри) равна: северной - 5,4 м, западной - 3,5 м, южной - 4,5 м. В первом и втором этажах имеются бойницы, в третьем - амбразуры.
В четырех метрах к юго-западу от башни Джиованни Марионе крепостная стена резко, под углом почти 80°, покачивает на запад, а затем через 15,5 м под тем же примерно углом - на юг и через 57 м достигает еще одно башни.
В современной литературе встречаются два названия этой башни: Румбальдо и Бальдо - в зависимости от того, чьим переводом надписи на плите, вставленной в башню, руководствоваться. В. Н. Юргевич прочел текст следующим образом:
"Настоящая высокая башня основана и украшена консулом Гварко Румбальдо, из рода мужей, и единственная из башен во всем городе построена удивительной громадности с великими трудами. 1394 года, первого дня июля".По-иному перевела эту надпись Е. Ч. Скржинская:
"Настоящая высокая башня была основана и украшен консулом Бальдо из мужественного рода Гварко, и по сооружении этой единственной (башни) прекращается всякая работа по возведению башен во всем городе. 1394 год, первый день июля".
Если исходить из толкования надписи Е. Ч. Скржинской, возведением башии Гварко Румбальдо завершился какой-то существенный этап в строительстве Солдайской крепости. Из надписи в переводе В. Н. Юргевича подобного вывода не следует. Столь разнящиеся переводы одной и той же надписи (и на башне ди Франки ди Пагано, и на башне Румбальдо-Бальдо) объясняются как трудностями прочтения полустертых надписей, находящихся на значительной высоте, так и сложностью их эпиграфического исследования. В то же время следует иметь в виду, что некоторая категоричность в заявлениях солдайских консулов и хвалебные эпитеты в собственный адрес - один из приемов возвеличивания своей персоны.
Башня Румбальдо-Бальдо, как и большинство других, трехэтажная. Сохранились только две стены ее - западная, длиной 5, и северная, длиной 3,5 м. Башня имеет бойницы и окна-амбразуры. На плите с надписью при внимательном рассмотрении можно увидеть изображения трех щитов с гербами, крест посередине, по краям геральдические львы и фигуры двух женщин в итальянской средневековой одежде.
Следующие две башни северо-западного участка обороны не датируются. Одна из них, четвертая в примененной системе отсчета, сохранила лишь северную сторону. От башни Бальдо она отстоит на 65 м. В путеводителях эта башня называется Безымянной. Последняя, пятая башня северо-западного направления имела важное значение, так как располагалась на стыке трех крепостных стен: северо-западной нижнего яруса обороны, стены, связывающей нижний и верхний ярусы обороны, и стены, идущей на запад, к Портовой башне. Эту башню называют Угловой. Северная стена Угловой башни достигает 4,2 м в длину, западная - 6,2 м. Башня была открытого типа и именно такой реставрирована.
Перед реставрацией Угловой башни проводились раскопки у основания ее наружных стен. У северо-западного угла башни был обнаружен фундамент оборонительной стены догенуэзекого времени, перекрытый углом генуэзской башни. Угловая башня была сильно разрушена. Реставраторы разобрали сохранившиеся стены, так как наружный их панцирь был в плохом состоянии, и затем снова выложили стены до уровня верхних плит бойниц, т. е. примерно до 4 м высоты. В южной стене башни восстановлена калитка, через которую можно пройти из верхнего города и спуститься по реставрированной лестнице в район средневекового порта.
к началу страницы

На восток от башни ди Пагано
Длина северо-восточной части внешнего оборонительного пояса превышает длину северозападной его части на сто метров. Исключая привратную башню Бернабо ди Франки ди Пагано, северо-восточная защитная линия насчитывает семь башен: пять более или менее сохранившихся и две, от которых остались лишь фундаменты.
Первой от так называемой башни ди Пагано к востоку на расстоянии примерно ста метров высится трехэтажная башня Пасквале Джудиче. Крепостная стена соединяющая обе эти башни, сохранилась лучше, чем на других участках. Поэтому вызывает некоторое удивление то, что примерно посередине этой стены были обнаружены остатки фундамента еще одной, пока безымянной разрушенной башни, которая по своим размерам была приблизительно такой, как и башня Джудиче.
На расстоянии 11,5 м и 6,5 м от разрушенной башни в сторону главных ворот, а также между этой и следующей за нею башней Пасквале Джудиче, в крепостной стене видны семь узких прорезей бойниц, расширяющихся с внутренней стороны в ниши для стрелков из лука и арбалетов. Подобные бойницы имеются и в самой башне Джудиче. Прорези бойниц в башне и стене не превышают в ширину 15 см. Ширина ниш - от одного до двух и более метров, высота их от 1,3 до 2,1 м. Такие размеры ниш позволяли защитникам крепости при стрельбе, - как правило, производившейся с колена, не чувствовать себя скованными в движениях.
Длина северной стены башни Джудиче по внутреннему обмеру равна 4,6 м, восточной и западной - по 4,5 м. На верхнем, третьем этаже башни имеются три амбразуры, по одной с каждой стороны, причем все они расположены по вертикальной оси с находящимися на втором этаже бойницами. В стену башня вставлена плита с указанием времени постройки - "1392 года, в первый день августа" и именем "достопочтенного консула Солдайи" - Пасквале Джудиче. Под надписью на плите размещены в ряд три герба: посередине - Генуи (щит с крестом), справа от него - герб дожа Генуи, который в то время управлял республикой, слева - герб консула Солдайи.
Крепостная стена, продолжающаяся далее к юго-востоку несколько реставрирована (так что ее высота доходит до 2 м) и законсервирована. В ней устроены три бойницы почти квадратной формы, а на расстоянии 47 м от башни Джудиче высится единственная в крепости башня полукруглой, точнее, неправильной овальной формы, которая называется Круглой. Размеры ее (по центру) - 5,6x7,3 м. Эта башня была двухэтажной, однако верхний этаж не сохранился. Под ее основанием в 1929 г. вскрыта более древняя стена, идущая в ином направлении, чем стены генуэзской крепости. Некоторые исследователи считают, что основание Круглой башни относится к догенуэзскому периоду.
Круглую башню соединяет со следующей сохранившейся башней - Лукини де Флиско Лавани - стена, также частично реставрированная, длиной 123 м, образующая в одном месте значительный изгиб. Между башнями устроены четыре бойницы с нишами.
Башня де Флиско Лаван и была трехэтажной открытого типа. Это единственная трехстенная башня с остатками свода. От нее сохранились только северная стена и половина западной. Длина первой (изнутри) - 6,1 м, второй - 5,2 м. Нижний этаж башни глухой, высота его 1,6 м, во втором, высотой 3,7 м, имеется по бойнице в каждой стене, северная стена на третьем этаже имеет прямоугольное окно-амбразуру размерами 0,8x0,7 м. В западную стену башни вставлена плита с надписью: "1409 года, в первый день августа; эта постройка сделана во время управления благородного и могущественного мужа господина Лукини де Флиско Лакаии, графа и достопочтенного консула и коменданта Солдайи, и Бартоломео де Иллиони (....) и капитана".
Между башнями де Флиско Лавани и Круглой, неподалеку от изгиба стены, когда-то располагалась еще одна башня. В настоящее время от этой прямоугольной башни сохранились только остатки фундамента, которые были обнаружены археологами (экспедиции академика Ю. В. Готье, 11926-1927 гг.).
Предпоследней на северо-восточном участке крепостной стены является башня Коррадо Чикало, находящаяся на расстоянии 50 м от башни де Флиско Лавани.
Из сохранившихся башен внешнего пояса обороны это единственная четырехстенная. В плане она представляет собой квадрат, длина стороны которого 5,8 м. По всей видимости в первом этаже башни размещался склад оружия и боеприпасов. Пожалуй, только этим можно объяснить отсутствие входа и даже каких-либо отверстий в стенах. В башню можно было попасть лишь с крепостной стены по съемным деревянным мостикам или снизу по убирающейся лестнице прямо на второй этаж, а отсюда, уже по внутренней лестнице,- на первый.
В верхних этажах башни устроены бойницы, которые позволяли вести обстрел во все четыре стороны. В западной стене видно углубление, оставшееся от выпавшей плиты. Размерам углубления точно соответствует плита, которая в прошлом столетии использовалась одним из местных жителей в качестве виноградного пресса. Плита сообщает имя консула и коменданта Солдайи Коррадо Чикало и дату - 1404 год, десятый день мая.
Северо-восточную линию наружного пояса обороны завершает угловая двухэтажная башня, носящая имя Безымянной. Башня эта открытого типа, ориентирована на север. От нее сохранились две стены. Длина северной - 7,2 м, восточной - 2,5 м. На вершине башни - пять зубцов-мерлонов.
Обращает на себя внимание попытка особо укрепить восточный угол крепости, который был превращен в самостоятельный узел обороны. На протяжении менее 30 м от башни Чикало до угловой Безымянной в крепостной стене расположены четыре бойницы. Ряд бойниц устроен в стене, которая продолжается за угловой башней и, делая крутой изгиб, разворачивается по краю неприступного склона Крепостной горы по направлению к Консульскому замку. В случае прорыва внешнего оборонительного пояса и проникновения противника внутрь крепости восточный угол оказывался в наименее опасном положении, так как перекрестный обстрел из Консульского замка и находящейся на расстоянии всего в 110 м от него башни Чикало отрезал этот угол от остальной территории. Запасы продовольствия и боеприпасов в башне Коррадо Чикало позволили бы ее гарнизону длительное время удерживать оборону. Не случайно поэтому башня была закрытой, автономного типа. Еще раскопками 1971 г. была выявлена стена, идущая от восточной стены башни Чикало по направлению к цитадели. При раскопках 1977 г. обнаружен фундамент и кладка из пиленого камня IX-X вв. с западной стороны башни и фундамент стены XIV-XV вв. у ее восточной стороны. Таким образом, до генуэзцев на участке к востоку от башни Коррадо Чикало, видимо, не было оборонительных сооружений, а эта башня являлась угловой в восточной части системы обороны. Там, где сейчас к югу от башни Чикало продолжается оборонительная стена, над обрывом раскопаны фундамент и следы стен христианского храма, разрушенного татаро-монголами. При генуэзцах остатки храма были перекрыты оборонительной стеной и около них был построен дом. Ныне этот раскоп находится под навесом. Участки крепостной стены от башни Коррадо Чикало как в направлении к башне Лукини де Флиско Лавани, так и в обратном - к Безымянной башне восточного угла - полностью реставрированы. Видно, что оборонительная стена состояла из двух ярусов. По всей длине ее на высоте верха первого яруса проходила
узкая боевая площадка для передвижения защитников крепости и дозорных вдоль стены. Второй ярус венчают оборонительные четырехугольные зубцы-мерлоны. За Безымянной башней стена также в основном реставрирована. Перед человеком, поднимающимся к крепости по дороге от причала или подъезжающим к ней из Судака, она предстает во всей своей суровой и величавой красе, молчаливо напоминая о тех временах, когда только за мощными стенами можно было чувствовать себя в относительной безопасности.
Хорошо реставрированный участок стены возле мечети, смотровая площадка для экскурсантов, с которой открывается великолепный вид на луку судакского пляжа, новостройки города и убегающие вдаль цепи гор, позволяют ясно увидеть какими были боевые площадки для воинов на крепостных стенах.
В целом внешний, или нижний, ярус крепости в плане представляет собой как бы две стороны почти равнобедренного треугольника, у вершины которого находится вход в укрепление, а основанием является отвесный, обращенный к морю склон Крепостной горы. Башни северо-западной стороны этого треугольника построены в конце XIV в., несколько ранее, чем башни северо-восточной стороны (возведенные главным образом в начале XV в.). По всей вероятности, это объясняется более длительной возможностью использования догенуэзских укреплений северо-восточного участка.
к началу страницы

Внутри и вокруг крепостных стен
Как и во всех средневековых городах, в Сугдее-Солдайе густо застроенные жилые кварталы с площадями, общественными и культовыми сооружениями размещались на пространстве, заключенном между крепостной стеной и цитаделью. С внешней стороны нижней оборонительной стены вырастали предместья.
При воссоздании облика средневекового города следует учитывать и изменение его границ. Войны и другие обстоятельства "раздвигали" или "сужали" город, соответственно и крепостные стены находились в "движении", меняли свою конфигурацию. Исчезали одни и появлялись другие посады. Особенно это характерно для городов с многовековой и сложной историей, каким была Сугдея-Солдайя.
Показательны в этом отношении археологические раскопки на участке главных ворот крепости. Раскопки велись на территории барбакана. Со стороны башни Бернабо ди Франко ди Пагано обнаружена небольшая базилика, построенная около X в. и просуществовавшая, по всей видимости, до 1380 г. Ко времени существования храма относятся четыре плитовые могилы и византийский каменный склеп. Вокруг храма в X-XIII вв. находились жилые и хозяйственные постройки. После разрушительных набегов татар на Судак в XIII в. этот участок города был перепланирован. С восточной стороны к храму была пристроена оборонительная стена, которая перекрыла плитовые могилы и склеп. К этой стене в свою очередь примыкало большое общественное здание, состоящее из трех помещений. Здание, вероятно, разрушено в конце XIV в., и его крайнее помещение оказалось перекрытым генуэзской оборонительной стеной.
В 60-х гг. на месте солдайских посадов проводились археологические раскопки экспедицией под руководством М. А. Фронджуло. Они велись к западу от крепостных стен на территории пансионата "Львовский железнодорожник" и дома отдыха "Сокол". На территории "Львовского железнодорожника" открыто и частично исследовано поселение VIII-IX вв. Найдены остатки стен с кладкой "в елку" и хозяйственных ям с обломками амфор, красноглиняной столовой посуды и сероглиняных салтовских горшков. Судя по керамике, жизнь на поселении прекратилась на рубеже IX-X вв.
Другое поселение - XIII-XIV вв.- располагалось на небольшой возвышенности к северо-западу от дороги Судак - Новый Свет.
На территории дома отдыха "Сокол" исследована усадьба XIV-XV вв.: жилой дом, хозяйственные постройки и 14 хозяйственных ям, обмазанных известковым раствором.
Следует отметить, что в Судаке и его окрестностях найдено большое количество керамического материала. Это связано не только с неизбежными городскими отбросами, но и с тем, что Сугдея была крупным центром гончарного ремесла. К западу от Судака с 1926 г. до середины 60-х гг. были обнаружены комплексы гончарных печей (район села Морского). По мнению М. А. Фронджуло, эти комплексы гончарных печей VIII-IX вв. принадлежали ремесленникам Сугдеи. В 1967 г. в горах у Судака (у села Лесного) выявлен новый гончарный комплекс того же времени. Здесь в трех больших гончарных печах обжигали амфоры и черепицу. Еще один комплекс гончарных печей был открыт в селе Новый Свет, которое расположено в 7 км к западу от крепости. И, наконец, на окраине поселения-посада XIII-XIV вв. раскопана гончарная печь, существовавшая одновременно с посадом Сугдеи. В печи производился обжиг поливной керамики, в том числе и со штампованным орнаментом.
В различных местах раскопок находили пифосы, амфоры, высокогорлые кувшины с плоской ручкой, сероглиняные рифленые горшки салтовской культуры и другую керамику.
Раскопки подтвердили свидетельство письменных источников о разорении Судака татарами в 20-х гг. XIV в. В это время жизнь на его посадах почти замерла. Южную их часть занял большой плитовый могильник. Другой, еще более обширный могильник (исследовано 268 могил), расположенный на возвышенности к западу от городского предместья, существовал с XI-XII по XVII-XVIII вв. Наряду с плитовыми могилами, характерными для раннесредневекового Крыма, там были открыты и более поздние грунтовые могилы, а также церковь со склепом.
Около дороги Судак - Новый Свет, к северо-западу от Портовой башни на глубине полутора метров, открыта средневековая водосборная галерея (водопровод). Стены галереи (внутренние размеры 0,45x0,75 м) и покрывающие плиты выложены песчаником. По этой галерее вода шла к фонтану, который обнаружен в подвале современной постройки на территории дома отдыха "Сокол", у подножия башни Астагвера (Портовой).
Одним из храмов, который посещали жители предместий, была армянская церковь, находящаяся на окраине современного поселка. Несмотря на несколько перестроек, церковь неплохо сохранилась. Вообще же, в самом Судаке и его предместьях имелось не менее восьми крупных православных церквей, главная из которых носила имя св. Софии. Кроме того, в XV в. в Солдайе насчитывалось немало католических храмов.
В настоящее время на внутренней территории крепости видимых остатков жилых домов не сохранилось. Как уже говорилось, они были использованы при постройке своих усадеб немцами-колонистами в начале XIX в.
Между крепостными воротами и восточной группой казарм видны два характерных полуподвальных помещения. Стены их сложены, как и все сооружения в крепости, из серого камня на известковом растворе. Ближайший к воротам полуподвал длиной 13,1 м и шириной 6,9 м перекрывал некогда коробовый свод. Это была цистерна для хранения воды. В стены ее вмурована керамическая труба. Пол и стены постройки, как показали археологические исследования, были покрыты водоупорной штукатуркой. В цистерне можно было хранить 185 куб. м воды.
Второй полуподвал - тоже прямоугольной формы, площадью 12,4x10,1 м. Двойное цилиндрическое перекрытие опирается на простенок с двумя высокими килевидными арками и выступает над поверхностью земли на 2,3 м. Судя по отверстиям для балок полуподвал был трехэтажным. Глубина его подземной части - 5,4 м. Таким образом, общая высота 7,7 м. Возможно, это сооружение использовалось во времена генуэзцев как оружейный и продовольственный склад. Деревянные консоли, находящиеся в нижнем этаже, могли служить для подвески различных предметов. В плаче крепости 1775 г. этот полуподвал обозначен как пороховой погреб. В торцовых стенах помещения с одной стороны бойницы, а с другой - выход. Оба сооружения подверглись реставрации.
В свое время разведочные раскопки этого храма производил академик Ю. В. Готье. Экспедицией И. А. Баранова обнаружена в храме итальянская надгробная плита с гербом, датируемая 1384 г.
к началу страницы

Мечеть
Единственным хорошо сохранившимся архитектурным сооружением на территории крепости является купольное здание, называемое в официальных документах "Храмом с аркадой". В архитектурных особенностях здания есть много неясного, что вызывало споры не только о его назначении в разные периоды времени, но даже о первоначальном виде некоторых его деталей.
Как отмечал еще в 1926 г. известный крымский краевед А. И. Полканов в путеводителе "Судак", по мнению одних ученых - первоначально это был христианский храм, переделанный татарами после их захвата Судака в мечеть. По мнению других исследователей, постройка этого здания была произведена генуэзцами после 1365 г. и впоследствии переделана под мечеть. Наконец, по третьему мнению (Дюбуа де Монпере, затем Бертье-Делагарда и др.) - это купольное здание было изначально построено турками-сельджуками или татарами именно как мечеть, а уже позднее генуэзцами переделано в католический храм. При составлении в 1959 г. проекта консервации мечети за основу была принята первая точка зрения.
Однако раскопки, проведенные в 1969-1972 гг. под руководством М. А. Фронджуло внутри и снаружи (у южной стены) купольного здания показали, что оно с самого начала было построено как мечеть. С одной стороны, не было найдено никаких следов предшествующего христианского храма, ему сопутствующих, как правило, погребений. С другой стороны, это подтверждается тем, что основания минарета и галерей сложены были в перевязь с фундаментом основного здания. А с северной его части проходили деревянные связи (дубовые брусья толщиной 15 см) по наружному и внутреннему краю фундамента. На основании результатов раскопок Госстрой УССР утвердил проект консервации купольного здания как мечети.
Ни конструктивно, ни архитектурно здание мечети не является чем-то из ряда вон выходящим. Ее стены при помощи гофрированных "парусов" переходят в сферический купол без барабана. Такие сферические купола с "парусами" типичны для зодчества османской Турции, испытавшего сильное влияние византийской архитектуры.
Сложенная из серого известняка и песчаника, мечеть в плане имеет форму прямоугольника со сторонами 14.3 и 13,9 м. К подкупольному пространству здания примыкает удлиняющий две его стороны внутренний притвор. От квадратного в плане помещения притвор отделен тремя стрельчатыми арками. Арки опираются на столбы с капителями, украшенными сталактитовым резным орнаментом. У северо-восточного угла притвора располагался вход в когда-то бывший здесь минарет. Такие встроенные в угол внутренние минареты не характерны для турецкой архитектуры.
С восточной стороны здания располагалась открытая галерея - портик. Впоследствии часть этой галереи была превращена в закрытое помещение. Арочным оформлением мечети объясняется одно из ее названий - "Храм с аркадой". Аркада, как полагает архитектор С. Хмельницкий, не была равночленной. За левым столбом входа виден другой, пониже. Над ним просматривается основание арки. Таким образом, можно предположить, что арка входных сеней опиралась па более высокие столбы и, следовательно, аркада была неравновысокой.
В южной стене мечети находится мусульманская культовая ниша - михраб. В михрабе и в расположении входа в мечеть выявляется ряд архитектурных несоответствий, на что указывают и О. Домбровский и С. Хмельницкий. Неясно, например, почему высота михраба снаружи намного превышает его внутреннюю высоту, почему без видимой конструктивной необходимости он выдвинут вперед, чем вызваны противоречия в его архитектурном оформлении и т. д.
Над михрабом на каменной плите высечена генуэзская надпись. В свое время исследователь В. Н. Юргевич перевел ее так: "Во имя Христа, аминь. 1423 года, в четвертый день января эту постройку велел сделать... консул Талано Кристиано Мондиано". Позже, в другой статье, В.Юргевич предпринял попытку пересмотреть это прочтение надписи: "...пользуясь ныне лучшим освещением, я нашел, что в первом чтении было неверно ... Надпись переводится: "Во имя Христа, аминь... года в день 4 января эту постройку соорудил господин Р. Каталано, да хранит его Христос". Полустертая дата надписи определялась исследователями также по-разному: и 1373, и 1423, и 1473 г. При столь значительных разночтениях надпись нуждается в дальнейшем изучении.
Вызывает споры и фрагмент фрески, сохранившийся на западной пилястре (выступ в стене в виде части колонны) внутренней аркады здания. Этот фрагмент росписи обнажился в результате отслаивания штукатурки в 1958 г. На светло-сером фоне вырисовывается фигура в красноватом облачении с покрытой головой. По мнению О. Домбровского, это мужская фигура, изображающая святого с нимбом над головой. Однако не все специалисты согласны с этим: мнением. Другие исследователи мечети полагают, что на фреске изображена женщина. В частности, искусствовед И.Ф.Тоцкая считает, что это женский образ. Доказательством тому является, по ее мнению, своеобразный капюшон или же платок на голове изображенного, который характерен только для женского образа. А старший научный сотрудник Института археологии АН СССР Т. В. Николаева прямо утверждает, что в данном случае "изображена женская фигура в мафории (широком платке, покрывающем голову и плечи ) и тунике.
Наиболее важные архитектурные узлы здания - своды, колонны, углы и наличники окон - выполнены из цельных тщательно обработанных блоков. Капители колонн, наличники дверей и окон, сталактитовое навершие михраба украшены резным орнаментом. Орнамент интерьера чаще всего в литературе определяется как сельджукский, однако есть мнение, что его не следует обязательно связывать с пребыванием в Суроже турок - сельджуков в 20-е гг. XIII в. Этот стиль вообще характерен для архитектуры и орнаментики; ряда средневековых памятников Крыма, которые по своему местоположению исключают присутствие там сельджуков. С. Хмельницкий полагает, что орнаментика мечети выдержана частично в стиле турецкой архитектуры XV-XVI вв., а частично - армянской, с неясной датировкой. Как бы то ни было, в орнаментах чувствуется местная традиция резьбы по камню.
Здание неоднократно перестраивалось в течение своего длительного существования. Характер кладки, ровная отеска, разные растворы указывают по крайней мере на четыре строительных периода в истории мечети. Перестройки были связаны с изменениями функционального назначения здания в разные периоды истории крепости. Построенное как мечеть, оно затем было переделано под христианский храм.
При исследовании М. А. Фронджуло оборонительной стены у юго-восточного угла мечети обнаружена площадка, которая была сооружена единовременно с мечетью. В кладке окаймляющих площадку стен найдены камни со следами фресок, аналогичные камням, имевшимся и в стенах мечети. Археологом было установлено, что оборонительная стена перекрыла эту площадку у юго-восточного угла мечети значительно позже времени сооружения мечети. Таким образом, оказалось, что первоначально мечеть стояла вообще за пределами городских стен, так как оборонительная стена крепости в это время шла от башни Коррадо Чикало к Консульской башне. Данный факт служит убедительным доказательством ошибочности предположения, что "здание построено генуэзцами".
Довольно подробный и, возможно, утомительный для некоторых читателей рассказ о мечети, ее исследовании показывает, сколь многотруден и тернист путь археолога и историка. Как много усилий приходится прилагать ученым, чтобы объективно восстановить подлинную картину прошлого, избежать ошибок и, главное, не упорствовать в них, коль скоро прежние утверждения оказались заблуждением.
Вблизи мечети находится круглое в плане полуподвальное помещение. Яма, выложенная плитами, имела купольное перекрытие. По всей видимости, это был бассейн для хранения воды.
к началу страницы

Цитадель
Над всей территорией внутреннего города господствовали обращенные в его сторону башни верхнего яруса обороны. Это была цитадель. В ней могли укрыться генуэзцы в случае прорыва вражескими силами наружного пояса обороны или восстания недовольных горожан.
Цитадель находилась не в центре города, а на границе оборонительных стен. Такое ее расположение позволяло максимально использовать особенности рельефа и было очень удобно, поскольку крепость могла получить военную помощь извне. Думается, что эти соображения, которыми часто руководствовались средневековые военные архитекторы, в определенной степени применимы и к судакской цитадели. Отвесный обрыв не был непреодолимым препятствием для поддержки гарнизона с моря, скажем, продовольствием, которое можно было доставлять наверх с помощью веревок. Не так уж и фантастично предание о том, что последним защитникам цитадели в 1475 г. удалось спастись, уйдя тайным ходом к морю.
Цитадель была укреплена особенно хорошо. Ее стены и башни располагались на высокой скалистой части Крепостной горы. Основным узлом верхнего пояса обороны являлся Консульский замок, он как бы завершал цитадель с востока. Военно-архитектурный центр замка представляет собой главная башня, или донжон. Она использовалась и для обороны, и как жилище. Кроме донжона, Консульский замок состоит из внутреннего двора, к прямоугольной площадке которого с северо-запада примыкает пристроенный позже портик, и Угловой башни. Внутренний двор обнесен толстыми стенами, в которых прорезаны бойницы. Длина двора 15,5 м, ширина 8,8 м. На восточной стене двора заметны остатки лестницы. По ней можно было подняться на боевую площадку. В той же части двора находится выступ с ныне замурованными потайными дверями. От них чуть заметная узкая тропинка сбегает по откосу скалы вниз. Этот выход использовался в случае осады крепости для связи с внешним миром или бегства.
Донжон, известный под названием Консульской башни, находится в юго-западной части замка. Там в военное время жил консул. Башня выходит на обрыв и с севера и запада укреплена каменными контрфорсами. В плане она четырехугольная, двухэтажная. Вход в нее с юга возможен был только через перекидной мостик, который вел прямо на второй этаж. Другой перекидной мостик выходил к противоположной стене башни. Там видна заложенная ныне дверь. Сохранилось отверстие для подъема мостика. Таким образом, Консульская башня могла быть полностью изолирована от остальных частей цитадели.
Естественно, что эта башня служила не только своего рода штабом, но и арсеналом. Под первым ее этажом размещены два подвальных помещения. Одно из них служило цистерной для воды. На это указывают две керамические трубы и следы водоупорной штукатурки. В цистерне можно было хранить 40 куб. м. воды. Второе подвальное помещение - с бойницей использовалось, вероятно, под склад.
В первом этаже Консульской башни сохранились камин и ниша со следами фресок. Слева от камина в стене прорезана амбразура. Зал второго этажа, если судить по остаткам пилястр, имел сводчатое перекрытие. Здесь также видны остатки камина, находившегося в северной стене. Со всех остальных сторон помещение освещалось через широкие окна прямоугольной формы с закругленным верхом.
Угловая башня замка представляет собой прямоугольное помещение полуоткрытого типа. Длина западной стены (изнутри) - 2,9 м, северо-восточной - 3,7 м, юго-западной - 4,2 м, южной - 4,2 м.
Стена, идущая от Консульского замка в юго-западном направлении, соединяет его с Георгиевской башней. Перед самой башней в стене устроены ворота; через них из города в цитадель проходила дорога, следы которой видны до сих пор.
С одной стороны - западной - ворота цитадели защищались Георгиевской башней. К ней было пристроено предвратное укрепление цитадели, представляющее собой в плане прямоугольник площадью 6,6x3,7 м. Его стены по высоте равнялись стенам верхнего яруса обороны.
Внутри предвратного укрепления на уровне трех с половиной метров от современной дневной поверхности видны углубления для балок перекрытия. Между этим укреплением и Георгиевской башней создавался узкий коридор, приблизительно полутораметровой ширины, загибавшийся таким образом, что ворота цитадели из города не просматривались и не могли быть подвергнуты обстрелу.
В первом и втором этажах Георгиевской башни - семь бойниц: одна в углу прямоугольного уступа на втором этаже, остальные - по две в каждой из трех стен на обоих этажах. В нижнем этаже башни находилась капелла с нишей в восточной стене. В нише сохранились остатки росписи, изображавшей парящую фигуру в длинном развевающемся одеянии. Над нишей вмурован камень со следами барельефа. Считают, что на барельефе изображен Георгий Победоносец. Отсюда башня и получила название Георгиевской.
В настоящее время Георгиевская башня, как и Консульский замок, реставрирована. Реставрации подверглись и стены цитадели.
На площадке между обрывом и стеной цитадели от замка до Георгиевской башни прослеживаются фундаменты зданий. Судя по ним, можно предположить, что этот участок был весьма густо застроен. По всей вероятности, именно здесь жили генуэзцы и наиболее близкие к ним богатые "граждане".
Между Георгиевской и Дозорной башнями до наших дней сохранились только в трех местах остатки крепостной стены и развалины еще двух башен. От одной из них, трехстенной открытого типа, остался лишь первый этаж. Длина северной стороны ее по внутреннему обмеру равна 2,9 м, западной - 3,1 м, восточной - 2,5 м. Реставраторам удалось полностью восстановить башни и стену с боевой площадкой и мерлонами, соединенными перемычкой. Стена упирается в скалу, на которой высится Дозорная башня, а последняя перед ней - узкая и стройная реставрированная башня, взметнувшая к небу свои зубцы - условно называется Верхней Безымянной, так как подлинного ее названия выяснить пока не удалось.
На самой вершине Крепостной горы стоит Дозорная башня. К ней ведет крутая тропа со следами выбитых в скале ступеней. С башни открывается обширнейшая панорама. В ясную погоду отсюда можно видеть даже силуэт Аю-Дага. Такое выгодное местоположение Дозорной башни позволяло использовать ее для наблюдения не только за ближними, но и за дальними подступами к Солдайе. Возможно, в ночное время башня использовалась и как маяк. Дозорное укрепление состоит из собственно башни, ведущего к ней с запада коридора и пристроенного к ним помещения. Башня представляет собой в плане неправильный четырехугольник; южная стена ее не сохранилась, длина северной - 5,9 м, западной - 6,3 м, восточной - 6,0 м. Перекрытый цилиндрическим сводом коридор протянулся почти на 5 м. Башня также имела сводчатое перекрытие. В ее западной стене расположены друг над другом две ниши, в противоположной стене - остатки камина с дымоходом.
Между южной стеной коридора и западной стеной башни находится замкнутое, без всяких следов входа и без отверстий для света небольшое помещение. В плане это усеченный треугольник с основанием 4,1 м, южной стороной 5,2 м, северной - 4,1 м и усеченной - 1,4 м. По всей видимости, в него можно было проникнуть лишь сверху. Когда-то помещение украшала фреска, изображавшая пронзенную семью мечами Мадонну. От фрески в настоящее время почти ничего не осталось.
Как считает М. А. Фронджуло, первоначально это помещение служило хранилищем воды. Основанием для такого предположения являются характерные плиты пола этого помещения, аналогичные плитам пола цистерны Консульской башни, где несомненно находилась вода. Однако впоследствии помещение это получило иное назначение, на что указывают остатки фрески, безусловно несовместимой с хранением воды и, наоборот, скорее всего указывающей на культовое назначение помещения, возможно, превращенного в домовую капеллу (католическую часовню).
Дозорная башня в путеводителях и рассказах экскурсоводов фигурирует обычно под названием Кыз-Куле, т. е. Девичьей башни.
С Кыз-Куле связаны легенды из прошлого Сугдеи. В одной из них повествуется о том, что царицу Сугдеи прекрасную Феодору полюбил ее полководец Гиркас. Но Феодора дала обет безбрачия и отвергла все домогательства Гиркаса. Тогда полководец пошел на сговор, с генуэзцами и помог им захватить город. Феодора, прокляв Гиркаса, бросилась с верхней башни вниз и разбилась о камни. В легенде нашел отражение факт завоевания Сугдеи генуэзцами и возможное предательство какого-либо военачальника.
В другой легенде рассказывается о девушке, попавшей в татарский полон во время набега кочевников на русские земли. Тоскуя по родине, девушка решила покончить с собой и прыгнула в пропасть с высокой башни. Предание перекликается со знаменитой "Думой про Марусю Богуславку", где воспет подвиг пламенной патриотки, ценой жизни вернувшей свободу соотечественникам - запорожским казакам.
Легенды, непременной героиней которых является мужественная девушка, по-своему объясняют название "Кыз-Куле" (девичья башня). Но не есть ли это своеобразная переделка другого тюркского слова - "Кез-Куле" (глаз - башня), т. е. дозорная?..
Несколько ниже Дозорной башни, к северу от нее, на довольно крутом склоне горы находится еще одна Безымянная башня, о которой уже упоминалось, а под нею - культовое сооружение с двумя полукруглыми выступами - двухапсидная базилика, так называемый "Храм на консолях". Это название дано было сооружению потому, что его восточный выступ - апсида покоится на трех каменных кронштейнах - консолях. Размеры "Храма на консолях": длина - 5,85 м, ширина - 3,4 м.
В 1930 г. раскопки храма проводил Н. Д. Протасов, который обнаружил здесь фрагменты поливной поздневизантийской посуды и стеклянные, изделия XIII-XIV вв. В 1973 г. в "Храме на консолях" М. А. Фронджуло раскопал три могилы, где никаких археологических находок не оказалось - могилы были когда-то ограблены. В северо-восточном углу здания исследовался дренаж, отводивший воду из купели наружу. Судя по керамике, найденной в засыпи, храм сооружен не ранее XII в.
"Храм на консолях" разрушен настолько, что невозможно восстановить его подлинные формы, поэтому он подвергся консервации и только частично реставрирован. В западной стене реставраторы восстановили дверные откосы, которые были зафиксированы фотографиями конца XIX в.
к началу страницы

Портовая слобода
Между Крепостной горой и находящейся к западу от нее горой Болван есть небольшая бухта. В средние века она составляла часть городской гавани. Как показали результаты раскопок и подводных исследований на стройплощадке "Дельфин" в 1975-1976 гг., в акваторию судакского порта входила и бухта Тихая, что находится между мысом Дмитрак и горой Болван. Конфигурация берега тогда была иной. Море поглотило берег на высоту до 3-4 м; вместительная древняя бухта исчезла, а руины оборонительных, жилых и хозяйственных построек местами ушли под воду и оказались под слоем гальки.

Судак. Средневиковый греческий храм св. Параскевы   Судак. Крепостная башня   Судак. Крепостная гора фото с моря

СУДАК. ХРАМ СВ. ПАРАСКЕВЫ

 

СУДАК. ПОРТОВАЯ БАШНЯ.

 

СУДАК. КРЕПОСТНАЯ ГОРА


Территория бывшего генуэзского (и догенуэзского) порта просматривается с площадки реставрированной Угловой башни северо-западной стены крепости. На миг представим себе жилые дома, мастерские ремесленников, лавки купцов, склады товаров, матросские таверны, которые тесно лепились друг к другу вдоль улиц и переулков-лестниц, карабкавшихся по склонам. Так выглядело, как показывают археологические раскопки, припортовое побережье. На исследованном участке обнаружены гончарная печь XIII- XIV вв., кухонные очаги, кладовые с поврежденными кувшинами различных типов.
Припортовый жилой и торговый район можно с достаточным для этого основанием назвать нижним городом. Важно и то, что здесь выявляется много следов догенуэзской Сугдеи: приморское укрепление VI в., возведенное, вероятно, византийцами; водосток X-XI вв.; дома VIII- XII вв. Широко представлена и керамика той поры.
Таким образом, в нижнем городе археологически прослеживаются различные периоды в истории средневековой Сугдеи-Солдайи. Именно здесь, на берегу бухты, надо думать, произошло рождение Сугдеи. Отсюда она начала свое "восхождение" на северный склон Крепостной горы.
В районе порта находился сохранившийся до наших дней так называемый храм Двенадцати апостолов. Внутри церкви различаются следы фресок, изображавших двенадцать апостолов. Храм Двенадцати апостолов - одно апсидная базилика с характерной для армянских церквей двускатной крышей. Первоначально на этом месте был византийский храм, позже на его фундаменте построили церковь меньшего размера, которую в свою очередь сменила армянская базилика. Ее пятигранная апсида сложена из тщательно отесанных каменных плит и венчается полукупольным сводом. Грани апсиды орнаментированы резными розетками.
Гавань и нижний город имели свою систему обороны. На скалистом холме, расположенном между горами Крепостной и Болван, высится боевая башня, известная под названием Портовой, или Астагвера. Надпись на ее восточной стороне гласит: "В 1386 году, в восемнадцатый день мая. Это строение воздвигнуто во время управления отличного мужа Фредерико Астагвера, достопочтенного консула и коменданта Солдайи".
Трехэтажная закрытая башня Астагвера - в плане почти совершенно правильный квадрат со сторонами около 7,4 м. Верх постройки увенчан зубцами; все стены, кроме северной, оштукатурены, в них вделано 27 плит с барельефами и врезанными крестами разной формы. Бойницы и амбразуры - они устроены со всех четырех сторон - позволяли вести круговой обстрел.
Башня охраняла дорогу из крепости в порт и к бассейнам с дождевой водой; они находились по обе стороны башни и представляли собой два разных по величине углубления в скале.
Вход в башню располагался на уровне второго этажа. Попасть в нее можно было только со стены, которая связывала башню Астагвера с нижним ярусом крепости. Предполагается, что между башнями Астагвера и Угловой имелись ворота, которые вели из нижнего города в верхний. Оборонительная стена, соединявшая башню Астагвера с Угловой, обозначена на карте 1771 г. В настоящее время видимых следов этой стены не сохранилось. Археологические исследования выявили фундаменты и более ранней оборонительной стены догенуэзского времени, относящейся к VII-IX вв. Стена спускалась с горы Болван, пересекала балку к северу от портовой башни и поднималась на Крепостную гору.
Остатки оборонительной башни обнаружены на горе Болван. Эта башня, очевидно, осуществляла и дозорные функции, увеличивая сектор наблюдения у западных подступов Солдайи. Таким образом, Угловая башня нижнего яруса обороны, башня Астагвера и башня на горе Болван вместе с прилегающими к ним стенами составляли дополнительный защитный пояс. Это был самый крайний замыкающий оборонительный объект в общей системе фортификационного комплекса города и порта.
Фортификационная продуманность каждого участка обороны крепости в Судаке, их глубокая взаимосвязь и превосходное использование особенностей рельефа местности делали эту крепость самым мощным опорным пунктом генуэзцев в Крыму после Кафы. По своим военно-инженерным характеристикам она находилась на уровне лучших образцов военной архитектуры того времени.
к началу страницы

Бесплатная регистрация на сайте Faberlic и получение подарков

Бесплатная регистрация на сайте Faberlic и получение подарков

Бесплатная регистрация на сайте Faberlic и получение подарков


Главная страница Карта сайта krim.biz.ua Каталог туристических сайтов Написать письмо реклама на сайте