ВСЕ О СИМФЕРОПОЛЕ

УЛИЦЫ СИМФЕРОПОЛЯ

Переулок Совнаркомовский - улица Ушинского

Улица Розы Люксембург (бывшая Александро-Невская)

Улица Карла Маркса

Улица Карла Либкнехта

Бульвар Ленина

Улица Горького

Улица Пушкина

Проспект Кирова

Улица Ленина

Улица Набережная

Улица Киевская

Проспект Вернадского

Улица Воровского

Петровская балка

Улица Курчатова

Улица Шмидта

Улица Вели Ибраимова

Улица Волошиновых

Улица Гавена

Улица Гагарина

Улица Генова

Улица Гоголя

Улица Дражинского

Улица Дыбенко

Улица Ефремова

Улица Желябова

Улица Софьи Перовской

Улица Жигалиной

Улица Шполянской

Улица Жуковского

Улица Мате Залки

Улица Козлова

Улица Соломона Крыма

Улица Крупской

Улица Маркевича

Улица Маяковского

Улица Менделеева

Улица Мокроусова

Улица Морозова

Улица Павленко

Улица Пирогова

Улица Самокиша

Улица Сергеева-Ценского

Улица Спера

Улица Толстого

Улица Тренева

Улица Трубаченко

Улица Федько

Улица Фрунзе

Улица Челебиджихана

КОНТАКТЫ

Турагентство Василевского Юрия Александровича занимается бронированием гостиниц и частного сектора в Крыму и рекламой в сети Internet. о ЧП

Телефоны для бронирования
отелей +7 978 860 41 73

E-mail: simeiz_07@mail.ru

ICQ: 575819584

Skype: yuriy_vasylevsky
Call me!

ФИО: 
Email:
Рейтинг@Mail.ru

ПРОГУЛКИ ПО УЛИЦАМ СИМФЕРОПОЛЯ

Переулок Совнаркомовский - улица Ушинского
Собственно от переулка Совнаркомовского, как и от противоположной улицы (Ушинского), осталось по два дома. Поэтому лучше осматривать их одновременно, тем более, что они самым тесным образом связаны с одной благородной стороной деятельности местного самоуправления - попечением о народном образовании.
К началу XIX века треугольник нынешнего сквера им. 200-летия Симферополя обрамляли только три здания: одноэтажный дом, построенный в 1785-1786 гг. для племянника правителя Таврической области В.В.Каховского, секунд-майора русской армий Д. Е. Лесли, занимавшего пост областного прокурора (ныне дом 3 - на его месте), двухэтажный дом известного русского поэта-сатирика и важного чиновника Дмитрия Горчакова, сменившего Лесли в должности, и дом Ершова, о котором известно немного, хотя первоначально нынешняя ул. Ушинского, где и стояли дома Горчакова и Ершова, в народе называлась Ершовским переулком, и площадь в начале ул.Пушкина тоже. За одного из Ершовых (видимо сына первого застройщика) вышла замуж дочь губернатора С.С. Жегулина - Авдотья Семеновна, в доме которой любил бывать композитор А.Н.Серов.
Д.Е.Лесли - уже подполковник - уезжая на родную Смоленщину, подарил свой дом Приказу общественного призрения. В этом доме 10 июля 1793 г. и было открыто первое в Таврической губернии среднее учебное заведение - народное училище. Его ученики изучали Закон Божий (главный предмет), русский, немецкий и французский языки, арифметику, историю, географию, рисование. До 1797 г. оно называлось "Главное народное училище", в котором срок обучения составлял 4 года. Затем, с ликвидацией области, его преобразовали в двухклассное и назвали "Малое народное училище". Предметы в нем преподавались те же, только в урезанном виде.
Если вначале училище подчинялось Приказу общественного призрения, то с 1806 г. перешло в ведение Училищного комитета Харьковского университета. 11 июня того же года Таврический губернатор Б. Д. Мертваго в отношении на имя попечителя Харьковского учебного округа С.О. Потоцкого подчеркивал особую ценность училища "для татарскаго населения к делу приобщения к интересам Российскаго государства", поскольку "даже мурзы не имеют никаких знаний и многия из богатейших, грамоте не умеющия и даже языка русского не понимающия, не могут спопешествовать установлению порядка..., необходимо учить их, особенно детей мурз, вместе с дворянскими детьми".
С.О. Потоцкий почти немедленно ходатайствовал о том же перед министром П.В. Завадовским, добавляя, что "область, населенная разными народами и составляющая важную часть империи по многим отношениям, совершенно лишена таковых заведений, только для неё необходимых и по отдаленности к столице и по невежеству жителей оной... Устройства их нетерпеливо ждут чиновники и другия россияне, находящиеся в Симферополе и окрестностях онаго; греки, в немалом числе здесь поселившиеся... Что же касается до татар, то хоть мало надежды, чтобы они охотно и особенно вначале отдавали своих детей, но тем не менее нужно и для них положить основание сим училищем... Желал бы немедленно приступить к устроению в Симферополе уездного училища и нижних классов гимназии".
Из столицы последовало "добро". Училищный комитет принял решение преобразовать Симферопольское малое народное училище в уездное, определил выделяемую на него ежегодную сумму в 1250 рублей, направил в него смотрителя и учителей, и 19 мая 1809 г. уездное училище было открыто.
В программе обучения произошли перемены: иностранные языки отменялись, зато добавлялись естественная история (естествознание), физика и технология. Все это отражало экономические требования жизни. Выросло и число учащихся. Если в 1808 г. их было 53 мальчика и 3 девочки, то уже в следующем году - 75 мальчиков и 20 девочек. Первые чиновные лица обращали внимание на становление образования в городе и губернии, присутствовали на выпускных экзаменах, например, в 1810 г. Новороссийский генерал-губернатор дюк Е.О. де Ришелье и таврический губернатор А.М.Бороздин.
В этом же доме 2 сентября 1812 г. была открыта первая в Крыму Таврическая (позже Симферопольская) губернская мужская казенная гимназия. Правда, на другой же день ее пришлось прикрыть (до 13 декабря) из-за разразившейся эпидемии чумы. Но суть дела не меняется: было положено начало гимназическому образованию в губернии. Сохранилось два уникальных документа - рисунки учителей училища и гимназии, выполненные с натуры. На них тщательно вычерчены все комнаты как основного здания, где находилось 10 комнат, так и его двух флигелей.
Штатная сумма на содержание гимназии за 1812 г. составила 5. 800 рублей, а благотворительная - 455 руб. Последняя была получена путем пожертвований: от губернатора А.М.Бороздина - 100 руб., от тайного советника, бывшего губернатора С.С.Жегулина и ряда других лиц - по 50 руб., столько же от представителей дворянства, в том числе от его предводителя А.С. Таранова-Белозерова. Приходилось выделять из Приказа общественного призрения сверхштатную сумму, доходившую в 1823 г. до 940 руб. Плата с гимназистов в 15 руб. в год была для гимназии слабым подспорьем.
При открытии гимназии в ней насчитывалось 145 книг и 46 других учебных пособий. Благодаря пожертвованиям уже в 1833 г. в ней имелось 793 книги. Особенно щедрым при дарении книг был доктор Ф. К. Мильгаузен. Он же подарил и ряд наглядных пособий, особенно гидрометеорологического значения. (Сам он был основателем метеостанции и всю жизнь вел наблюдения за природой). Была у гимназии и коллекция минералов из 103 предметов, геометрические деревянные фигуры, железная цепь, астролябия и счеты.
Спустя 10 лет "из-за ветхости здания, угрожающего падением", гимназия и уездное училище перебрались из дома Лесли в дом Горчаковых, в котором как раз был закончен ремонт. Сохранилась переписка за 1810 год, в которой отмечается, что "куплен для будущей Симферопольской гимназии дом княгини Горчаковой за 300 рублей из сумм на улучшение городов". Дом выглядел так: "Дом каменный, одноэтажный, крытый черепицею, оштукатуренный, длиной 11, шириною 7 и вышиною 1 сажень и 2 с четвертью аршина, флигель, сад с 130 фруктовыми и 70 дикими деревьями, обнесены каменной стеной...". Дом же Лесли продолжал числиться за гимназией.
29 июля 1825 г. губернатор Д.В. Нарышкин (по ходатайству Дирекции училищ губернии) предписал губернскому землемеру отвести гимназии большой участок еще свободной земли (от реки Салгир и почти до Полицейской улицы). При этом он отмечал: "Преподаваемые в здании гимназии естественные науки не могут приносить существенной пользы без практического упражнения в оных. Познание растений тогда будет занимательным, когда учащиеся под руководством своего наставника будут сами упражняться в разведении оных, но для сего потребуется место, которого при дому, занимаемом гимназиею, недостает". Определялось и место: "между огородами протоиерея Молчанова и казенным вице-губернаторским домом". (Не протоиерею ли принадлежал дом 5 по Совнаркомовскому переулку - здание после капремонта в глубине двора - вопрос). Землемер отвел участок в ширину 26 и в длину 67 сажен (55 и 140 м), площадью 584 кв. сажени. Министр народного образования разрешил "выделить из экономической суммы 225 рублей на ограждение упомянутаго участка и 500 рублей на перевозку из Императорского Никитскаго сада 400 деревьев и кустов".
К 1845 г. указанные выше здания (дома Лесли и Горчаковой) пришли в ветхое состояние. Началась переписка об их сносе и перестройке.
Сохранился план части Симферополя за 1848 год, из которого явствует, что три строения, все еще принадлежавшие гимназии (по Совнаркомовскому пер. 3), и два здания уездного училища (торцом к нынешней ул. Ушинского, 4) предлагалось продать. Был составлен план и представлен царю, который 2 апреля 1848 г. по рекомендации Комитета министров "соизволил усадебное место с ветхими зданиями Симферопольской губернской гимназии, а также пустопорожнее место тамошнего уездного училища продать с публичных торгов и деньги, которые будут выручены через сию продажу, употребить на постройку нового здания для того же училища".
Вскоре одно из усадебных мест перешло купцу И.И.Черкесу, другое - действительному статскому советнику, видному археологу А.Я.Фабру.
(Первым документом, связанным с биографией крупного государственного деятеля, археолога и писателя Андрея Яковлевича Фабра, касающегося в данном случае его отца, является ордер Г.А.Потемкина правителю Таврической области В.В.Каховскому от 12 января 1787 г. о "назначении директором садов Таврической области жителя Екатеринославской губернии Фабера, которому относительно его должности быть под директором домоводства сей области, завися собою прямо от вас". 3 июля Каховский сообщил Потемкину, что "г. Фабри сюда прибыл".
В фонде Дворянского депутатского собрания нам удалось обнаружить послужной список А.Я.Фабра и другие его документы. Родился он 20 августа 1789 г. в деревне Суук-су (Лесное) Феодосийского уезда в дворянской семье. 25 мая 1804 г. поступил на службу в Таврическую казенную экспедицию канцеляристом, в конце года получил первый чин из 14-ти ступенек "Табели о рангах", став коллежским регистратором. 31 декабря 1810 года (практиковались поощрения к новому году) "за отличные труды и усердие в службе старшинством... пожалован губернским секретарем. В 1812-м тяжком году - активно боролся с чумой в губернии (отвечал за состояние зараженных деревень, был смотрителем чумного лазарета в Яндоле, был непременным членом Предохранительного комитета на Керченском полуострове). За такую ревностную службу "получил высокомонаршее благоволение", а 20 декабря 1813 г. "за отличное усердие к службе" произведен в коллежские секретари. К новому 1816 году получил чин титулярного советника, а в 1818 г., во время обозрения губернии царем, был "пожалован кавалером ордена св. Анны". В следующем году он уже чиновник особых поручений при Таврическом губернаторе, боровшийся со злоупотреблениями по службе. В том же году выдержал экзамены в Харьковском университете. В октябре 1825 г. по рекомендации генерал-губернатора Новороссийского края М.С.Воронцова назначен Таврическим губернским прокурором, а с 20 февраля 1833 г. правителем канцелярии Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора.
24 января 1847 г. А.Я.Фабр был назначен гражданским губернатором Екатеринославской губернии, проработав на этом посту до 15 ноября 1857 г. Последние годы А.Я.Фабр состоял членом Таврического по крестьянским делам присутствия, многих ученых обществ и, между прочим, членом - основателем Одесского общества истории и древностей. Написал ряд трудов по археологии Крыма, в частности "Достопамятнейшие древности Крыма и соединенные с ними воспоминания " (Одесса, 1859), "Древнейшией быт Эйоны, нынешнего полуострова Тамани" (Одесса, 1861), "Аррианов перипл понта Эвксинского", "О древних нагорных укреплениях в Крыму", "О памятниках некоторых народов варварских, древле обитавших в нынешнем Новороссийском крае". Умер А.Я.Фабр в Симферополе 25 января 1863 г.
На месте приобретенного А.Я.Фабром с торгов бывшего дома Лесли был построен новый дом, по нынешнему Совнаркомовскому переулку, 3. Как и завещал Андрей Яковлевич, дом был превращен в приют для мальчиков-сирот и полу сирот, где они получали общее и специальное техническое образование. При приюте была открыта ремесленная школа, готовившая кузнецов, слесарей и других специалистов, главным образом для изготовления колесных экипажей и карет. Училось в ней 18 учеников. Фабровскому приюту принадлежало более 8 тыс. десятин земли в Крыму и около 300 тыс. рублей - пожертвования самого Фабра и других лиц.
Вот почему переулок и получил первоначально имя переулок Фабра (в 1904 г.). 30 мая 1924 г. он был переименован в Совнаркомовский, так как его главное здание - бывшую гостиницу "Европейскую" - занимали тогда учреждения с более "благозвучными" названиями - Совнарком и наркоматы Крымской АССР).
Мужская казенная гимназия, купившая еще в 1841 г. для себя дом Ф.Д.Ревелиоти на Полицейской улице (К. Маркса, 32), на следующий год перешла туда и действовала на новом месте до 1920 года. По предложению директора гимназии Е.Л.Маркова (со временем известного писателя, автора "Очерков Крыма") в гимназическом пансионе 8 августа 1865 г. начала готовить девиц к поступлению в среднее учебное заведение частная школа, почти сразу же преобразованная в Симферопольское женское училище - второго, а 14 ноября - первого разряда. Преподавали в нем учителя мужской гимназии. Учениц насчитывалось по сообщению директора училищ губернии В.Даля - 73. Плата за обучение была невелика и доступна любому сословию. Училище давало образование, почти равное гимназическому. При училище существовал приготовительный класс, основанный на методе наглядного обучения. Обучение велось по всем предметам общего образования, двум новым языкам, рукоделию, башмачному ремеслу, музыке и танцам. Однако это привело к финансовым затруднениям.
13 октября 1871 г. директор училищ Таврической губернии жаловался на это в отношении на имя губернатора и просил помощи - 2 тысячи рублей из городских доходов, сообщая, что "учениц в училище 144". Было принято решение - переименовать (поскольку училище по существу преподаваемых предметов не отличалось от гимназического курса) училище в казенную женскую гимназию и перевести ее в новый дом, построенный купцом И.И.Черкесом на месте домов Горчакова и Ершова, который дошел до нас почти без изменений (Ушинского, 4).
Со временем здание стало тесным. В 1876 г. над вторым его этажом был построен еще один, скоро снесенный по требованию родителей учениц, боявшихся, что "эта громадина" рухнет (дом был единственным из "высотных" в городе). В 1879 г. в гимназии открыли 8-й класс (педагогический). Принимали детей в гимназию по усмотрению родителей с 9 до 12 лет. Плата за обучение составляла в первых семи классах - от 50 до 75 рублей, а за 8 класс - 85 рублей. Иначе говоря, образование было сравнительно доступным. К тому же при гимназиях существовали Попечительные советы, которые оказывали всемерную помощь способным, но материально не обеспеченным ученицам. В связи с ростом численности гимназисток (600 человек в 1898г.) Попечительский совет купил обширное дворовое место на Садовой улице (ныне ул. Жуковского, 11) - угол ул. Дворянской (Горького, 18). В 1901-1905 гг. здесь для женской казенной гимназии было возведено новое здание, в котором гимназия и проработала до конца 1920 г.
Старое здание гимназии заняло "Училище для девиц благородного происхождения", на базе которого в 1898 г. было образовано частное училище 2-го разряда Е.И.Оливер. В 1904 г. оно получило статус гимназии. Курс обучения в ней равнялся 7 годам основным, кроме того дополнительный - 8-й год был педагогическим (давал звание домашней учительницы). Плата в ней была несколько выше, чем в казенной гимназии - от 60 до 100 рублей в год.
Интересны некоторые данные о кадровом составе гимназии Оливер за 1916 год. Ее начальница Екатерина Ивановна Оливер окончила в 1883 г. Симферопольскую казенную женскую гимназию. Полный список учителей свидетельствует, что большинство из них учились либо в Петербурге (Павловский институт, Александровская женская гимназия, университет), либо в других крупных городах (Москва, Казань...). Учитель немецкого языка Л .Э. Бернардели окончил Варшавский учительский институт, учитель физики и математики Х. А. Монастырлы - физмат Петербургского университета, учительница рисования О.С.Попова - Московское училище живописи, ваяния и зодчества...
Обязательными предметами в гимназии были - Закон Божий, русский язык, словесность, история, география, математика, физика, космография, естествознание, гигиена, педагогика, рукоделие. К необязательным относились языки (французский, немецкий, латинский), пение, музыка, рисование и танцы. Однако они посещались охотно, так как все понимали их значение во всестороннем развитии личности.
В 1911 г. в трех женских гимназиях города (одной казенной и двух частных - Е.И.Оливер и В. А. Станишевской) училось 1315 гимназисток, в том числе в гимназии Оливер - 311 человек.
В 1904 г. переулок, где не раз размещались гимназии, получил название Гимназический. В 1924 г. он уже носил название Почтовый. Дело в том, что несколькими десятилетиями ранее московский купец первой гильдии Абрам Яковлевич Иофе, имевший в районе Александро-Невской и Долгоруковской улиц "почтово-дилижансное сообщение", построил на вырученные от его содержания деньги тут два дома, один из которых сдал под главпочту, где также (со стороны переулка Фабра) находились телефонная станция и телеграф (см. 2-ую стр. обложки). Телефонная станция, открытая в 1893 г., уже через 6 лет насчитывала 156 абонентов, а в 1911 г. - 274. Так вот, главпочтамт продолжил свою работу и при Советах, а что касается гимназии Оливер и купца Иофе, то им повезло меньше, что и обусловило переименование улицы. В годы Великой Отечественной войны здание сильно пострадало, и поэтому для главпочтамта было отведено новое здание на улице Карла Маркса.
С послевоенного времени улица носит имя великого русского педагога Константина Дмитриевича Ушинского (1824-1870). Приехав в 1870 г. в Симферополь, К.Д.Ушинский побывал в нескольких учебных заведениях, в том числе женском училище. "Дружественный тон, которым автор "Родного слова" говорил с учителями, - вспоминал учитель Симферопольской казенной мужской гимназии И.П.Деркачев, - мягкость обращения и простота быстро привлекали к нему всех. Он смотрел на каждого учителя, как на равного себе товарища, и скромно, терпеливо, с непритворным уважением слушал всякое замечание и возражение".
Деркачев вспоминал, что К.Д.Ушинский охотно встречался и с учителями, и с учащимися. Он был на экзамене в приготовительном классе в женском училище, "проэкзаменовал всех учениц, поступивших в первый класс. Учительницу поразило, с каким искусством великий педагог опрашивал детей. Он ставил вопросы просто, ясно и в то же время так, что по ответам можно было легко понять, насколько подготовлена и развита та или иная ученица".
При казенной мужской гимназии был "образцовый класс по способу наглядного обучения". Будучи одним из основателей этого способа, К.Д.Ушинский заинтересовался работой класса, присутствовал на уроках, которые проводил И.П.Деркачев.
В здании казенной мужской гимназии на Полицейской улице (К.Маркса, 32) состоялся II съезд учителей Таврической губернии, и К.Д.Ушинский принял участие в его работе.
Остается добавить, что к 200-летнему юбилею Симферополя весь этот участок земли был преобразован. А еще раньше, после войны, снесены здания гостиницы "Европейская" и главпочтамта, в 1968 г. установлен памятник П.Е. Дыбенко.
к началу страницы

Улица Розы Люксембург (бывшая Александро-Невская)
Eе первое название - Александровская. Называлась она так в народе до первой росписи улиц (1839 г.) и связывалось это с ретраншементом А.В. Суворова, вдоль которого она и шла. После того, как был построен Александро -Невский собор, ее название утвердили в процессе росписи, как Александро-Невская.
В начале улицы, где ныне троллейбусная остановка, долгие годы, начиная с 1858 г., существовала биржа легковых извозчиков, которые на фаэтонах развозили "чистую" публику по городу. Место было идеальным, поскольку "всякий мог видеть и требовать его к услугам" с четырех улиц. В народной топонимике эта площадь именовалась Ершовской.
Но еще раньше, в конце XVIII в., участок земли здесь получил предводитель таврического дворянства грек Евстафий Иванович Нотара (1750-1809). Поскольку у Нотары и его детей было еще несколько участков земли с домами как в самом городе, так и в районе Малого Салгира, то, когда возникла идея о постройке в бывшем ретраншементе А.В.Суворова главного храма Таврической губернии - Александро-Невского собора, Нотара предложил для этого часть своей земли.
В 1804 г. губернатор Д.Б.Мертваго поставил вопрос о соборе перед министерством внутренних дел России. Столичный архитектор А.И.Русско составил план и исчислил смету. На представлении губернатора царь Александр I написал резолюцию "Быть по сему". Начался сбор средств среди народа на собор, были объявлены торги среди подрядчиков на его постройку. В 1810 г. место под постройку было освящено и дело пошло на лад.
Но тут грянула Отечественная война 1812 г. Денег, собранных среди народа, не хватало, а государству стало не до того. К тому же мастера проявили недобросовестность, материалы стали расхищаться. А тут еще ураганным ветром снесло кровлю, потоки воды заливали здание, фундамент и стены дали трещины.
На бывшего губернатора, к тому времени сенатора А.М.Бороздина, от его недоброжелателей посыпались жалобы, обвинявшие его в расхищении средств на строительство собора. Пришлось посылать на место следственную комиссию во главе с херсонским военным губернатором графом Ланжероном. Из Полтавы на осмотр церкви приехал губернский архитектор. Он подтвердил вывод о том, что собор придется разобрать. Дело рассматривал Сенат, и процесс тянулся 2 года. 29 декабря 1819 г. в указе Александра I отмечалось, что обвинения против бывшего губернатора не обоснованы и предлагалось "наложенное на имение А.М.Бороздина запрещение снять, дело зачислить решенным".
Собор к 1821 г. разобрали. На строительство нового храма был командирован из столицы опытный архитектор, титулярный советник Иван Федорович Колодин. По его предложению и плану для собора было избрано место на первой городской площади (ныне сквер Победы). Первый кирпич в новое здание 12 марта 1823 г. (в день освящения места) был заложен Таврическим губернатором Николаем Ивановичем Перовским, а спустя 6 лет, 3 июля 1829 г. при многочисленном стечении народа храм был освящен и открыт.
9 лет спустя вокруг собора начали разбивку сквера. Закончили благоустройство территории уже при губернаторе Петре Михайловиче Лазареве, сыне прославленного адмирала Черноморского флота. Об этом сохранился интересный документ -постановление городской думы от 11 октября 1893 г. Заслушав городского голову В.П.Меркулова о предложении "господина Председателя комитета по устройству ограды вокруг Симферопольского Александро-Невского кафедрального Собора" и по его проекту, дума решила сделать ее "с устройством по углам ограды легких подвижных киосков, из которых один служил бы помещением для сторожа, а другие три сдавались бы в аренду под продажу прохладительных напитков, фрукт, газет и т.п.". 5 марта 1894 г. выделено 1000 рублей для устройства ограды.
Главный христианский храм Таврической губернии просуществовал около ста лет. С ним были связаны все важнейшие события общественно-политической жизни не только города, но и губернии. Был он величествен и красив: голубые купола, позолоченные кресты, малиновый звон колоколов, прохлада сада... Большевики взорвали храм в ночь на 27 сентября 1930 г., ибо религия была признана "опиумом для народа".
Напротив собора, в квартале современных улиц Серова - К.Маркса - Пушкина - Р.Люксембург, в 1829-1846 гг. постепенно строился Гостиный двор. Место на углу было отдано под лавки купца первой гильдии Самойло Вульфовича Розенштейна, проживавшего на Госпитальной (нынешней ул.Курчатова). Вначале он построил одноэтажную лавку, открывшую особенно бойкую торговлю после Крымской войны. В 1871 г. С.В. Розенштейн и один из его сыновей Моисей (Макс) Самойлович, выбившийся уже в купцы 2-й гильдии, были избраны в гласные городской думы. Вскоре, как часть Гостиного двора, у Розенштейна-отца появилась и вторая лавка, в которой предприимчивый сын в 1884 г. основал первую в Крыму меняльную контору "М.С. Розенштейн и К°". Дело было доходным. А тут открыл свои операции Азовско-Донской банк, имевший 50 миллионов рублей основного и более 41 миллиона рублей резервного капитала. Банку требовалось помещение под Симферопольский филиал. И способный меняла предложил переделать свою вторую лавку под него. К 1891 г. угловая часть лавки была перестроена под такой филиал, который дошел до нас без особых изменений. Так к концу века в городе появился дом 4 - образец "банковской архитектуры", выделявшийся богатой лепкой. Бережливые банкиры не скупились на внешний лоск - выражение богатства и платежеспособности. Особенно эффектно внутреннее убранство операционного зала. В разные периоды здесь находились Крымское отделение Российского торгово-промышленного банка, Совнархоз, институт физических методов лечения, "нервная клиника", облфинотдел. Ныне здесь работает министерство финансов Автономной Республики Крым.
Дом 8 был построен в самом конце XIX в. доктором С.М.Левиным, имевшим при доме с выходом на Долгоруковскую (К. Либкнехта) улицу широко известную водолечебницу. "В Симферополе существует хорошо поставленное гидропатическое заведение и лечебница доктора Левина, в которой применяются разнообразные способы водолечения. Заведение помещается в центральной части города, рядом с гостиницей "Бристоль". В лечебницу принимаются всякие больные (кроме заразных и душевно больных)...". Так рекламировалась эта лечебница в путеводителе по Крыму Григория Москвича за 1910 г.
Номера 5, 7, 9 занимал Таврический архиерейский дом, располагавшийся на месте суворовского ретраншемента. Это был монастырский комплекс помещений, состоявший из жилого дома для архиерея, домовой церкви во имя 4-х святителей московских - Петра, Алексея, Ионы и Филиппа, 5 келий, 2 бань, кухни, столовой, ледника и др. построек. Полутораэтажный жилой дом для архиерея со всеми службами был куплен готовым. Кому он принадлежал и когда построен, пока выяснить не удалось (скорее всего Е.И.Нотаре или одному из его сыновей). Во всяком случае, когда в 1838 г. решался вопрос об усадьбе и новом доме Рудзевичей, то здесь указывалось место старшего сына Нотары Степана. Церковь же была построена в 1861 г. Архиерейский дом потерял монастырский статус в 20-х годах прошлого века и занимался властями города под разные учреждения. Во время войны его корпуса пострадали и были снесены. На их месте сейчас располагаются главпочтамт и гостиница "Украина" (1955-1959 гг.).
Следующий за гостиницей квартал (улицы Жуковского - Р.Люксембург - Суворовский спуск - река Салгир) застроен со всех сторон и плохо просматривается. Но если зайти во дворы домов 11а по Р.Люксембург или со стороны ул. Набережной, то будут видны и извилистая линия холма, на взлобке которого стояли солдаты В.М.Долгорукова и А.В.Суворова, и старые постройки, и даже остатки фундаментов первых строений.
Читая и перечитывая работы первого биографа Симферополя А.И.Маркевича, мы обратили внимание на упомянутую в связи с Н.И.Пироговым фамилию - Рудзевич. Дальнейший поиск дал интереснейшие сведения.
Основатель династии Якуб (Яков) Измаилович Рудзевич являлся одним из главных деятелей из крымских татар, стоявшим за присоединение Крыма к России. Он состоял при канцелярии графа П.А.Румянцева для переговоров с начальниками татарских улусов. 11 июня в его карасубазарском доме было открыто Таврическое областное правление, в которое он вошел наравне с русскими чиновниками и рядом татарских мурз.
В 1785 г. областное присутствие было переведено в специально построенные в Симферополе помещения (ул. Желябова, 1, 3). Рудзевич перебрался сюда и получил большой участок земли вблизи присутственных мест (от д. 11 до д. 13 по нынешней ул. Р. Люксембург). После его смерти наследники - сын, внуки и правнуки с женами построили здесь несколько зданий (номера 11, 11 а и 11 б). Когда именно построено их первое здание - найти не удалось. Но вот что интересно - 5 мая 1838 г. городская дума выдала удостоверение "кавалерственной даме Марфе Евстафьевне Рудзевичевой (жене А.Я. Рудзевича, урожденной дочери Е. И. Нотары) на отдаваемое пустопорожнее место... с тем, чтобы оное место застроено было... каменным домом в течение двух лет...". Указано и место - "рядом с домом Степана Нотары" (брата), "в 22 саженях от губернских присутственных мест" (что соответствует дому 11а).
Судьбы потомков Якубы настолько интересны, что без них беднеет история города. Во-первых, всех четырех детей назвали по предложениям Ектерины П. Александр Яковлевич (1776-1829) отличился на военной службе. Константин, капитан артиллерии, застрелился от неразделенной любви. Дочь Екатерина вышла замуж за крупного столичного чиновника Лодыженского. Дочь Елизавета вышла замуж за капитана А. Шостака, ставшего в Крыму вице-губернатором. Обе дочери до замужества были фрейлинами при Дворе императрицы.
Александр Яковлевич по обычаю детей дворянства начал службу в армии с 10-летнего возраста - сержантом лейб-гвардии Преображенского полка. В возрасте 16 лет стал капитаном, был направлен ("выпущен из полка", как тогда писали) в Генеральный штаб, где отличился и в 1794 г. произведен в секунд-майоры, причислен в Свиту Его Императорского Величества по квартирмейстерской части. Участвовал в боевых операциях в Польше и против французов, был ранен в руку. За отличия в сражениях не раз награждался и поощрялся. В 1811 г. он произведен в генерал-майоры, в 1813 г. - в генерал-лейтенанты, в 1826 г. "за отличия по службе" произведен в генералы от инфантерии.
Список наград А.Я.Рудзевича впечатляющ: высший орден св. Александра Невского, да еще с алмазами (давался за исключительные заслуги самому высшему офицерскому составу), св. Георгия 2-й степени, св. Владимира 2 ст., св. Анны 1 и 2 ст. с алмазами, Золотая Шпага, усыпанная алмазами, серебряная медаль "В память 1812 года", высшие иностранные ордена Пруссии и Швеции.
Его старший сын Николай воспитывался в школе гвардейских подпрапорщиков. Службу начал в 1825 г. подпрапорщиком Измайловского полка. Участвовал в войне с Турцией, сражался в Болгарии, где проявил мужество и был награжден орденом св. Анны 3-ей степени с бантом (1828 г.). В следующем году он уже адъютант генерал-фельдмаршала Дибича, через год у Паскевича. В 1832 г. он штабс-капитан, в 1839 - капитан, в 1843 -подполковник, в 1855 - генерал-майор, в 1860 - генерал-лейтенант. Являлся кавалером 15 орденов.
Младший, Александр Александрович, тоже пошел по военной линии. Участвовал в августе 1831 г. "впереди атакующих Варшавские укрепления, где был тяжело ранен и контужен", долго болел и был уволен из армии в 1842 году "в чине подполковника с мундиром".
Позже, в 1874 г., Н.А.Рудзевич подал прошение "на две пристройки к существующему его дому на Александро-Невской улице в 1-й части города", - отмечалось в решении городской управы. Прошение было удовлетворено. Вскоре и появился дом 11. В 1908 г. здесь, как указывается в "Справочной книге по г. Симферополю на 1911 г.", было открыто коммерческое училище Симферопольского купеческого общества. Курс обучения -7 лет: 7 классов основных и 1 приготовительный, принимали детей с 10-13 лет (по усмотрению родителей).
С конца 1995 г. дом капитально ремонтировали. Здание, особенно актовый зал, производят и сейчас сильное впечатление. Ныне его занимает Симферопольский городской технический узел "Гортелеком" - телефонная станция. В доме 11-а работает республиканский научно-методический центр народного творчества. А в остатках старого дома (11 б) - штаб гражданской обороны центрального района г. Симферополя.
В 1909 г. возник вопрос о прокладке новой Архивной улицы. И вновь появилась из небытия фамилия Рудзевичей. Составлен был план их усадьбы, занимавшей чуть ли не весь квартал (от нынешних гостиницы "Украина" до колледжа железнодорожного транспорта, исключая здание архива - бывший флигель присутственных мест (д. 13). В 1910 г. городская управа отмечала, что "путем взаимных прирезков и отрезков из соседних владений... выделена полоса ... общей площадью в 447,5 кв. саж. для проложения новой Архивной улицы". Из них 319, 8 кв. сажени передали в дар городу Рудзевичи.
Первый государственный архив Таврической губернии был открыт в здании (Р.Люксембург, 13), которое было построено еще в 1784-1787 гг. В документах за 1829 г. говорится, что это "каменный флигель об одном этаже, оставшийся от разломанного главного дому, где помещались прежде присутственные места, покрытый черепицею", что в нем помещались архив палаты уголовного суда, а в другой части - "мастерския Таврического гарнизонного батальона".
В начале 30-х годов старое здание было снесено, а на его месте первым видным градостроителем Симферополя И.Ф.Колодиным сооружено новое, двухэтажное, вступившее в строй в мае 1832 г. В последующие годы был увеличен его штат и документы свезены из всех присутствий. Улица, идущая к Салгиру, получила название Архивной. Когда прокладывали проход к реке (1910-1912гг.), появился и Архивный (ныне Суворовский) спуск. Во время Крымской войны архивы, по указанию губернатора В. И. Пестеля (брата казненного декабриста), вывозились за пределы города на 1000 подводах, но почти сразу, как только выяснилось, что Симферополю не угрожает захват противником, были возвращены обратно. Неоценимую роль в сохранении и первичной обработке архивных материалов сыграла Таврическая ученая архивная комиссия и особенно ее основатели А.Х.Стевен, И.И.Казас, А.И.Маркевич. Они просмотрели более 150 тысяч дел и отобрали около 10 тысяч для передачи в губернский архив на постоянное хранение. (Архивы пудами продавались на базаре обойщикам, в 1883 г., например, при слиянии Таврического управления государственных имуществ с таким же Екатеринославским было незаконно продано, без просмотра, до 300 пудов дел).
В 1919 г. по постановлению наркомпроса Крымской Советской Социалистической Республики здесь был создан Крымцентрархив на базе старого архива. Его до 1921 г. возглавлял профессор Крымского университета, будущий выдающийся ученый академик Б.Д.Греков.
В годы Великой Отечественной войны немцы похозяйничали в архиве, изъяв все документы, связанные с землевладением в Крыму немцев-колонистов, уничтожив ряд ценных документов советского периода. К тому же часть их, вывозившаяся на Большую землю, попала под бомбежку в Керчи и сгорела. В 1945 г. вновь образованный Крымский областной государственный архив был переведен в здание бывшей семинарской церкви на улице Гоголя, 16,а в 1974г. - в специально построенное здание на улице Кечкеметской, 3.
Дом 10 состоит из двух корпусов. Принадлежал он купцу и предпринимателю, одному из электроосветителей города И.И.Черкесу. В первом корпусе одно время находился детский приют графини Адлерберг, открытый в 1854 г., позже переведенный в дом Раевских (Пушкина, 20).
Особый интерес представляет комплекс зданий, введенных в строй в 1787 г. Эти дома по ул.Р.Люксембург, 12, 14, 15 и 17 - первые в городе. Они были заложены в 1784 г. Дом 15 - как путевой дворец для Екатерины II, остальные - как флигели к нему. Приготовления к путешествию императрицы в полуденный край начались еще весной 1784 г., когда был разработан маршрут путешествия и начался сбор данных о его объектах. В распоряжение командующего русской армией в Крыму генерал - поручика барона О. А. Игельстрома было выделено 23 тысячи рублей для строительства дворцов. Со 2-ой половины года этим ведали его преемник М.В.Каховский и правитель Таврической области В.В.Каховский (братья, земляки Г.А.Потемкина). Деньги отпускались из соляной экспедиции и феодосийского монетного двора. При этом 30 сентября Потемкин торопил братьев Каховских "0 поспешном в Таврической области строении дворцов по пути для Высочайшего Ея Императорского Величества шествия". Через 3 дня императрица подписала новое расписание движения, в котором в Симферополе предусматривались "обед, ночлег и обед". И хотя ордером от 7 октября Потемкин уточнял, что в Симферополе "только обед", с постройкой зданий спешили.
Путевой дворец, заложенный 21 октября 1784 г., достраивался и отделывался до 1787 г., так как путешествие из-за холеры в ряде губерний откладывалось. Другие здания, в том числе и на нынешней ул. Желябова, 1-5, в 1785 г. были заняты под "присудственные" (как тогда произносили и писали это слово, кстати, более правильно) учреждения. До этого они находились в Карасубазаре и Бахчисарае.
Представить, как выглядело это здание, дает возможность сохранившаяся в крымском архиве "выписка о казенных строениях, принадлежащих казенному ведомству и состоящих в городе Симферополе", составленная губернским архитектором И. Колодиным в 1818 году. В документе говорится, что это был большой дом, построенный из бутового камня на глине и крытый черепицей. Здание имело 20 комнат и трое сеней. При нем были пристроены кухня со службами, отдельно - флигели.
В мае 1787 г. жители Крыма встречали невиданный по роскоши кортеж. Всероссийская императрица Екатерина Великая в сопровождении блестящей свиты, императора австрийского Иосифа 11 и послов ряда европейских стран совершала свое "шествие" в полуденный край. Выехав из Санкт-Петербурга в конце зимы почти на 200 санях, путешественники через Лугу - Великие Луки - Смоленск - Новгород Северский - Чернигов доехали до Киева, прожили здесь почти 3 месяца и по открывшемуся ото льда Днепру спустились на роскошно убранных галерах до порогов. Отсюда - в каретах к Каменному Мосту - Перекопу - Бахчисараю - Инкерману - Севастополю - Бахчисараю - Симферополю - Карасубазару - Судаку - Старому Крыму - Феодосии и через Арабатскую стрелку - Геничи - Мариуполь - Таганрог - Черкасск - Лугань -Харьков - Белгород - Курск - Орел - Тулу - Москву - Клин -Новгород вернулись в столицу.
Французский посол граф Л.Ф. Сегюр, участвовавший в этом вояже, отмечал в специально по этому поводу вышедшей в Париже книге (1803) , что "богатство степного края, быстрое развитие городов, изобилие военных запасов и снарядов, отличное устройство войска, значение военных портов, прелесть южной природы в Крыму, заботливость князя при управлении всем краем, - все это должно было поразить Екатерину, обезоружить недоброжелателей князя и в то же время привести в удивление Европу. На западе должны были узнать, какими источниками богатства и могущества располагает Россия. Путешествие это из контроля над действиями Потемкина должно было превратиться в торжество его, Екатерины и вообще России в глазах Европы, в демонстрацию перед Оттоманской Портой и ее союзниками, оно должно было внушить страх недоброжелателям России..."
Симферополь встречал императрицу и ее свиту 26 мая. Войска, чиновники, купечество и жители выстроились далеко за городом, сияя наградами и новенькими мундирами. Путешественники, выехавшие из Бахчисарая в 9 утра, прибыли в Симферополь "в первом часу дня". Выделенные "для гостеприимства" поручик правителя области К.И.Таблиц и прокурор А. С. Таранов-Белозеров поднесли хлеб-соль. Гремела музыка полкового, оркестра... Кортеж направился к первому христианскому храму равноапостольных святых Константина и Елены, устроенному в купленном у татарина полковником Б.Тищевым и приспособленному для этой цели домику (ул.Октябрьская, 8). В церкви Екатерина коротко, но истово помолилась, оставила щедрые пожертвования. Выразила недовольство малым размером церкви и пожелала, чтобы в столице Крыма был построен храм, более достойный края.
Затем кортеж направился в путевой дворец. Здесь ее встретили прискакавшие вперед Потемкин, гофмаршал Барятинский, правитель области Каховский, чиновники высшего ранга, офицеры пехотного Севского полка, дамы чиновников. Был дан обед, как обычно роскошный, на котором, кроме Екатерины и Иосифа, присутствовало 47 человек. После него императрица посадила в саду за зданием три шелковицы, и кортеж двинулся в Карасубазар. Его сопровождали чиновники области и военные. Здесь 14 из них были представлены к наградам за успехи в развитии края.
После отъезда императрицы ее путевой дворец был занят под канцелярию и жилье правителей области (вначале В.Каховского, затем С. Жегулина). Первый хоть и имел за городом свой дом, но, занятый службой, проводил почти все свое время здесь. Когда при Павле I на несколько лет была ликвидирована Таврическая область, здесь размещались офицерские казармы и госпиталь. Но уже с 1802 г., когда была образована Таврическая губерния, в этом угловом здании находились почти все главные административные учреждения губернии, в том числе канцелярия Таврического губернатора, высшего представителя местной власти. Здесь вершились судьбы всех, кто был подвластен "его превосходительству": назначались или утверждались должностные лица, выслушивались и составлялись отчеты о состоянии дел в уездах и городах губернии и т.д. (До переезда в 1805 г. в казенный дом по нынешней ул. Ленина, 15, здесь еще пожили губернаторы Г.Милорадович и Д.Мертваго).
В 1822 году губернский архитектор И.Колодин составил план и смету на перестройку путевого дворца с тем, чтобы новое здание было двухэтажным. Оно создавалось на старом фундаменте, да и разобран путевой дворец был только до оконных подушек, ибо в нем был крепкий камень с Неаполя скифского и ханского дворца из Ашламы (близ Бахчисарая).
В 1823-1826 гг. здание строили русские и украинские крестьяне из сел Курской, Калужской, Орловской, Санкт-Петербургской губерний и Днепровского уезда Таврической губернии. Материалы поставлял перекопский купец третьей гильдии В.Шубников. Дом получился высокий, просторный, крытый черепицей. При нем - одноэтажные флигели, навесной сарай и другие строения, окруженные каменными стенами с тремя воротами. Строительная комиссия отмечала основательность работы в новом здании: "Внутреннее расположение каждого присутственного места гораздо приличнее и выгоднее размещено, и сообщения между ними сделаны удобные".
Во дворе дома, в одном из флигелей, в 1830 г. была открыта первая в губернии типография. В этой типографии печаталась первая крымская газета - "Таврические губернские ведомости".
В годы борьбы белых и красных здание на Александро-Невской, 15 использовалось для различных центральных учреждений. В 1918 г. здесь работал Совнарком республики Тавриды, во главе которого стоял Н.Г. Слуцкий, о чем говорит мемориальная доска на фронтоне здания. Работали здесь и органы власти крымских краевых правительств (1918-1919 гг.). После войны над зданием надстроен третий этаж и переделан фронтон. Ныне его занимает колледж железнодорожного транспорта.
Бывшие флигели дворца (дома 12, 14) используются под жилье. На месте одного из флигелей построен дом 16. Во дворе его в середине XIX в. одно время находилась пожарная команда с обозом лошадей.
Постепенно улица становилась вполне "настоящей". С 1807 г. при въезде в город, тогда еще в чистом поле, возник комплекс "богоугодных заведений" - губернская земская больница (д. 27) и другие общественные дома. В 1854-1856 гг. в одном из них - главном корпусе губернской больницы - располагался госпиталь, где лечились раненые защитники Севастополя. Здесь работали великий русский хирург Н.И.Пирогов, выдающийся терапевт С.П.Боткин и первые сестры милосердия, о чем сообщает мемориальная доска. Здесь же училась и работала в 1877 г. известная террористка С.Л.Перовская.
Губернская больница имела 3 отделения: психиатрическое, хирургическое и сиротское. В сиротское отделение стали вначале принимать детей приютской прислуги, детей ссыльных и беднейших родителей. Уже через год в отделении было 182 ребенка, а в 1870 г. отделение было преобразовано в приют.
В связи с реформами 60-х годов XIX в. здания больницы перешли из подчинения Приказа общественного призрения в ведение губернской земской управы. В 1882 г. для приюта по решению губернской земской управы был выстроен специальный дом - двухэтажное здание, общий вид которого дошел до нас без изменений (Р.Люксембург, 27). На фронтоне здания сохранился горельеф, изображающий женщину с двумя детьми - один у груди, другой у ее ног.
"Справочная книга по Симферополю на 1911 г." свидетельствует: "Брошенные и подкинутые дети через полицию отдаются в сиротское отделение Богоугодных заведений Таврического земства. Вскормив в отделении, большая их часть отдается в деревни под наблюдение фельдшериц, по достижении школьного возраста дети обучаются в школе сиротского отделения или в сельских школах". В отчете за 1908 г. указывалось, что под наблюдением на стороне находилось 2075 детей, за год прибыло 901, а всего - 2976 человек, за год умерло 640, возвращено родителям - 62, на усыновление отдано - 35, в ремесло и услужение - 65 детей.
Ряд лет приютом руководила София Андриановна Арендт (урожденная Сонцева), жена врача Николая Андреевича Арендта, одного из основателей учения планеризма. О причинах, по которым подкидывали детей, говорит "Вестник Таврического губернского земства" за 1903 г.: "Детей подкидывают потому, что дома кормить этих детей нечем, потому, что и рабочие члены семьи живут впроголодь, потому, что большинство рабочего населения обречено трудиться всю свою жизнь, не покладая рук, только для того, чтобы не умереть с голода..." В таких условиях мало чем могла помочь и Антонина Станиславовна Высочинская - первая в Крыму женщина-врач, приглашенная в 1885 г. на работу в приют.
к началу страницы

Улица Карла Маркса
Улица переименовывалась чаще других. И не случайно: через нее осуществлялась связь Крыма с материком. Первоначально она называлась просто - "Дорога на Перекоп", или "Большая Перекопская дорога" (по ее направлению). Так она называлась не только в обиходе, но и на планах частей города, скажем, за 1804 г. Иногда ее называли Московской улицей, хотя еще в 1829 г. один из симферопольцев свидетельствовал, что все пространство (в районе нынешних улиц К.Маркса и К.Либкнехта) представляло собой выгон для скота; было лишь несколько домов на углах обозначившихся улиц. Далее, к нынешнему железнодорожному вокзалу, шла топкая низменная равнина, где плавали дикие утки. И даже в 1843 г. городская дума в отношении губернскому правлению вынуждена была констатировать, что "со стороны Московской улицы купец Крюков построил на каждом углу по две лавки. Остальная часть тоже пустая".
В 1839 г., когда были утверждены первые названия улиц, эта была названа Полицейской (по главному ее зданию - Дому полиции, построенному в 1808-1810 гг.). 27 сентября 1890 г. городская дума постановила "в ознаменование предстоящего открытия в городе памятника Екатерине II переименовать улицу Полицейскую, назвать ее Екатерининскою".
Но постепенно улица застраивалась и становилась центральной. А поскольку торг всегда тяготел к наиболее оживленным местам, то здесь появилась целая система лавочек и магазинов. Не случайно член Российской Академии наук Анатолий Николаевич Демидов, путешествовавший по Крыму в 1837 г., отмечал, что "в этом же городе целая улица предоставлена евреям, улица широкая, с обоих сторон, из конца в конец, окаймленная лавками. Здесь находятся всякого рода инструменты, орудия, посуда, металлы, ткани, необходимые для европейского потребителя; здесь же менялы, это бессмертное поколение фарисеев, выставляет груды своих золотых, серебряных и бумажных денег".
Центром торга являлся комплекс магазинов Гостиный двор, застраивавшийся с 1829 г. в квадрате современных улиц К.Маркса - Серова - Р.Люксембург - Пушкина. Где-то здесь в 1842 г. вовсю торговал, возможно, дед будущего главы крымского краевого правительства С.С.Крыма - С.С.Нейман. В прибавлении к газете "Таврические ведомости" за 23 сентября владелец рекламировал свой торг так: "В Симферополе, в магазине купца Соломона Неймана продается разных сортов и по самым сходным ценам писчая, почтовая и газетная бумага... от 4 рублей 50 копеек до 12 рублей 50 копеек серебром, а почтовая от 15 до 20 рублей серебром за полную стопу".
В начале XX в. здесь уже появились первоклассные магазины - либо соперничавшие со столичными, либо являвшиеся их филиалами. Например, магазин Л. Зусмана "мужскага, дамскага и детскага платья новейших фасонов", "музыкальный и нотный магазин обширнейший на юге России (рояли, пианино и фисгармонии, склад граммофонов, ноты)" - "в доме Сарафа" , "Славянский магазин Краличек и Брна модно-галантерейные товары", "Мануфактурный магазин М. Шухмана", "Магазин мужских и дамских нарядов В. А. Барон", "Модно-галантерейный магазин братьев Глуховых" и другие. Тут же бойко торговали различные кафе, кондитерские и булочные.
Тогда же на улице появились и дорогие двухэтажные дома купцов Спиро, Ластига, Ланга, Чирахова, Шнейдера, Сарафа, Бухштаба и др. Ясно, что городские власти стремились превратить эту улицу в образцовую, а домовладельцы соревновались друг с другом по роскоши и красоте домов; благоустройством улицы занимались как городские власти, так и домовладельцы. Например, в 1864 г. через проходивший вдоль улицы большой овраг был устроен мост, который в 1910-1913 гг. реконструировали и устроили под ним водосточную канаву. Шоссирована улица также была одной из первых - еще в 40-х годах XIX в. - вначале "грохоченым камнем", взятым из русла реки, потом гранитом. В начале следующего века улица была и асфальтирована, к тому же в 1914 г. от железнодорожного вокзала до ул. Пушкинской был проложен трамвайный путь и по нему открыто движение. В 1916 г. дуговые фонари на улице были заменены лампочками накаливания. И хотя вначале их было всего 6, но и это было достижением городской управы.
На месте нынешнего торгового центра "Таир" (дом 1) находились магазин "Пассаж" и аптека известного в городе фармацевта, кандидата медицинских наук Б.Г. Бухштаба, являвшегося гласным городской думы. В 1913 г. здесь был открыт кинотеатр "Трианон", позже переименованный в "Метрополь". В 1916 г. рядом примостился "первоклассный магазин обуви торгового дома М.Л. Фокермана и К", в котором - по рекламе владельца - "всегда имеется в большом выборе всевозможная обувь лучших фабрик. Цены без запроса".
С приходом советской власти кинотеатр был закрыт, в его помещении разместился студенческий клуб. В здании "Пассажа" была открыта швейная фабрика. В годы Великой Отечественной войны она была разрушена. К осени 1954 г. ее восстановили и спустя 2 года открыли здесь универмаг "Центральный". В 1965 г. универмаг перевели в новое здание на проспекте Кирова, а здесь стал работать магазин "Детский мир".
Напротив "Пассажа" Бухштаба находился винный магазин, в котором стояли бочки и полубочки, а бутылки выставлялись на витрину с подсветкой, чтобы видеть цвет вина; продавались и давались на дегустацию все лучшие сорта крымских вин. Подавалась и закуска - фрукты и конфеты.
Дом 3 принадлежал одному из первых электроосветителей города - купцу И. И. Черкесу. В нем в конце XIX в. была открыта "школа рисования и живописи художника Парижской академии Г. И. Тосунова для лиц обоего пола".
Дом 5 - "против аптеки братьев Герштейн" - принадлежал купцу Фридману. Здесь продавали ветчину, паштеты, рыбные консервы и другие деликатесы фабрики П.А. Яскевича, находившейся на ул. Нижнегоспитальной, 8. В 20-х годах здесь работал торгсин (торговля с иностранцами). Во дворе в большом старом доме под тем же номером до революции находилась сестринско-акушерская школа М. Малинского. В советское время она была преобразована в сестринско-акушерский техникум.
Дом 6 (блок из двух зданий). Тот, побольше и побогаче, в котором находится половина ювелирного магазина "Янтарь" и аптека, во второй половине XIX в. построил выходец из Кенигсберга пруссак Фридрих Папе. На окраине города, вскоре после Крымской войны, он открыл колбасную мастерскую, позже преобразованную в заводик. На вырученные деньги Папе и построил этот дом (бывший тогда украшением города), открыл в нижнем этаже магазин по продаже продукции своего предприятия. В 1888 г. Ф.Папе умер, оставив все свое имущество жене и 9 детям. Дочери его повыходили замуж и разъехались, жена, а затем старший сын продолжали дело, один из сыновей стал преподавателем частной гимназии М.А. Волошенко и построил свой дом на Потемкинской (Шмидта) улице. Остальные сыновья с семьями жили в доме отца.
Газета "Крымский вестник" за 15 сентября 1902 г. сообщала, что в доме Папе - "новооткрытый магазин готового платья Льва Зусмана", где "богатый выбор мужских, дамских и детских платьев прочной и изящной работы. Дамския наряды исполнены по последним заграничным моделям, отличаются изяществом фасонов..." Но вот в начале 1918 г. пришел "гегемон". Люди в кожаных куртках выселили владельцев дома, использовали его для своих нужд. В январе - апреле 1918 г. здесь располагался комиссариат по продовольствию города во главе с П. Р. Глазовым. Отсюда комиссар отправился в свой последний путь: на Базарной площади его растерзала толпа, разгневанная дороговизной, голодом, нищетой, поборами и притеснениями. В апреле-июне 1919 г. здесь размещалась городская продовольственная управа и городской продовольственный комиссариат.
И еще одна важная страница истории края связана с этим домом: в 20-50-х годах XX в. здесь работала редакция газеты "Красный Крым" (после войны - "Крымская правда"). Здесь бывали Лев Кассиль, Владимир Маяковский, многие представители интеллигенции края.
Не менее интересна биография и у дома 7. Его построил один из предпринимателей -строителей города Шнейдер, видимо Франц Францевич, как доходный дом. Вскоре он был преобразован в меблированные комнаты. Сохранилась реклама, помещенная в "Справочной книге по г. Симферополю на 1911 г.", где говорится: "Новооткрытая меблированная комнаты "Россия" в Симферополе расположены на Екатерининской улице в центре города, имеют водяное отопление и электрическое освещение, а также телефон" (все это тогда было роскошью, которой не могли похвастаться даже некоторые гостиницы). Номера здесь стоили довольно дорого - от 1 до 3 рублей в сутки.
В нижнем этаже располагался "первоклассный модно-галантерейный магазин братьев Глуховых", реклама которого не раз появлялась на страницах периодической и непериодической печати. В 1916 г. меблированные комнаты были переоборудованы в гостиницу под тем же названием. При гостинице были устроены кухня и отличный ресторан. Еще в 1905 г. здесь примостился и "магазин часов, золотых и серебряных изделий купца 2 гильдии Ш.X. Крепса", где продавались очки, пенсне, лорнеты, монокли, бинокли и другие атрибуты "господской" жизни. Процветал этот торговец и в годы НЭПа.
В годы гражданской войны в здании располагались штабы сменяющих друг друга воинских частей. Например, в 1919 г. штаб советской Заднепровской стрелковой дивизии во главе с П.Е. Дыбенко. В послевоенный период здание использовалось по назначению - под гостиницу "Южную". Ныне здесь ряд магазинов.
Дом № 14. Угловой дом с улицей Пушкина - красивое трехэтажное здание, так называемый "дом Семерджиева", построен в конце XIX в. Нижний этаж его всегда занимали самые нужные магазины. В 1911 г. здесь указывается "посудо-оружейный магазин И.И. Осокорева", где продавались столовая и кухонная посуда - "фаянсовая, фарфоровая, хрустальная и эмалированная". Второй и третий этаж были жилыми.
Под тем же номером - дом постройки также конца XIX в. - принадлежал доктору медицины И.М. Сарафу. В той его части, на которой после сноса уже в постсоветский период построен игровой клуб, находился "обширнейший на юге России музыкальный и нотный магазин", содержатель которого в 1911 г. предлагал пианино, фисгармонии, граммофоны, пластинки, ноты, венские гармонии стоимостью от 10 рублей и выше. При магазине имелся настройщик инструментов. В корпусе дома, который имеет продолжение вглубь двора (сейчас здесь магазин часов, аптека и игровые автоматы), была устроена (1908 г.) типография и литография. В 1917 г. здесь работал магазин "Все для автомобиля", а в 1920 г. располагалась кутеповская контрразведка. В ней сидела бывшая председательница Симферопольского ревкома периода Крымской ССР Е.Р. Богатурьянц. От смертной казни ее спасло заступничество К.А.Тренева и П.И.Новицкого.
В советское время здание использовалось под продовольственный комитет и наркомат внутренней торговли, сейчас здесь магазин по продаже часов и игровые автоматы. Тот корпус, что выходит во двор, использовался и сейчас используется под жилье.
Напротив этих зданий располагается большой продовольственный магазин, являющийся частью бывшего Гостиного Двора, где продавались самые разнообразные товары, больше продуктовые, деликатесные.
Дом 15 был выстроен в конце XIX в. как статистическое бюро губернской земской управы. Здесь работали многие видные статистики - честь и слава империи. Среди них, например, был К.А. Вернер - не только статистик, но и агроном, экономист, профессор (с 1895 г.) сельскохозяйственного института. Он разработал эффективную систему сбора достоверной информации. Статистические справочники, выпущенные под его и К.В. Ханацкого редакцией, и сегодня образец и источник высокого научного содержания.
С домом связана и первая на юге страны политическая демонстрация, которая состоялась в городе 5 мая 1901 г. Средь бела дня в центре города собрались десятка два молодых людей. Один из них поднял красный стяг, под которым демонстранты и пошли по главной улице города. Флаг этого цвета явился для Симферополя сущей невидалью. Городовой Зубовский "по недоумению полагал сначала, что... проходят ополченцы или воспитанники учебных заведений". Многие же горожане решили, что народ собрался чествовать Николая II накануне его дня рождения (6 мая ст. стиля). На первом этапе полицейский даже расчищал путь идущим. Однако нашелся обыватель, который позвонил в полицейский участок. Там сообразили, что если на знамени написано "Политическая свобода. Восьмичасовой рабочий день. Пролетарии всех стран, соединяйтесь", то шествие к Государю явно отношения не имеет. Тем более, что молодежь раздавала прокламации "противоправительственного содержания" и пела: "Вставай, поднимайся, рабочий народ...". Листовки были на русском языке, а надписи на полотнище были вышиты на русском и еврейском языках.
Городовые, получив приказ, разогнали демонстрантов. Первым был арестован знаменосец, мещанин Аксель Менделев Дискин (Аншель Дискин), родом из Могилевской губернии, имевший изысканно аполитичную профессию (дамский портной). Известно, что в 1901 г. он, как и многие участники демонстрации, принадлежал к партии Поалей Цион (Рабочие Сиона). В тот период это была исключительно еврейская партия социал-демократического направления. Вскоре суд приговорил А. Дискина к ссылке на 3 года в Иркутскую губернию. Каковая же дальнейшая судьба знаменосца? Из архивных документов мы узнаем, что в начале 30-х годов А. Дискин работал портным на швейной фабрике им. Н.К. Крупской, считался беспартийным, а ранее был членом РСДРП ("искровцем"). Его имени не было на мемориальной доске, установленной в 1950 г. Нет и на современной, образца 1983 г.
После Великой Отечественной войны здание было перестроено под главпочтамт, а с 1982 г., когда построено новое здание почтамта, его использует Союз художников Крыма под выставочный зал.
Дом 16 принадлежал купцу, а затем редактору-издателю газеты "Крымский вестник" С.М.Спиро. Уже в 1866 г. Спиро открыл здесь типографию и литографию, которая в 1885 г принадлежала уже "мелитопольской купчихе С.Г.Спиро". В 1880 г. здесь работала редакция газеты "Таврида", а с 1890 г. - редакция газеты "Крымский вестник". Вскоре она переехала в Севастополь.
В 1910 г. здесь был открыт кинотеатр "Ампир", который до марта 1925 г. совмещал в себе и кинотеатр и театр. В 1929 г. он получил новое имя - "Прожектор", а в 1931 г. - "Культфильм". Вскоре он еще раз переименован и стал "Юнгштурмом". В 30-х годах здесь действовал еврейский клуб, а после войны - ресторан "Астория" и фотография. С 1935 по 1962 г. здесь жил известный в Крыму ученый, доктор химических наук профессор П.Т. Двойченко. В советский период в здании также находились управление по рыбной промышленности Крыма, мельничный отдел Наркомпрода, управление мельницами по Крыму. Ныне здание на капитальном ремонте.
Соседствующий с этим зданием Верховный Совет Автономной Республики Крым построен уже в наши дни и занимает практически четыре номера - 18, 20, 22 и 24.
Эти номера первоначально (200 лет назад) были отведены под Дом полиции. В описи казенных строений города, составленной в 1818 г., о нем говорится: "Полицейский большой каменный дом о двух этажах, в нем 15 покоев, 3 кладовых и 2 сенец. Обнесен вокруг каменной стеной. Внутри дома каменный острог о 6 покоях с 2 сенцами и 2 покоя (в особой связи) для стражи, тоже каменная ограда с воротами. В особом отделении 4 покоя, 1 кладовая и 1 сенцы для подсудимых чиновников и стражи. Строение 1808-1810 гг. из бутового камня на глине, крыто черепицей".
Здание не раз чинилось и перестраивалось. Вначале к нему была пристроена и переделана тюрьма, погреб и другие службы, затем - 2 флигеля (по бокам), потом пожарная вышка с колоколом, а в 1867-1869 гг., с упразднением тюрьмы здесь и постройкой новой близ железнодорожного вокзала, здание было переоборудовано под Симферопольский окружной суд.
На месте его флигелей в начале XX в. были построены два училища. То, которое соседствовало с домом С. М. Спиро, использовалось под кинотеатр для детей - до войны "Юнгштурм", с 1957 г. - "Пионер", с 1965 г. - "Алые паруса".
Дом 17 не менее интересен с исторической точки зрения. Практически он состоит из трех корпусов, построенных в разное время. В первом (угловом) корпусе, построенном в первой половине XIX в., видимо находилось Дворянское собрание (до постройки специального здания), другие корпуса предназначались для губернской земской управы и музеев при ней. Естественно-исторический музей был открыт здесь 12 декабря 1899г. и был единственным на юге страны музеем, в котором сочетались научно-исследовательская, просветительская и практическая работа.
Вначале он представлял собой энтомологический кабинет ученого С.А. Мокржецкого, специалиста по борьбе с вредителями, затем начал быстро пополняться материалами по геологии, ботанике и зоологии.
С.А. Мокржецкий написал свыше 200 работ. Его заслуги признавал известный американский энтомолог Л.О. Говард, посетивший Крым в 1907 г. В докладе на международном конгрессе зоологов он отметил, что "в Крыму С.А. Мокржецким произведено много ценных исследований по сельскохозяйственной энтомологии и обнародовано много ценных трудов". Видные ученые использовали его материалы для своих трудов (например, зоолог А.А. Браунер при создании монографии "Летучие мыши Крыма"), научные изыскания применялись - и весьма успешно - в сельском хозяйстве (борьба с вредителями), были организованы курсы по прикладной энтомологии. К 1913 г. в музее существовали отделы: зоологический, ботанический, почвенный, палеонтологии, геологии и минералогии, гидрогеологический, сельскохозяйственный. За время своей деятельности музей собрал до 4 тысяч экспонатов, характеризующих флору и фауну Таврической губернии. За 13 лет (1901-1913 гг.) его посетило почти 250 тыс. человек. Музей издавал периодический научный сборник "Труды естественно-исторического музея Таврического губернского земства". В этом же здании начал свою деятельность и музей древностей, который из-за тесноты не раз менял помещение.
В период борьбы белых и красных за власть здесь располагались различные гражданские учреждения или штабы войск. В январе-апреле 1918 г. здесь располагался ЦК Советов Таврической губернии и ЦИК республики Тавриды под председательством Ж.А.Миллера, о чем свидетельствует "список учреждений и должностных лиц Совета рабочих и крестьянских депутатов, а также профсоюзов и других организаций в г. Симферополе". (Все комиссары первого советского правительства получали по 500 рублей, имели права льготного проезда по всем железным дорогам, во всех поездах, в том числе экстренных, право переговоров по прямому проводу со всеми городами и пунктами, бесплатного проезда во все уезды Таврической губернии и пользования телефоном. Им выдавались специальные мандаты о праве ношения оружия и неприкосновенности личности.)
В ноябре 1920 г. здесь располагался штаб Южного фронта во главе с М.В.Фрунзе, К.Е.Ворошиловым и С.М.Буденным, о чем свидетельствует мемориальная доска на фасаде здания (установлена в 1959, заменена в 1965 г.) В 1920-1921 гг. здесь располагались отделы Крымсовнархоза - топливный, текстильный, кустарной кооперации и утильбюро. После создания Крымской АССР, кроме того, наркомат юстиции, ее консультационное бюро и коллегия защитников при главсуде.
Дом 26/10 занимает ныне Симферопольский медицинский колледж имени Д.И.Ульянова. Но и сегодня еще старожилы города называют его по имени первого мецената "тарановской больницей".
Построено это здание по завещанию и на средства подполковника, по происхождению из дворян Екатеринославской губернии Александра Степановича Таранова-Белозерова. Начав по обычаю дворян службу в армии в детстве, он в 1779 г. назначается прокурором магистрата Екатеринославского наместничества. Как человек недюжинных способностей был замечен самим Потемкиным и назначен с 4 октября 1784 г. прокурором Таврической области. Став одним из ближайших сподвижников первого правителя области В.В.Каховского, он в январе 1787 г. ездил в Москву для покупки мебели и материалов для отделки путевых дворцов Екатерины II: люстр, зеркал, столов, палаток, холста, ситца, выбойки, белил, сусального золота, свечей, кибиток, хомутов, жаровен и прочая - многое требовалось для такого невиданного по роскоши путешествия. С задачей успешно справился, отправив в Крым "три транспорта", вернулся, принял участие в отделке дворцов, а также во встрече и проводах императрицы. В Карасубазаре был награжден Екатериной II орденом. В августе 1788 г. он выдвигается на должность областного прокурора. "К продолжению службы способен и достоин", - записано в его формуляре за 1795 г.
Выйдя в отставку, Александр Степанович приобрел имение под Феодосией, а за 5 лет до кончины составил завещание, по которому оставил все свое движимое и недвижимое имущество в Крыму на строительство странноприимного дома в Симферополе. Умер А.С. Таранов-Белозеров в 1819.
Один из душеприказчиков покойного вице-адмирал Черноморского флота Филипп Тимофеевич Быченский натолкнулся на трудности в осуществлении его воли. На имущество предъявили иски бывшая жена и брат, началась бюрократическая переписка, все как у нас водилось и водится. После вмешательства В.С. Попова дело сдвинулось с мертвой точки. "Не могу без чувствительнейшаго прискорбия вспомнить о кончине Александра Степановича; в нем потерял я стараго и добрага приятеля, коего искренное ко мне усердие доказано временем и опытами", - писал Попов Быченскому. В письме предлагалось доложить губернатору, "а буде дело не сдвинется", то и царю.
В Госархиве в АРК сохранился целый фонд Совета попечителей странноприимного дома, свыше 1,5 тысячи дел, из которого видно: здание было заложено летом 1822 г. и окончено строительством в 1826 г. Смотритель дома майор Степанов в еженедельных рапортах пунктуально перечислял суммы, затраченные на стройку. Один из архитекторов, наблюдавший за ходом работ, оказался не на высоте, допустил "упущения". Поэтому летом 1824 г. руководство стройкой было поручено известному зодчему И.Ф.Колодину. Он изменил кое-что в проекте, привлек к работам "ведомства морского и адмиралтейскаго служителей". Среди моряков Черноморского флота - строителей здания - мы встречали профессии печников, штукатуров, маляров, плотников...
Внешним видом дом напоминает дворянскую усадьбу того времени. Особенно интересны колоннада дорического ордера и внутренняя лестница, выполненная в духе работ выдающегося русского архитектора Жана Тома де Томона. В 1889 г. его срисовал с натуры художник А. Архипов.
В биографии этого здания много славных имен наших сограждан: Ф.К. Мильгаузен, А.Ф. Арендт, Ф.А. де Серр, Х.Х. Стевен, губернатор Н. А. Княжевич...
Выдающийся врач России Ф. К. Мильгаузен являлся первым председателем Совета его попечителей. Сохранилось немало его писем об обеспечении новостройки средствами и материалами, о заботливом уходе за подопечными и т. п.
Профессор, ученый-химик де Серр, которому А.С. Таранов-Белозеров оставил завещание (т.е. был душеприказчиком наряду с Ф.Т. Быченским), тоже проделал большую работу в Совете.
Один из лучших в ту пору врачей Таврической губернии А.Ф .Арендт долгое время трудился в заведении, и как говорится в одном из представлений царю, подписанном членами Совета попечителей дома: "... показал отличное усердие, неутомимые труды и человеческое попечение в пользовании больных, призреваемых в странноприимном доме, он вылечивал застарелые болезни ... с особенным искусством...".
В странноприимном доме содержалось от 60 до 80 одиноких, престарелых и больных вначале военнослужащих, а затем и гражданских лиц. В советское время в доме размещались различные медицинские учреждения: университетская клиника, областная противотуберкулезная больница, госпиталь инвалидов Великой Отечественной войны.
Недалеко от странноприимного дома в 1840 г. было построено здание немецкой кирхи. Проект здания в стиле классицизма был выполнен Ф. Эльсоном. Культовое сооружение в виде просуществовало до 1890 г.
Дом 25 был построен Андреем Федоровичем Арендтом, "штаб-лекарем, надворным советником, ордена св. Анны 2-й степени и св. Владимира 4-й ст. кавалером, имеющим знак отличия беспорочной службы за 25 лет". Сохранился документ от 16 февраля 1943 г., по которому губернское правление решило: это, тогда еще пустопорожнее, место "считать за Арендтом". Когда точно построен дом, установить не удалось. Но в списке домовладений за 1858 год он уже значится. Думается, что большая часть жизни и этого замечательного человека, на протяжении нескольких десятилетий лечившего чуть ли не весь город, и его сына, также отличного и долго практиковавшего врача, получившего мировое признание как один из авторов теории планеризма, Н.А. Арендта, прошла именно в этом доме. На момент выхода 3-го издания книги (июль, 2007) процесс разрушения оставленного дома представляется уже необратимым.
В 1842 г. в дом генерал-майора Ф.Д. Ревелиоти (ныне гимназия № 1, д. 32) перебралась из дома Горчакова (ул. Ушинского, 4) мужская губернская казенная гимназия, открытая тридцатью годами ранее - 2 сентября 1812 г. В начале занятия шли в плохо приспособленных для этого помещениях, и лишь в 60-е годы здание перестроили под гимназию. Это учебное заведение было высшим достижением городской думы и передовой общественности на ниве просвещения. В год открытия в нем училось всего 17 человек, однако в 1865 г. уже 318, а в 1883-м - 434 человека.
Здесь работали многие замечательные педагоги, ученые, общественные деятели: А.И. Маркевич, Д.И.Менделеев, Ф.Ф.Дашков, Е.Л.Марков, Л.В.Жирицкий, Н.И.Александров, К.И .Годорский, А.Ф.Лычагин и другие.
к началу страницы

Улица Карла Либкнехта
"Вчерашний день, 17 июля, обрадована я была вашими вестниками, кои приехали друг за другом следующим порядком: на рассвете конной гвардии секунд-ротмистр князь Иван Одоевский со взятием Каффы; в полдень гвардии подпоручик Щербинин - с занятием Керчи и Еникале, а перед захождением солнца артиллерии поручик Семенов с ключами всех сих мест и с вашими письмами".
Это из письма Екатерины II командующему 2-й русской армией во время русско-турецкой войны 1768-1771 гг. генерал-аншефу В. М. Долгорукову. А развивались события так. В июне 1771 г. войска под его командованием штурмом овладели Перекопскими укреплениями, часть их через Арабатскую стрелку вступила в восточный Крым. Русские заняли крупный торговый город Кефе (Феодосию) и Керчь с крепостью Еникале. Вскоре Крым был провозглашен независимым от Османской империи.
За блестящую победу русских войск князь В. М. Долгоруков получил вторую фамилию - Крымский, георгиевский орден первой степени, 60 тыс. рублей и табакерку с портретом императрицы, ибо "к незабвенной славе России завоевал он Крымский полуостров... отворил российскому флоту путь через Босфор Циммерийский (Керченский пролив) в Черное море".
Память о важном событии в многовековой борьбе русского и украинского народов против османской агрессии была увековечена еще в XIX в. 29 сентября 1842 г. на месте, где, по преданию, стояла палатка В.М.Долгорукова, открыт памятник-обелиск высотой 18,5 м из диабаза (архитектор А.Штрейхенберг, работы по камню Федора Вахрушева). По краям обелиска были врыты в землю стволы пушек долгоруковских времен, на чугунных столбах установлены старинные фонари, а сама четырехгранная колонна украшена барельефами (в дальнейшем памятник был несколько искажен неумелой реставрацией).
Самое раннее название улицы, где высится обелиск, - "Дорога на Перекоп" (совпадение названий с нынешней ул.К.Маркса неслучайно, с ней они составляли единую дорогу). В 1883 г., в дни празднования столетнего юбилея включения Крыма в состав России, уже сформировавшуюся улицу переименовали в Долгоруковскую.
Улица застроена в основном в XIX столетии. Из первых зданий, сформировавших ее облик, отметим: дом врача А.Ф.Арендта (№ 14), Симферопольский казенный винный склад (д. 38), лютеранскую церковь и школу при ней (д. 16), губернскую земскую управу (д. 2), офицерское собрание 51-го Литовского полка (д. 35), гостиницу "Ливадия", позднее "Бристоль" (д. 5), дом Шнейдера (№ 17), частную мужскую гимназию М.А. Волошенко (д. 41).
К началу XX в. улица была одной из лучших в городе. "По этой улице, - сообщает настольная и дорожная книга "Россия. Полное географическое описание нашего отечества" (1910 г.), - путешественник попадает с вокзала в город. На этой последней расположены лучшие отели и гостиницы города".
В биографии улицы много славных имен. Где-то в начале улицы жила дочь Таврического губернатора А.С. Жегулина-Ершова , в доме которой в 40-х годах прошлого столетия собиралось общество любителей музыки. Нижний этаж дома служил гостиной; здесь не раз звучала музыка в исполнении Александра Николаевича Серова, композитора и музыкального критика, ставшего вскоре известным всей России. "Серов играл, видимо, погруженный в музыку. И когда он играл не зауряд, а по вдохновению, то играл... как какой-то жрец, глубоко верующий в божество", - писал друг композитора М.М.Молчанов.
Осенью 1845 г. А.Н.Серов получил назначение на должность товарища председателя Таврической уголовной палаты и приехал в Симферополь. Вскоре сюда был направлен и М.М.Молчанов, соученик Серова по училищу правоведения.
Квартиру они снимали на Бульварной улице (ныне Ленина) в доме у жены титулярного советника Е.Ф. Нисходовской. По словам М.М.Молчанова, "угловой, каменный, одноэтажный дом тот, крытый черепицею, окрашенный белою краскою, стоял на горе, на которую постепенно и восходила главная улица". Из окон этого дома, местонахождение которого пока точно не установлено, открывался "превосходнейший вид на фруктовые сады, расстилавшиеся внизу по Салгирю, и на отдаленные, покрытые туманом и облаками, вершины южнобережных гор".
Служба была Серову в тягость. Взяточничество и крючкотворство, подкупы и проволочки во всех присутственных судебных местах вызывали в его душе гнев и протест. Все свое свободное время он отдавал музыке; любил также побродить по городу, любуясь южной природой. "Берега Салгира просто очарование, - писал А.Н.Серов сестре 17 октября 1845 г., - а мне говорят, что под самым городом, в саду князя Воронцова, Салгир течет еще великолепнее среди самых густых групп тополей и других деревьев. Что все это должно быть в летние лунные ночи? И вот где живет теперь твой брат А.Серов".
Когда в Симферопольском театре выступал М. С. Щепкин, А.Н.Серов не пропустил ни одного из 13 спектаклей с участием знаменитого актера. Тогда же, в сентябре 1846 г., состоялось их личное знакомство.
Молодой музыкант усиленно занимался самообразованием. Его любимыми композиторами были Гендель, Гайдн, Моцарт, Бетховен, произведения которых он охотно исполнял в домах друзей; увлекшись Бахом, Серов играл его "бесподобные хоралы" на органе в лютеранской церкви (здание не сохранилось). Он сделал фортепианное переложение увертюры Бетховена "Кориолан" и посвятил его Ф.Листу. "Ваша фортепианная партитура увертюры "Кориолан", - писал Лист Серову в Симферополь, -делает величайшую честь вашей художественной совести".
В симферопольский период жизни А.Н.Серов создает множество переложений и аранжировок, оперу "Мельничиха в Марли", начатую еще в Петербурге, кантату в честь Ф.К. Мильгаузена, а также классическую статью "Моцартов "Дон-Жуан" и его панегиристы". М.М.Молчанов вспоминал: "В то же время Серов писал оперу на тему "Майская ночь, или Утопленница". В ней были превосходнейшие мотивы... Напевы такие прелестные и так они магически действовали на душу, что все мы, тогдашние слушатели, были просто в восхищении и прочили Серову и этой "Майской ночи" светлейшую будущность...". К сожалению, обе ранние оперы композитора не сохранились.
В марте 1904 г. переулок Соборный, находившийся напротив Александро-Невского собора, был переименован в ул. Серова.
Многие выдающиеся представители русской культуры работали в 1866-1920 гг. в здании Таврической губернской земской управы (ныне д.2 - прокуратура Центрального района).
Земские управы - выборные исполнительные органы земского управления - были созданы царским правительством после отмены крепостного права с целью приспособить самодержавно-полицейский строй России к буржуазному развитию страны. Таврическая земская управа ведала вопросами сельского хозяйства, кустарной промышленности, продовольствия, народного образования, страхования, строительства и благоустройства городов на территории губернии. Выборы членов управы производились земскими собраниями, состоявшими из выборных земских гласных, причем стать ими могли лишь люди состоятельные: избирательный ценз был достаточно высок. Председатель управы вступал в должность после утверждения его кандидатуры губернатором.
Крымчанам повезло. Председателем губернской земской управы в 1883-1894 гг. был сын знаменитого русского ученого, основателя Никитского ботанического сада Х.Х. Стевена - Александр Христианович.
А.Х. Стевен (1844-1910) вырос в Симферополе, в доме частыми гостями были П.И.Кеппен, А.Я.Фабр, Ф.К. Мильгаузен, А.Ф. Арендт. Стевен-младший с отличием окончил Симферопольскую губернскую мужскую казенную гимназию, а затем физико-математический факультет Петербургского университета. Одним из его первых учителей в Симферополе был будущий великий химик Д.И.Менделеев. Александр Стевен отличался широтой и демократичностью взглядов, стоял во главе многих культурных начинаний в жизни Симферополя. Он участвовал в археологических исследованиях в Крыму, основал краеведческую библиотеку "Таврика" и долгие годы, даже находясь уже в Петербурге, способствовал пополнению ее фондов.
А.Х. Стевен был избран первым почетным председателем основанной в здании управы в 1887 г. Таврической ученой архивной комиссии (ТУАК). Заместителем, или, как тогда говорили, товарищем председателя стал И.И. Казас, большой знаток тюркских языков, а правителем дел - учитель истории Симферопольской мужской казенной гимназии талантливый историк - исследователь Ф.Ф. Дашков.
В Таврическую ученую архивную комиссию входило вначале 64, а к концу XIX в. около 300 членов, работавших как в Крыму, так и за его пределами. В разное время членами ТУАК были такие выдающиеся ученые, как С.Ф.Платонов, Б.Д.Греков, В.И.Вернадский, С.А.Жебелев, востоковеды В.В. Бартольд, Н.Я. Марр, И.Ю. Крачковский; искусствоведы Н.П.Кондаков, Д.В. Айналов; литературоведы Н.К.Гудзий, Е.В.Петухов; геологи Н.И.Андрусов, Н.Н. Клепинин; археологи Н.И. Веселовский, Ю.А. Кулаковский, Р.Х. Лепер, К.К. Косцюшко-Валюжвиич, А.Л.Бертье-Делагард. Комиссия представляла собой содружество ученых, краеведов, широких кругов общественности, это придавало ее деятельности демократический характер.
Главной задачей ТУАК был просмотр и отбор архивных материалов на постоянное хранение. Благодаря своей титанической работе удалось спасти от гибели значительное количество источников (архивы продавались пудами обойщикам и переплетчикам). Особенно велика здесь заслуга правителя дел комиссии Ф.Ф.Дашкова, имевшего опыт архивной работы.
Многое было сделано и для спасения исторических памятников Крыма. Те, что находились на частной земле, в России законом не охранялись: землевладельцы имели право поступать с ними по своему усмотрению. Члены комиссии добивались запрещения самочинных действий собственников, вывоза древностей за границу, изыскивали средства на их охрану и исследование, провели учет курганов, каменных баб и других археологических памятников.
Научная работа была уже сверх программы, но и тут вклад ТУАК огромен. На 260 заседаниях члены комиссии сделали 419 научных докладов, напечатанных в 57 сборниках. Эти научные статьи и. публикации не потеряли своей ценности по сей день. При ТУАК был открыт музей древностей, который комплектовался в основном за счет частных пожертвований. Так, А.Х. Стевен передал предметы, найденные им на Неаполе скифском. От А.Л. Бертье-Делагарда и Н.Н. Клепинина в музей поступили фотографии, а от известного русского ученого В.П.Кеппена, сына академика П.И.Кеппена, - материалы, характеризующие землевладение и земельные отношения в Таврической губернии. Несмотря на нехватку средств на содержание музея (он ютился в неприспособленных комнатах, а затем трижды менял свое место), за 18 лет его работы было собрано 7 тыс. ценных экспонатов, в том числе богатые коллекции по этнографии и нумизматике.
Таврическая ученая архивная комиссия была лучшей из подобных комиссий в России. И, как писал академик И.Ю. Крачковский, добилась она этого благодаря деятельности А.И. Маркевича.
Краевед, историк, этнограф, археолог Арсений Иванович Маркевич (1855-1942) большую и самую плодотворную часть жизни провел в Симферополе. Более чем полувековая деятельность ученого дала богатые результаты.
Со дня образования Таврической ученой архивной комиссии он один из активнейших ее членов, затем, после отъезда в Петербург А.Х. Стевена (1894), фактический, а с 1908 г. официальный председатель ТУАК.
А.И. Маркевич провел огромную работу по отбору архивных источников на хранение, по охране памятников старины, написал около 250 работ по истории края. Ученый неоднократно выступал со статьями и докладами об улучшении археологических исследований в Крыму и упорядочении архивов. По поручению комиссии в 1904 г. он определил границы городища Неаполя скифского, в пределах которых не должно быть допущено самовольных раскопок. По его инициативе вдоль этих границ были поставлены охранные столбы и прекращена добыча камня с городища.
А.И. Маркевич был горячим сторонником создания в Симферополе университета, а после открытия вуза стал одним из его первых преподавателей.
В 1927 г. он удостоен звания члена-корреспондента Академии наук СССР (случай беспрецедентный, так как Маркевич не имел ученой степени). Под председательством Арсения Ивановича Таврическая ученая архивная комиссия была преобразована в Таврическое общество истории, археологии и этнографии. В здании губернской земской управы неоднократно бывал младший брат В.И.Ленина,- земский врач Д.И. Ульянов. Заведующим санитарным отделом управы работал его друг врач А.А. Дзевановский, совместно с которым Д.И.Ульянов написал несколько научных статей, в частности "К вопросу об участии губернского земства в борьбе с эпидемиями".
Дома 1,3. Водолечебница доктора медицины С.М.Левина была устроена в специальном здании с выходом на Долгоруковскую (ныне К.Либкнехта, 1) улицу. Первым документом, относящимся к этому заведению является "прошение доктора медицины Самуила Михайловича Левина" в губернское правление от 23 июня 1900 г. "желая устроить в моем доме в городе Симферополе водолечебницу, - писал доктор медицины, - представляю при сем чертеж и пояснительную записку к нему". Вначале она была небольшой: состояла из одного отделения (мужчины и женщины принимали ванны в разное время), имела переднюю со входом со двора и с Долгоруковской улицы, приемную с раздевальнями. 6 апреля 1902 г. доктор Левин подал в губернское правление новое прошение об утверждении проекта расширения лечебницы. Буквально через 4 дня доктор получил обратно утвержденные документы. Это свидетельствовало о нужности и успехе заведения, по сути являвшегося первой электросветолечебницей Крыма. С 1911 г. она уже так и рекламировалась. В советское время здание использовалось по-разному. В начале 1918 г., например, здесь располагался госпиталь 208-го сводного эвакуационного пункта, сейчас его занимает финансовое управление.
Дом 5, где ныне размещается Объединенный коммерческий банк, известен среди краеведов как бывшая гостиница "Бристоль".
Первым сохранившимся документом об этом месте является список купцов по г.Симферополю за 1875 год. В нем указан дом купца Эмабля на Долгоруковской улице и говорится, что в нем имеется гостиница, в которой работает сапожных дел мастер. Об Эмабле известно мало. Есть на старом кладбище у Спортивной площади могилка с надписью "Эмабль Антон, ум. 1877 года". И более пока ничего.
Среди гостиниц города в 1885 г. В.Х .Кондараки называет "Петербургскую", "Ливадию" и "Золотой якорь" - как лучшие. Значит, эта называлась "Ливадия". Позже она уже называется "Россия". В газете "Крым" за 18 мая 1899 г. помещена реклама содержателя Д.Д.Кравца: "Гостиница "Россия" вблизи всех присутственных мест, самая большая. Номера в полном порядке, по весьма умеренным ценам от 75 копеек и до 3 рублей в сутки. Номера отдаются помесячно от 10 рб. и дороже с бесплатным самоваром. Также при гостинице имеются кабинеты, ресторан и кухня. Можно иметь самые изысканные блюда".
Вскоре она опять переименована. В той же газете за 14 мая следующего года объявлялось, что "с 30 апреля открыт отель "Бристоль" в Симферополе по Долгоруковской улице, в доме Жежеленко, где помещалась гостиница "Россия". Дом заново переделан, площадь зала значительно увеличена. Устроен пассаж с Долгоруковской на Александроневскую улицу. До 50 роскошно отделанных и изящно меблированных номеров. Мраморные ванны и души. Электрическое освещение, телефон и комиссионеры. Повар Орлов выписан из Москвы из знаменитого отеля "Континенталь". По благоустройству отель "Бристоль" будет вне конкуренции с остальными местными гостиницами". Добавим, что Александр Андреевич Жежеленко являлся почетным попечителем реального училища.
В дальнейшем содержатели гостиницы не ленились благоустраивать ее. Так в 1914 г. при ней был открыт "кафе-шантан".
В советское время гостиницу передали под жилье наиболее нуждающихся. За годы эксплуатации здания, уже никому не принадлежащего, оно постепенно приходило в ветхое состояние. И только в наши дни уже "новые структуры" - банк - провели реконструкцию, в том числе восстановили балкон, о котором так хвалебно отзывалась дореволюционная реклама. (Не забудем, что он открывал вид на памятник Долгорукову, кафедральный собор и вообще на центр города).
На Перекопской (ныне К. Либкнехта, 14) в семье известного врача А.Ф. Арендта 1 октября 1833 г. родился будущий основоположник планеризма Н.А. Арендт. Семья общалась со многими выдающимися учеными того времени. Отец Николая Андреевича (есть предположение) лечил А.С.Пушкина, когда тот гостил в Симферополе, других видных представителей русской культуры.
В 1849 г. Н.А. Арендт окончил с отличием Симферопольскую мужскую губернскую казенную гимназию, затем Петербургскую медико-хирургическую академию (1854 г.) и через несколько лет, защитив в Петербурге докторскую диссертацию (1862 г.), вернулся в Симферополь (1865 г.), в этом же году женился на дочери вице-губернатора А.А.Солнцева Софье, а потом три десятка лет проработал земским врачом.
Все свободное время Н.А. Арендт посвящал планеризму, наблюдал в полете птиц, делал расчеты. Он высказал новую, невероятную по тогдашним понятиям точку зрения, что летательный аппарат может быть тяжелее воздуха. В 1874 г. Н.А. Арендт опубликовал статью о разработанной им конструкции безмоторного самолета, парящего в воздухе, чем заложил основы планеризма. В 1877 г. он просил военное министерство выделить на постройку планера 2000 рублей, но получил отказ. Обращение к царю также не дало результата.
Неудачи не сломили Н.А. Арендта. В 1888 и 1889 гг. двумя изданиями вышла в Симферополе его книга "О воздухоплавании, основанном на принципах парения птиц". В книге были научно изложены и математически рассчитаны возможности полета аппарата тяжелее воздуха. Ученый продолжал работать над улучшением моделей планеров, влез в долги, и дом его был продан с молотка. Н.А.Арендт купил небольшой домик у водопада Учан-Су близ Ялты и проводил опыты до самой смерти, последовавшей 14 декабря 1893 г.
Если Симферополь с его железнодорожным вокзалом-дворцом, построенным в 1950 г. архитектором А.Н. Душкиным, называют воротами Крыма, то Симферопольский художественный музей и его уникальная крымская коллекция дает повод назвать его "вратами крымского искусства".
Расположен музей в здании бывшего Офицерского собрания (дом 35). Кстати, от вокзала к музею можно дойти за несколько минут через сквер, примечательный необыкновенным разнообразием древесных пород. Недалеко от него в начале XIX века располагалась мастерская художника-мариниста Э.Я. Магдесиана, открывшего в нем первую картинную галерею в городе.
Здание Офицерского собрания 51-го пехотного Литовского полка было построено в 1910-1913 годах в историческом стиле, охотно применявшемся при возведении официальных сооружений, тогда как в окружающих его частных домах появляется стиль Модерн. Простой "кубический" объем двухэтажного здания пластически обогащен выступами (ризалитами) завершенными небольшими аттиками с двуглавыми орлами - гербами Российской империи, углубленный парадный вход фланкирован двумя колоннами тосканского ордера, с трех сторон из стен выступают массивные балконы, на которые выходили из бального зала. Главный фасад выделен лентой венецианских окон с богатой рельефной орнаментацией наличников. Рельефные гербы, трофеи, венки и ветви лавра и дуба, также как и горизонтальная рустовка первого этажа подчеркивают парадный, торжественный характер сооружения, а светлая окраска стен (желтое и белое) придают ему праздничную легкость.
Сохранилась (едва ли не единственная в городе) старинная ограда вокруг палисадника и двора с флигелем, где расположены Выставочные залы музея.
После реставрации (конец 80 - начало 90-х годов прошлого века) экстерьеру и отчасти интерьеру здания возвращен его первоначальный облик.
Долгое время автором проекта Офицерского собрания считался академик Н.П.Краснов, построивший в ряду многих сооружений на ЮБК и царский дворец в Ливадии, но его авторство не подтверждено, и вопрос этот остается открытым (в ряду возможных упоминаются - Ф.К. Киблер, Е.Д.Садовский, А.Я.Рыков).
С 1922 г. в этом здании был размещен Центральный музей Тавриды, самой ценной частью собрания которого был художественный отдел. Он включал в себя живописные полотна русских мастеров (в том числе Брюллова, Айвазовского, Шишкина, Левитана, Серова), скульптуру (ценнейшей из них была статуя Вероккио, итальянского мастера Раннего Возрождения), фарфор - экспонаты, в основном изъятые Советской властью из дворцов и имений знати Южного берега Крыма.
В 1936-1937 годах на основе этого отдела была создана Симферопольская картинная галерея (открылась для публики 8 ноября 1937 г.), в 1966 г. переименованная в Симферопольский художественный музей. Так завершился многолетний процесс создания музейного художественного собрания в столице Крыма, первая попытка которого относится к 1908 году, когда в уставе нового Общества любителей искусства одной из его задач была объявлена "организация музея искусств".
Коллекция пополнялась из местных источников, фондов Третьяковской картинной галереи и Государственного русского музея (эти музеи сыграли свою роль и в послевоенном возрождении музея).
В годы войны картинная галерея понесла невосполнимые потери, и ее коллекция перестала существовать. Долгое время считалось, что все ящики с картинами сгорели на причале Керченского порта летом 1941г. во время бомбежки, а так как инвентарные книги и каталог не сохранились, то и состав довоенной коллекции установить было невозможно. А многолетняя работа в архивах научных сотрудников музея Н.Ф. Грищенко и Г.И. Федотовой помогла многое уточнить в судьбе довоенной коллекции, и в 2002 году был издан "Каталог Ценностей Симферопольского художественного музея, утраченных во время Второй мировой войны".
В настоящее время собрание музея насчитывает более 7 тысяч экспонатов основного фонда (живопись, скульптура, графика, декоративно-прикладное искусство).
Ряд ценных произведений был передан из центральных музеев страны. Это были в основном работы художников советской России и других республик, а затем в музей поступали преимущественно работы украинских и крымских художников. Последние годы музей развивается как собрание искусства Крыма, многие произведения передаются художниками в дар. Особо следует подчеркнуть значение монографических крымских коллекций Э.Я. Магдесиана, К.Ф. Богаевского, М.А. Волошина, М.М. Казаса (это его единственное музейное собрание, представляющее почти все его работы, которые сохранила и передала музею сестра художника А.М. Казас), В.К. Яновского, В.И. Благовещенского, Н.С. Барсамова, А.А. Козлова, Ю.В. Волкова, Ф.З. Захарова, Я.А. Басова, В.Д. Вернадского и других. На их основе в музее был создан Крымский зал, представляющий историю развития крымского искусства с начала XIX в. до наших дней. Особым динамизмом отличается раздел современного искусства Крыма, где часто происходят перемены в экспозиции, отражающие художественную жизнь нашего края. Здесь представлены не только активно работающие в Крыму художники З.И. Филиппов, О.В. Грачев, В.С Лисица, В.А. Платонов, В.Н. Хоришко, Н.А. Муравский, Н.Я. Дудченко и другие, но и крымская диаспора (Ф.С. Шерман, В.А. Трусов).
Экспозиция музея составляет лишь небольшой процент от хранящихся здесь произведений искусства, но именно она определяет его лицо. Это, прежде всего, относится к отделу русского искусства, занимающего все залы второго этажа музея. Отметив замечательную икону московской школы "Рождество Христово" (конец XVI в.), с которой и начинается экспозиция, и не придерживаясь хронологии, назовем лишь некоторые шедевры. Это и знаменитая "Лунная ночь на Днепре" А.И.Куинджи (вариант 1882 г., другие - в Государственном русском музее, Государственной Третьяковской галерее), подлинная жемчужина нашей коллекции картина В.Э.Борисова-Мусатова "Минувшее. Барышня и дама", "Портрет архитектора А.Н.Львова" Д.Г.Левицкого (одно из лучших приобретений музея), парадный портрет "М.И.Барятинский" Х.Робертсон, и академическое "Святое семейство" П.М .Шамшина. Работы мастеров первой половины Х1Хв. В.А. Тропинина, А.Г.Венецианова, небольшие, но высокого художественного качества полотна И.К.Айвазовского ("Закат на море", "Морской вид с островом") и, конечно, передвижники: И.И.Шишкин, В.Д.Поленов, Н.А.Ярошенко, К.В. Лемох, В.Е.Маковский, Н.Н. Дубовской, из работ И.Е.Репина замечательный "Этюд натурщицы", имеющий все достоинства картины.
Рубеж Х1Х-ХХ в., помимо шедевра В.Э. Борисова-Мусатова, представлен работами мастеров "Мира искусства" А.Бенуа, А.С. Бакста и "Союза русских художников": импрессионистический "Городской пейзаж" К.А.Коровина, пейзажи С.Ю.Жуковского, Л.В. Туржанского. Говоря о рисунке, отметим два портрета княгини М.К. Тенишевой: один - Репина, другой - гениального Врубеля.
Привилегия провинциальных музеев - показ художников второго и третьего ряда. У нас - это И.Е. Крачковский, А.И.Мещерский, эффектный И.Н. Занковский, которого часто копируют студенты художественного училища.
В зале советского искусства ярко представлены "сезаннисты": Р.Р.Фальк, А.В.Куприн, П.П .Кончаловский, а также такие классики, как А.А. Дейнека, К.С. Петров-Водкин, К.Ф. Юон и И.И. Грабарь. 60-ые и более поздние годы представлены картинами В.Ф. Стожарова и знаменитого "неформала" Тимура Новикова, не пройти мимо и полотна А.А. Китаева "Родное дите на периферию".
В 90-ые годы живопись украинских художников была выделена в отдельный зал, что дало возможность подчеркнуть особенные черты национальной школы, представленной выдающимися мастерами второй половины Х1Х-ХХ веков от К.А. Трутовского до Т.Н. Яблонской. Лирический Н.К. Пимоненко, динамичный Н.С. Самокиш, созерцательный С.И. Святославский, эпический И.И. Труш - это первый ряд украинского классического искусства.
Большие Выставочные залы (единственные в Крыму) дают возможность музею вести активную выставочную деятельность, показывая произведения из своих фондов и фондов других музеев, широко представляя творчество современных мастеров Крыма. За год здесь экспонируется до 30 выставок. Из прошлых лет вспоминаются экспозиции "Русская икона из собрания музея", "Репин и его ученики", "Крымский абстракционизм", "Киммерия-Таврида-Крым", "Искусство акварели"... У музея есть и свои оригинальные проекты: "камерные выставки в лекционном зале", "Дискуссионная выставка одной картины", и самый масштабный и перспективный проект в художественный жизни нашей республики Биеннале камерной акварели Крыма, первая выставка которой прошла в 1996 году.
Сегодня музей живет разнообразной и напряженной жизнью: планируются новые значительные выставки, перестраивается экспозиция, проводится эксперимент по привлечению в музей учащейся молодежи.
С 30 мая 1924 г. улица носит имя Карла Либкнехта.
к началу страницы

Бульвар Ленина
Долгие годы эта самая низменная часть города находилась вне его пределов и не застраивалась. Еще в середине XIX в. здесь охотились на уток. В 1844 г. "Нестор русских ботаников" X.X. Стевен в районе от улицы и до реки основал древесный питомник. Он лелеял надежду, что симферопольский питомник станет центром по распространению деревьев и кустарников на юге страны - подобно Никитскому саду. При этом он рассчитывал, что Никитский сад сосредоточится лишь на южных культурах.
В 1853 г. к питомнику был присоединен и "огород", и к 1858 г. фруктовый сад питомника насчитывал 10500 экземпляров плодовых деревьев, 500 экземпляров плодовых кустарников и около 32 тысяч декоративных деревьев и кустарников. Мечте Стевена не суждено было сбыться. В 1861 г. питомник со всеми прилегающими к нему землями был передан министерству государственных имуществ, затем духовному ведомству. В 1863-1866 гг. духовное ведомство построило и открыло здесь губернское женское епархиальное училище.
После ввода в строй железнодорожного полотна от ст. Лозовой до Симферополя, здесь, поблизости к станции, было возведено еще одно здание - почтовая конная станция и мальпост для перевозки пассажиров в Алушту и другие места Крыма. (В Ялту через Симферополь почти не ездили, так как ехать лучше было от Севастополя через Байдары: и ближе, и местность красивее, да и поезда с севера везли пассажиров до Севастополя).
Где-то в середине 70-х гг. XIX в., оказавшись на подъезде к городской черте, где сейчас "Дом в память 1905 года", известный писатель Е. Л. Марков в "Очерках Крыма" отмечал: "Не доезжая городской заставы, за решеткою только что разбитого садика, стоит большой и красивый дом, который я еще помню в развалинах (скорее всего, он подразумевает "развалины" в период строительства дома.) Этот дом теперь сосредоточивает в себе несколько разнородных учреждений, проникнутых потребностями и духом новой цивилизации. Один из крымских старожилов, доктор Арендт, устроил в особом отделении этого дома лечебницу сгущенным воздухом для грудных больных, приезжающих в Крым и при ней лечение кумысом. Главный же дом занят прекрасно устроенным "детским садом" г-жи Арендт. Сад этот уже состоит из четырех разных возрастов и подготовляет детей обоего пола в гимназию живым и развивающим путем наглядности, разнообразия, интереса. Заведение г-жи Арендт обильно снабжено самыми лучшими пособиями наглядного обучения, особенно же естественноисторическими коллекциями... При заведении находится сад и дворик с гимнастикою. Сад - тоже замечательность своего рода. Это первый местный опыт карликовых садов. 2000 французских груш и яблонь самых дорогих сортов воспитываются доктором Арендтом в форме урны, ростом не выше полутора аршин каждое. Саду всего пять лет, но уже на крошечных деревьях висят дюшесы, бери, кальвили и ранеты изумляющей величины и красоты".
Речь идет о Николае Андреевиче и Софье Андриановне Арендтах. Кем было построено это двухэтажное здание - отцом ли хозяина, А.Ф. Арендтом, отцом ли хозяйки, вице-губернатором А.А.Сонцевым - пока неясно. Семье Арендтов также принадлежали неподалеку, но в черте города, дома по нынешним ул. Либкнехта, 14 и К.Маркса, 25.
Первоначальное название улицы - Вокзальная (с 1904 р.). Это была самая грязная в городе улица: во-первых, в топком месте, во-вторых, сюда сваливали разный мусор и даже нечистоты в течение многих лет, в результате образовалось нечто вроде свалки, о чем свидетельствуют отчеты управы, например, за 1907 г.
Была создана специальная комиссия, которая, "осмотрев замощение проезжей части Вокзальной улицы, находящейся в далеко неудовлетворительном состоянии", вынесла вопрос на общее заседание управы и технико-строительной комиссии, которое "нашло необходимым немедленно произвести засыпку гравием обочин ее с исправлением профиля - для свободного стока воды". В 1911 г. дума приняла решение "в память 50-летия освобождения крестьян наименовать бульвар между Вокзальными улицами бульваром императора Александра II".
Благоустроить улицу удалось лишь в советское время. Новые "отцы города" также отлично понимали, что "театр начинается с вешалки", а эта улица - визитная карточка Симферополя. 30 мая 1924 г. бульвар был назван именем В. И. Ленина. Тогда же началось устройство зеленой зоны вокруг города. И началось оно с разбивки сквера на бульваре Ленина и парка в районе рабочего поселка по Севастопольскому шоссе (ныне парк им. Т. Г. Шевченко).
Прогулку по этим местам лучше начать по правой, нечетной стороне и обойти весь сквер с заходом на вокзал. Итак, о "загородной" даче Арендтов уже упоминалось.
Дом 5/7 - также упоминавшееся женское епархиальное училище. В годы революции и гражданской войны его учащихся "распустили" и использовали здание под госпитали. Сохранился, например, любопытный документ за 27 марта 1918 г. Цитируем: "Комиссар Симферопольского эвакопункта и военных госпиталей помещается в 180 полевом запасном госпитале по Вокзальной улице, дом 5/7, бывшее епархиальное училище, телефон 509".
Ныне это один из корпусов Крымского государственного медицинского университета им. С.И.Георгиевского - кузницы кадров медицинских работников, крупного научного центра. Основан весной 1931 г. на базе Крымского университета. Главный административно-учебный корпус построен в 1936 г.
Дом 9 принадлежал Ильину, видимо, одному из городских голов, дальше шло домовладение Демикели, скорей всего Виктора Ивановича, фабричного инспектора губернии. Впрочем, возможно и его брата купца 2-й гильдии Евгения. (Их отец Иван Осипович был купцом первой гильдии, имел 6 сыновей и 2 дочерей). Ближе к реке - "владение" Шишманов. Все эти лица заслуживают внимания, хотя и происходили "из социально чуждых слоев". В газете "Крым" за 21 мая 1899 г. появилась интересная статья о том, что "20 мая дачу надворного советника Льва Юстиновича Ильина, около симферопольского вокзала со всей находящейся в ней движимостью за 50 тысяч рублей... приобрел симферопольский купец Евстафий Павлович Попандопуло". И далее говорится, что 6 комнат нижнего этажа дома представляют настоящий музей, где имеются "редкости и древности индийские, китайские, японские, древнеегипетские, эпохи возрождения и новых времен, в том числе трость герцога Ришелье и много вещей, приобретенных от графа де Мезона. Знатоки говорят, что стоимость их превышает стоимость продажной цены. А кроме того, у дачи имеется 7,5 тысяч сажен земли".
Владельцы консервного завода братья Марк и Исаак Яковлевичи Шишманы создали акционерное общество, в которое вошли 11 акционеров, контора общества помещалась здесь, на границе с рекой. 6 апреля 1911 г. братья подали в управу заявление о разрешении строительства фабрики по Вокзальной улице". Управа разрешила, с оговоркой, чтобы не засорять Салгир. Тогда-то и появился план этой местности, где указаны вышеназванные имения.
Дом 11, где сейчас располагается линейный отдел милиции ст. Симферополь, - это и есть бывшая конная станция.
Привокзальная площадь - оживленное место. Мы уже упоминали в историческом очерке, что первый поезд (товарный) прибыл в наш город 2 июня 1874 г. Но участок дороги от Мелитополя продолжал строиться до 14 октября, а до Севастополя был закончен 5 января 1875 г.
Площадь была свидетельницей многих общественно-политических событий. В дни Московского вооруженного восстания в декабре 1905 г. на ст. Симферополь образовался забастовочный комитет, который организовал и провел забастовку железнодорожников, переросшую во всеобщую. Всего за 1905-1906 гг. трудящиеся города бастовали 16 раз, в этих событиях участвовало более 3500 рабочих, впереди которых шли железнодорожники, рабочие табачных фабрик и типографий.
31 июля 1914 г. на площади состоялось торжество по поводу пуска первого трамвая в городе. Он прошел до угла улицы Пушкина. Ликованию первых пассажиров не было предела. Все-таки новшество, да и для кармана легче: если проезд до вокзала из центра города на лошади стоил 40 коп. днем и 50 ночью, то трамвайный билет обходился в 10 копеек.
В вооруженной схватке за власть в январе 1918 г., положившей начало гражданской войне в Крыму, железнодорожники приняли сторону красных: красногвардейский отряд железнодорожников возглавил член Симферопольского ревкома П. Дзюбанов, а еще один железнодорожник В.Шаталов - такой же отряд рабочих аэропланосборочного завода Анатры.
В годы оккупации Крыма немецко-фашистскими войсками здесь активно действовала группа подпольщиков во главе с В.К. Ефремовым. Об этом говорит и барельеф, установленный на здании нового вокзала в 1972 г. На нем изображены портреты В.К.Ефремова и членов его группы А.А. Брайера, В.Э .Лавриненко, И.Г.Левицкого, Н.Я.Соколова, погибших в застенке гестапо.
Отступая, фашисты взорвали старое здание вокзала. На его месте, по проекту архитектора А.Н. Душкина, в 1950 г. построено новое здание, площадь значительно расширена за счет сноса обветшавших зданий, обрамлена новостройками жилых домов, троллейбусной и автобусной станциями, магазинами.
Из зданий нечетной стороны наибольший исторический интерес представляет тюремное заведение или как его до революции именовали - "тюремный замок". Тюрьма была построена вскоре после Крымской войны, и стала самой крупной и основательной в губернии. Уже в концу XIX в. она была переполнена. В отчете тюремного смотрителя за 1887 г. говорится, что при наличии 250 мест в ней содержится 284 арестанта. Вскоре их число перевалило за 330 человек. В годы гражданской войны число "посадочных мест" превысило санитарную норму вдвое. Но всех переплюнул "сталинский период": тогда и отчитываться за это перестали.
В этом "тюремном замке" сидели и некоторые известные революционеры, например, Павел Ефимович Дыбенко, арестованный осенью 1918 г. в Севастополе за подпольную деятельность, направленную против немецких оккупационных властей. Дыбенко описывал этот факт биографии так: "При моей попытке бежать из Севастопольской тюрьмы я был зверски избит верными опричниками генерала Сулькевича, закован в наручные и ножные кандалы и брошен в более надежную с суровым режимом Симферопольскую тюрьму... Камера - каменный мешок с крепкими железными засовами и недремлющим, вечно подстерегающим глазом волчка на массивной, окованной железом двери. Кругом мертвящая, жуткая тишина..."
В этот раз для Дыбенко все закончилось благополучно. Правительство большевиков, высоко ценившее его воинский талант, обменяло Дыбенко на пленных офицеров кайзеровской армии.
к началу страницы

Улица Горького
Как ни странно, этот центральный участок города довольно долго не застраивался. На первом генеральном плане Симферополя (1842) здесь видны многочисленные "пустопорожние" места. И тем не менее, уже в первой официальной росписи улиц города (1839) она названа Дворянской. Объясняется это тем, что на ней существовало небольшое здание, построенное под Дворянское депутатское собрание, а рядом с ним - 2 каретных сарая, один из которых в 1821 г. был приспособлен под дворянский театр. Сказывались и планы об использовании пустующих участков земли под дома дворян. И действительно, после Крымской войны они отдаются под застройку один за другим.
А сейчас - в путь. Дом 1. "Памятная книга Таврической губернии на 1916 г." указывает здесь два здания: угловое "Дворянская улица, собственный дом - Товарищество мануфактур "братьев Тарасовых", склады". А та часть здания, что идет по этой улице, именуется как "Русский для внешней торговли банк. Симферопольское отделение". Да и в планах города за 1910 и 1912 гг. этот филиал столичного банка указан здесь. (Банк этот был утвержден в 1871 г., имел 50 миллионов рублей основного и 16 млн. руб. запасного капитала).
В советское время во второй части здания работали: в январе - апреле 1918 г. "Советская улица, дом Тарасовых губернская продовольственная управа, телефоны 355, 463, 433" и "губернский комиссариат по продовольствию (комиссар А. В. Столяр)". Как эти старые и новые органы занимались одновременно одним делом - особый разговор, но можно представить. В апреле-июне 1919 г. здесь размещалась губернская ЧК - чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, а с ноября 1920 г. - Крымсобес. К 200-летнему юбилею города здесь было открыто комплексное предприятие общественного питания: внизу "Бистро" и кафе "Десерт", вверху - ресторан "Астория". Сейчас профиль изменился - торгуют мебелью.
Дом 2. "Дворянская улица, дом Шишмана - комиссионная контора Л. К. Тосунова по продаже, купле и залогу имений, земли, дачи или дома", - так рекламирует его газета "Крымский вестник" за 25 июня 1902 г. Какого только Шишмана, мы так и не разобрались, т. к. было минимум три семьи в городе с этой фамилией. Да и номер дома мы определили методом исключения.
Дом 3. "Памятная книга...(1916)" приводит объявление: "Дворянская улица, дом армяно-католической церкви № 3, телефон 78 - комиссионная торговля Григория Григорьевича Деопика... Помещение капиталов под закладные. Залог недвижимых имуществ в земельном банке. Посредничество при покупке, продаже и аренде недвижимых имуществ". Не знаем, как молитва к богу сочеталась с такой торгашеской конторой, но как источник о том, что тут находилась армяно-католическая церковь, это объявление нас устроило. К тому же оно уточнило планы города с нанесением приблизительно тут церкви. Ныне на этом месте - цирк.
Дом 4 - это финансы и еще раз финансы: здание испокон веку занималось и занимается по этому назначению, менялись только вывески. Здесь еще 30 декабря 1870 г. было учреждено "Симферопольское ссудосберегательное товарищество", преобразованное в 1873 г. в "Симферопольское общество взаимного кредита".
В 1910 г. дума решила построить здесь солидное здание, для разработки плана которого пригласила уже известного по благоустройству Набережной в Ялте, автора Ливадийского дворца и многих дач толстосумов близ его, архитектора Николая Петровича Краснова. Учитывая то, что в Симферополе уже существуют многие предприятия, нуждающиеся в финансировании, Краснов решил построить весьма впечатляющее здание, чтобы платежеспособность его обитателей, их надежность были видны и в архитектуре. Вместе с тем, чтобы оно не выглядело легкомысленным. Он предложил выделить здание из соседних, отодвинув его вглубь от линии застройки, а по линии разместить четыре мощные греко-дорические колонны, несущие только декоративное значение. Здание получалось в формах эклектической архитектуры: крупные формы со своеобразным декором фасада, где полуциркульные окна ренессанса, балясины в форме романских колонн, византийские, восточные и другие рельефные орнаменты, объединены в одно целое. 22 апреля 1911 г. дума решила "согласиться с планом нового здания... и 4-х колонн с электрическими фонарями на расстоянии 7 аршин от фасадной линии".
В 1913 г. здание вошло в строй, о чем имеется и надпись на его фронтоне. В том же году Краснов за блестящие работы в Крыму был избран академиком Петербургской академии художеств, получил чин надворного советника.
Общество взаимного кредита переросло в государственный банк в первые годы советской власти. В январе-апреле 1918 г. в списках учреждений города указывается: "Советская улица, первое общество взаимного кредита, телефон 189, - губернский комиссариат финансов, телефон 89 - комиссариат финансов города Симферополя". Указаны и фамилии комиссаров: в губернском А. И. Коляденко, в городском П. С. Пузанов.
С 1992 г. этот банк преобразован в "Национальный банк Украины, Крымское республиканское управление". Здесь же осуществляла свои операции "Крымская дирекция республиканского акционерного коммерческого банка социального развития". (Сейчас она находится в отреставрированном новыми строительными материалами доме купца Панченко).
Дом 5 состоит из двух частей. Та, что идет в виде перевернутой буквы П вглубь двора, была построена в первые годы XX в. (лицевая ее часть с аркой и фойэ кинотеатра была достроена несколько позже - в 1915 г.). Здесь в 1904 г. предприниматель Леонид Леонидович Сухомлинов открыл первый в Крыму иллюзион, вскоре синематограф, потом кинотеатр "Баян". Реклама 1910 г.: "Симферополь, кинотеатр "Баян", в центре города. Зал на 800 человек, два фойэ. Центральное отопление, хорошая: вентиляция...". Реклама того же года о выступлении в электротеатре "Баян" русского композитора А. Т. Гречанинова. Рекламы о проведении митингов и встреч с министром иностранных дел Временного правительства П. Н. Милюковым, тоже с министром земледелия В. М. Черновым... Словом, это общественно-политическое учреждение, видевшее в своих стенах многих политических деятелей и представителей культуры России. А затем и советской власти (с 1920 г. до 1954 г. функционировал под названием вначале "Звезда революции", позже "Большевик", а после передачи Крыма в состав Украины - кинотеатр им. Т. Г. Шевченко).
В ноябре 1941 г., когда фашисты оккупировали полуостров, одна из зондеркоманд, занимавшихся "разбором" библиотек, несколько дней возила грузовиками во двор этого здания книги, навалом, будто мусор; разбирала их, нужные для фатерлянда паковала к отправке, остальные беспощадно жгла. Очевидцы рассказывали, что клубы густого черного дыма валили отсюда несколько дней.
Дом 7, на углу с ул. Пушкина - центральная аптека города. Рядом - Министерство социальной защиты Автономной Республики Крым, в том же доме - "Союз писателей". А на нем мемориальная доска, сообщающая, что его в с 1973 по 2001 гг. возглавлял основатель журнала "Брега Тавриды", почетный крымчанин Анатолий Иванович Домбровский (1934-2001г.).
Дом 8, а по ул.Пушкина, 10. На плане части города за 1804 г. здесь уже обозначено строение, которое сейчас, после перестроек, занимает типография (во дворе). Кем оно было построено - неизвестно, но в 70-х годах XIX в. принадлежало кому-то из большой семьи армянских купцов Топаловых. (Один из них к концу века был потомственным почетным гражданином). В 1910 г. Топалов продал строение купцу Иосифу Ивановичу Бреннеру. Судя по заявлению Бреннера в комиссию по обложению его контрибуцией в январе 1918 г., у него в тот момент был еще один дом - на Салгирной улице, который, по его словам, он купил лет 30 назад, а этот (нынешний дом 8) он построил рядом с домом, купленным у Топалова.
До революции 1917 г. в доме Бреннера располагалось Товарищество "Треугольник", компания "Зингер", сельскохозяйственное общество взаимного кредита. В верхних этажах, как и ныне, жилые квартиры. В период Крымской ССР (1919) - "Губвоенмор" - губернский комиссариат военно-морских дел. А также его "Мобилизационный отдел". С ноября 1920 г. - здесь Крымвоенкомат, с 1924 г. - центральная государственная сберкасса. Сейчас здесь и кафе "Париж", и "Таврическая книга", и "Гастроном"...
Одноэтажный, богато украшенный лепниной дом 9 был построен в начале XX века. В советский период здесь долго работали райком партии и райком комсомола. За этим зданием, в общем-то состоящем из двух корпусов, в глубине двора находится театр кукол. Основан театр был в 1944 г., и вначале находился в одном из снесенных зданий ул. К.Маркса, 22. Театр ставил сотни спектаклей для детей по русским народным сказкам и пьесам советских авторов. В нем плодотворно работал художник Михаил Михайлович Щеглов (1885-1955).
Дом 10 - бывшее Депутатское дворянское собрание. Первым документом, касающимся этого объекта, является отношение городской думы губернскому землемеру М.А.Мухину от 30 мая 1810 г. "По предложению губернатора, - говорилось в нем, - предлагается "отвесть здешнему городничему господину надворному советнику Косанчичу из городовой земли просимые им места под домовое застроение". Сказано - сделано. 9 июня землемер сообщил думе, что "земля под номерами 49 и 50 отведена... в ширину 29 сажен, в длину 79 сажен".
15 мая предводитель дворянства Таврической губернии подполковник А. С. Таранов-Белозеров в отношении на имя губернатора сообщал, что "для постройки предполагаемого здешним благородным дворянством Дворянского дома назначено пустопорожнее место, лежащее между домами со стороны одной казенным, полицией и магистратом занимаемым, а с другой Статского Советника и Кавалера Нотары наследников", но формально оно еще не было отведено. Предводитель просил: кому следует - предписать об этом. Место было закреплено за просителями. Тут были построены одноэтажные здания: для собраний дворянства, а также два каменных сарая для лошадей и карет.
Интересное свидетельство об этом дворе, частично располагавшемся на купленной у Косанчича земле, оставил известнейший в те годы путешественник и литератор Ф.Ф. Вигель, посетивший город в октябре 1827 г. Он отмечал: "Еще 13-го, прогуливаясь вечером, зашел я на принадлежащий Дворянскому собранию преобширный двор, на котором какой-то приезжий эквилибрист увеселял и удивлял публику, состоящую по большей части из простонародья, своими прыжками по натянутой проволоке. Я сидел в одном сюртуке, и мне было почти жарко..."
В 1838 г. по решению Дворянского собрания губернская строительная комиссия начала переписку с хозяйственным департаментом МВД о постройке "приличного дома для дворянских съездов". Когда в 1842 г. разрабатывался первый генеральный план Симферополя, был разработан в цвете и утвержден вместе с ним у царя и план нового здания Депутатского дворянского собрания. Предполагалось построить весьма эффектное здание: в основном двухэтажном корпусе 8 окон, двери посередине, 6 выступающих колонн дорического ордера. По бокам два одноэтажных флигеля...
По разным причинам дело затянулось, из-за недостатка средств гражданский архитектор Константин Иванович Гоняев в конце октября 1844 г. разработал новый план дома, который был утвержден царем 10 июня 1847 г. По этому плану, с новой его доработкой в следующем году и новым утверждением царя, и было построено дошедшее до нас здание. Полностью оно вошло в строй в начале 1850 г., однако это не помешало в уже готовом флигеле в 1846 г. провести торжественное чествование 50-летнего юбилея деятельности Ф. К. Мильгаузена.
Во время Крымской войны (1854-1855 гг.) в течение двух лет в этом здании находился военный госпиталь, в котором работал великий русский хирург Николай Иванович Пирогов (1810-1881). Ассистировал ему С.П.Боткин, а помогали первые в России сестры милосердия, и среди них две Екатерины - родные сестры А. С. Грибоедова и М. А. Бакунина. (Мемориальная доска из белого мрамора, установленная на фасаде здания в 1963 г., с заменой ее на новую в 1975 г. нуждается в небольшой поправке).
В фонде Депутатского дворянского собрания сохранились интересные документы того времени. Так, в "книге капиталу, пожертвованному гг. дворянами в пользу раненых, находящихся в благородном дому" первая запись за 29 октября 1854 г. гласит: "Записаны в приход пожертвованные дворянином профессором Айвазовским в пользу раненых чинов, находящихся в благородном собрании серебром 25 рублей".
11 июля 1856 г. дворянское собрание обсудило вопрос "Об исправлении дома после пребывания в нем госпиталя". В отчете среди прочего сказано, что после того, как "архитектор Южного Берега совместно с депутатом дворянства осматривали дом и флигель, принадлежащие Дворянскому собранию, в которых помещались больныя и раненыя нижния воинския чины", был установлен в деталях объем работ. В 1868 г. здание выглядело так: "Дом дворянский со службами - 19 комнат, 18 печей. Главный корпус двухэтажный, а флигель одноэтажный. В главном корпусе Дворянское собрание, а во флигеле - канцелярия его и пр.".
В этом здании не раз проходили различные общественно-политические события, важные для всей губернии. Так 15 октября 1866 г. торжественно открыта деятельность Таврической губернской земской управы. 31 июля 1914 г. состоялся банкет по случаю пуска первого городского трамвая. В связи с начавшейся Первой мировой войной горячительные напитки запрещались, но приглашенным на торжество предлагались: "Лимонад и закуски. Бульон с пирожками. Осетрина паровая. Дичь разная. Мороженое. Чай. Кофе. Воды разныя".
В большой речи городской голова В. А. Иванов с восторгом отмечал, что длительная эпопея, имевшая начало в 1881 г., окончилась. "Сегодняшнее торжество есть праздник городского благоустройства, есть праздник приобщения нашего города к числу культурных городов России".
Дворянское депутатское собрание, как сословную организацию, в 1919 г. отменили большевики. В соответствии с приказом Крымревкома от 24 декабря 1920 г. здесь было начато создание "Центральной областной библиотеки Крыма". В ее фонды влились книги из первой "городской общественной Тумановской библиотеки", библиотеки "Просвещение", духовной семинарии, реквизированные у разных лиц. 7 ноября 1921 г. библиотека открыла двери для читателей.
Фашисты заняли здание под казармы, а наиболее ценные книги по искусству, краеведению, академические издания отправили в Германию (около 35 тыс. томов), остальное, в первую очередь марксистскую литературу - сожгли.
В 1956 г. ей присвоено имя И.Я.Франко, в 1983 г. статус Крымской республиканской универсальной научной библиотеки. (Ее фонды приближаются к 1 миллиону книг, обслуживает она около тысячи городских и районных библиотек, ведет обмен с научно-техническими, сельскохозяйственными и вузовскими библиотеками, число которых перевалило за 800).
Дом 11 - Симферопольская детская музыкальная школа 3. Она часто меняла свой адрес, наконец, обрела вполне достойное здание: двухэтажный особняк с балконом и полуколоннами около двух окон на втором этаже, с богатой лепниной. Школа эта носит имя Юрия Богатикова, памятник которому установлен позади здания.
Дом 12, на месте которого сейчас новая сцена драмтеатра, было одноэтажное здание некоего Хаджи, в 1907 г. арендованное под частную прогимназию Е. И. Свищева (курс обучения 4 года). Вскоре она была преобразована в гимназию (обучение 8 лет).
Дом 15. После войны обветшавшее здание было заменено новым, трехэтажным. Здесь в 60-80 гг. прошлого столетия работали Центральный райком партии, райисполком и Симферопольский горком комсомола. Ныне здесь размещается Центральный райсовет и его исполнительный комитет.
Дом 18 - здание бывшей губернской казенной женской гимназии, которая была переведена сюда со своего прежнего места (ныне Ушинского, 4) в начале XX века. В связи с ростом численности гимназисток Попечительский совет в 1893 г. купил обширное дворовое место здесь, на ул. Дворянской (Горького, 18), - угол Садовой (ныне ул. Жуковского, 11). По заказу совета архитектор Х.К.Васильев выполнил проект нового здания. Исполнение работ взял на себя лучший подрядчик строительных работ Петин. Здание начато застройкой в 1901 г. и окончено в 1905 г. В 1904 г. к зданию пристроили корпус по Дворянской улице. Здесь разместился актовый зал гимназии. Общая длина коридоров составила 76 сажен. Обошлось здание в 94 тысячи рублей. Исполнено оно в классическом итальянском стиле, имевшем удлиненную форму. Здание насчитывало на двух этажах 16 классных комнат, окна которых выходили на юго-восточную, солнечную сторону.
В соответствии с общими правилами гимназия являлась общеобразовательным учебным заведением. Лица, окончившие ее с золотой или серебряной медалью, принимались в университет в первую очередь и без экзаменов. Остальные - тоже без экзаменов, но по конкурсу аттестатов. Окончившие 8-й класс получали аттестат домашней учительницы.
Общие положения о кадрах гимназий гласили, что учителя их должны иметь хорошую подготовку, глубокие знания своих предметов и эрудицию, быть людьми высокой культуры и нравственной чистоты, пунктуальными, исполнительными, а главное - любящими детей. Из учителей казенной женской гимназии назовем хотя бы одного - Арсения Ивановича Маркевича.
Первая мировая война внесла свои коррективы. В здании гимназии разместился 2-й городской лазарет, и 700 воспитанниц гимназии были заметно стеснены. А в 1920 г. с приходом советской власти гимназия прекратила свое существование. Здесь разместили госпиталь, который после Великой Отечественной войны был преобразован в окружной, а после ликвидации округа - в гарнизонный.
Дом 22 в апреле - июне 1919 г. занимал "Батальон при ЧК". Коротко и ясно. В 20-х гг. - эвакоприемник, соседний 24-й дом в 20-х гг. - уголовный розыск, уездная милиция.
Номер 25 - угловой с ул. Желябова дом, где работает Симферопольский военный госпиталь. Нам удалось установить его преемственность с госпиталем на Студенческой улице и первыми военными казармами русских войск еще "времен очаковских и покорения Крыма". Из архивных записей также известно, что "на углу Дворянской и Губернской - дом Стамболи". Очень даже может быть, что и его: двухэтажный, богатой лепниной и балконами, он был не каждому по карману. А табачный фабрикант был достаточно богат. Но этот ли дом или дом 27 (тот тоже довольно дорогой) - не ясно.
Дом 26, небольшой, одноэтажный, с 4-мя полукруглыми окнами по фасаду, принадлежал учителю истории Симферопольской губернской казенной мужской гимназии, талантливому историку-исследователю Федору Федоровичу Лашкову (1858-1917). Автор 51 работы по истории социально-экономического развития Крыма, особенно о татарском землевладении в Крыму, составитель, автор и редактор отчета, составленного по поручению педагогического Совета под названием "Третья учебная экскурсия Симферопольской мужской гимназии. Симферополь и его окрестности", правитель дел Таврической ученой архивной комиссии Лашков олицетворял самоотверженность в служении исторической науке. После окончания Кишиневской духовной семинарии, а затем и Новороссийского университета в Одессе, он был определен, как тогда говорили и писали, учителем истории и географии Симферопольской мужской губернской казенной гимназии, и сразу выделился своей энергией и увлеченностью, создав в гимназии историко-географический музей.
В 1887 г. Лашков издал одну из значительных своих работ "Сельская община в Крымском ханстве". В том же году его приняли в действительные члены Одесского общества истории и древностей. В "Записках..." этого общества стали часто появляться его статьи по истории Крыма. В его работах было всесторонне показано многообразие форм землевладения, как феодального, так и вакуфного. Были в этих работах и недостатки, например, преувеличение значения патриархально-родовых пережитков у татар и влияния мусульманского права на формирование поземельных отношений в Крымском ханстве. Написал Лашков и книгу о последнем Крымском хане Шагин-Гирее.
В 1890 г. учителя гимназии подготовили тексты своих сообщений для экскурсии по губернскому центру, провели на их основе экскурсию. (Директор гимназии Г. И. Тимошевский, учителя X. А. Монастырлы, Ф.Ф.Лашков, А.И. Маркевич). Лашкову было поручено выступить в качестве составителя этого сборника, не потерявшего своей научной ценности до сих пор. Погиб Федор Федорович вместе с женой в собственном имении Мамаке (ныне с.Строгановка) 9 декабря 1917 г. Следствие не установило, от рук каких именно бандитов, да и не до того было.
30 мая 1924 г., в соответствии "с духом времени", все старорежимные названия улиц стали заменяться на новые. Эта улица, уже полностью застроенная, озелененная четырьмя рядами каштанов, вязов и лип, была переименована в Советскую улицу. Состав жильцов ее домов был уже иной: начиная с 1919 г. советские органы власти выселяли прежних владельцев и переселяли сюда из подвалов и с чердаков представителей пролетариата.
22 июня 1936 г., в связи с кончиной в марте "великого пролетарского писателя, основоположника литературы социалистического реализма" А.М.Горького (1868-1936) постановлением президиума КрымЦИК улица получила современное название. Бюро обкома ВКП (б) 28 июня не только одобрило и утвердило этот акт, но и приняло решение о присвоении его имени ряду школ, предприятий (Балаклавскому рудоуправлению - тогда карьеру "Нерудсталь", Симферопольскому хлебозаводу); о воздвижении ему памятников в Симферополе, Севастополе и Ялте; об "издании богато иллюстрированного сборника "Горький в Крыму", а "на татарском языке шеститомника избранных произведений Горького"; о написании художественных картин о пребывании его в Крыму; об учреждении в пединституте 3 стипендий его имени.
Основоположник литературы социалистического реализма Алексей Максимович Горький на протяжении многих лет был тесно связан с Крымом. В 1891 г. "нижегородский цеховой малярного цеха Алексей Максимов Пешков" впервые попал в благодатную Тавриду во время своего хождения "по святой Руси". (К тому времени он обошел центральные губернии, Поволжье, Дон, Украину, Молдавию.) От Перекопского перешейка путь его пролегал до Симферополя, затем через Бахчисарай в Севастополь и Балаклаву, а оттуда на Южный берег - в Алупку, Ялту и Алушту. Затем берегом моря он добрался до Феодосии, пересек Керченский полуостров и через пролив переправился на Тамань.
В центральных губерниях России был голод, и в Тавриду в поисках заработка устремились тысячи голодающих и безработных. Сам А. М. Горький брался за любую работу. В Симферополе он таскал кирпичи и подвозил тачкой песок для ремонта кафедрального собора, по дороге на Бахчисарай долбил камень для мощения шоссе, в Феодосии участвовал в строительстве морского порта. Все это нашло отражение в рассказах: "Мой спутник", "Коновалов", "Два босяка", "В степи".
За "политически неблагонадежным" нижегородцем был установлен полицейский надзор. Около 70 документов, находящихся на хранении в Крымском республиканском государственном архиве, свидетельствуют, что полиция и жандармерия регистрировали каждый его шаг.
Отдыхать и лечиться А.М. Горький приезжал в Крым 11 раз. Здесь он много и плодотворно трудился, привозил сюда для революционного подполья, в том числе симферопольского, нелегальную литературу. В советское время писатель интересовался состоянием курортного дела, трудами ученых Никитского ботанического сада, развитием виноградарства, работой Херсонесского археологического музея, литературной жизнью, проблемой водоснабжения Крыма.
Улица почти упирается в новое здание горисполкома (ул. Толстого, 15). В 80-х годах были снесены обветшавшие здания по нечетной стороне, на углу с ул. Жуковского, а в 1996 г. построено на этом месте детское кафе, разбит садик. Идет ремонт и реставрация других старых зданий.
к началу страницы

Улица Пушкина
Александр Сергеевич Пушкин провел в Крыму всего один месяц в августе - сентябре 1820 г., но до конца дней сохранил в сердце воспоминания о волшебном крае, с которым связаны были "счастливейшие минуты жизни".
В творчестве А.С.Пушкина отразилось многое из увиденного им в Крыму: Аю-Даг и Золотые ворота Кара-Дага, Георгиевский монастырь, море, заход солнца, склоны гор, Бахчисарайский фонтан, "брега веселые Салгира..."
Впервые поэт ступил на крымскую землю вечером 15 августа. Вместе с семьей генерала Н.Н.Раевского, героя Отечественной войны 1812 г., он осмотрел Керчь, затем побывал в Феодосии, жил в полюбившемся ему Гурзуфе и верхом через Бахчисарай прибыл в Симферополь.
С 8 сентября около недели А.С.Пушкин провел в Симферополе, жил на правом берегу Салгира в имении выходца из Франции химика Ф.А. де Серра (ныне ул. Кирова, 49а) , наведывался в дом Таврического губернатора Александра Николаевича Баранова (1793-1821), прогрессивного общественного деятеля, старого знакомого поэта по Петербургу. Александр Сергеевич высоко ценил его ум и душевные качества.
Вместе с Пушкиным и генералом Н.Н.Раевским остановился в городе сын генерала - Николай Николаевич Раевский-младший. Все трое - Пушкин, Раевский-младший, Баранов - были примерно одного возраста, поэтому на обеде у губернатора его петербургские гости позволяли себе "шалить".
Говоря о других симферопольских адресах поэта, начнем с посещения им докторов. По пути в Симферополь поэт впервые в Крыму заболел "лихорадкой" и лечился у Ф.К. Мильгаузена. Сад усадьбы Мильгаузена упирался в реку, за которой еще были видны остатки дворца калги-султана. Пушкин, скорее всего, посетил это место, просто не мог он его обойти - не в его это было характере. Кстати, наслаждаться веселым журчанием струй Салгира поэт мог в садах домов Баранова, де Серра и Мильгаузена. И еще один объект, надо думать, видел Пушкин - недостроенный, с сорванной бурей крышей Александро-Невский собор, который уже было решено разобрать.
В мае 1899 г., когда в стране шла подготовка к столетию со дня рождения поэта, Симферопольская дума выделила на проведение торжеств 500 рублей, решила построить народное училище, а "одну из главных улиц... наименовать Пушкинской". Окончательное решение принято 11 мая: присвоить имя Пушкина улице Приютинской. А через несколько дней, как писала газета "Крым", "все дощечки... заменены новыми с наименованием - Пушкинская" (с апреля 1937 г. - улица Пушкина).
Улица до переименования называлась Приютинской (или Приютнинской), потому что в 1858 г. сюда, на тогдашнюю Сенную площадь, в несколько строений под номером 20 был переведен детский приют. В 1869 г. для приюта рядом было сооружено новое двухэтажное здание (д. 18). Примерно в те же годы были открыты еще два таких заведения - ночлежный (ныне д. 85) и для мальчиков (ныне пер. Совнаркомовский, 3).
С исторической точки зрения особенно интересен дом в начале улицы под № 1 и 3. Он из числа ранних: год рождения 1871. Здесь размещались городские власти - дума и управа, а также учреждения поскромнее - сиротский суд и городской общественный банк, редакция газеты "Крым".
О земских управах мы уже говорили. Что представляли собой городские дума и управа?
Выборные органы городского самоуправления - думы - были учреждены еще при Екатерине II, 21 апреля 1785 г., причем на бумаге их состав строго регламентировался: по одному представителю от шести разрядов "настоящих городских обывателей". На деле все обстояло иначе: в 1916 г. в составе думы было двое дворян, шесть надворных, статских и действительных статских советников, одиннадцать купцов, двенадцать представителей высшей интеллигенции, один домашний учитель и... один мещанин.
Со второй половины XIX в. улица была застроена полностью. Буквально заполонил Приютинскую предприниматель Шнейдер. Улица стала его вотчиной. Он выстроил себе ряд домов, гостиниц, магазинов: в 1868 г. - двухэтажную гостиницу "Санкт-Петербургская" (на месте д. 2), в следующем (д. 8) - гостиницу "Метрополь", жилой и доходные дома, магазины. Несколько позже на улице обосновались дельцы помельче - владельцы магазинов Кюблер, братья Шишман и другие, осеняемые крупным бизнесом - Симферопольским отделением Санкт-Петербургского международного коммерческого банка (д. 17). Сам дом принадлежал присяжному поверенному Е.В.Вульфу. Адрес-календарь по Симферополю на 1898 г. сообщал: "В доме Вульфа на Приютинской улице - Симферопольское отделение Санкт-Петербургского международного коммерческого банка". Памятная книга на 1917 г. именует его уже как "Петроградский международный коммерческий банк". Она же добавляет, что "акционерный капитал его составляет 60, а резервный 35 миллионов рублей". Банк работал до окончательного установления советской власти. (Сейчас здесь работает абонемент республиканской библиотеки им.Франко.)
Дом № 6. В начале нынешнего столетия - магазин. Сюда регулярно хаживал В.Ф. Кюблер, хозяин, слывший поборником прогресса. И неспроста! У него (и нигде кроме) можно было приобрести "керосиново-калильные фонари "Эврика", самые практичные, для внутреннего и наружного освещения, без искусственного давления и проводов". Кюблер регулярно хаживал и в городскую думу, которая находилась почти рядом с магазином. И тоже не в гости, а как гласный думы.
Дом по улице Пушкина, 14 (Дом бракосочетания) вряд ли кого оставляет равнодушным. Сразу возникает вопрос: давно ли построено здание, кому принадлежало и не происходили ли здесь интересные события? И вот что нам удалось разыскать. Дом в начале XX в. принадлежал потомственному почетному гражданину Францу Францевичу Шнейдеру и его жене Софье Сергеевне Шнейдер (жена являлась председательницей Симферопольского общества "Детская помощь" и Детской больницы). В апреле - июне 1919 г. (во время Крымской ССР) здесь располагался штаб Первой советской Заднепровской стрелковой дивизии во главе с П. Е. Дыбенко, захватившей в то время Крым. Сохранился любопытный документ (в фонде городской управы) - опись вещей, находившихся в распоряжении красных. Перечисляется все: ковры, кресла, качалки, тумбочки, люстры, абажуры, скатерти, вазы... Ясно - вещи прежних владельцев.
Рядом с этим домом 27 мая 1899 г., в дни празднования столетнего юбилея А.С.Пушкина, "произведена закладка третьего городского бесплатного начального училища имени Пушкина", - сообщала 30 мая газета "Крымский курьер". В 1900 г. училище было открыто в здании, занимаемом ныне салоном и магазином обрядовых услуг и парикмахерской в доме 16 - первый корпус. В нем работали 4 учителя, обучавшие более 150 учеников, Сохранилось описание школы: "Построено из крупнопористого камня, крыша черепичная, 7 окон, ... пол цементный, в каждой классной комнате по 50 учащихся, две комнаты для учителей, которые тут и живут. Во дворе площадка для игр. Стоимость здания 9 тысяч рублей".
Здание работало по назначению до 20-х годов XX в., когда началась ломка старой системы образования. В 1944 г. здесь был открыт техникум советской торговли.
Под тем же номером ныне работает республиканская стоматологическая поликлиника. Кому принадлежало это одноэтажное, с высокими потолками, богатой лепниной, резными дверьми здание - пока не установлено. На его фронтоне есть цифра 1890 - год постройки и вензель "Э". Но что он означает - загадка, но есть постановление думы от 24 мая 1913 г. в связи с 300-летием Дома Романовых о покрытии первого квартала улицы асфальтированной плиткой и перемощении остальной части улицы гранитными кубиками. Так вот, там указано, что этот участок принадлежал одному из руководителей фабричной инспекции купцу И.И. Водоциану.
В огне осуществленной большевиками революции буржуазия и помещики потеряли все свои акции, вклады, привилегии, все свое движимое и недвижимое имущество. Принадлежавшие Шнейдерам, Топаловым, Кюблерам, Семерджиевым, Розенштейнам дома на Пушкинской и других улицах были "приватизированы" большевиками и использованы для нужд "социалистического строительства". Лишь один пример: в здании гостиницы "Санкт-Петербургской" (она же "Петроградская") в январе - феврале 1918 г. работал Симферопольский ревком во главе с посланцем ЦК РСДРП(б) в Крым Ж.А.Миллером. В марте - апреле 1918 г. здесь жили члены правительства Республики Тавриды, размещались бойцы революционных отрядов, участвовавшие в борьбе за советскую власть. Подобные примеры можно приводить долго. Однако насилие, продиктованное желанием "отнять и поделить", рождает, как правило, адекватный ответ: крупнейшим карательным отрядом белых на полуострове был, к примеру, шнейдеровский отряд.
4-6 мая 1920 г., когда в Крыму властвовал врангелевский режим, в здании гостиницы "Петроградская" состоялся военно-полевой суд над участниками большевистского подполья. Один из очевидцев писал: "Никто из осужденных к смертной казни при чтении приговора не дрогнул. Они просили только, чтобы их не разлучали в эту последнюю ночь...".
А через полгода, когда власть в Крыму перешла в руки большевиков, теперь уже они показали себя "во всей красе": без суда и следствия от их рук погибли многие тысячи как бывших участников белого движения, так и вполне мирных жителей, включая стариков, женщин, детей. Достаточно было лишь одного подозрения в их симпатиях к белым.
Буржуазно-аристократический характер улицы подчеркивало еще одно здание не коммерческого, а культурного назначения, но тоже весьма респектабельное, - Симферопольский дворянский театр (д. 15).
Но еще в начале XIX в. на этом месте был пустырь. 30 мая 1810 г. городская дума в отношении губернскому землемеру М.А.Мухину предложила "отвесть здешнему городничему господину надворному советнику Косанчичу из городовой земли просимые им места под домовое строение". Землемер отвел Косанчичу два участка - общей длиной 79, а шириной на 29 сажен. 15 марта 1815 г. губернский предводитель дворянства А.С. Таранов-Белозеров вошел с ходатайством к губернатору об отводе соседнего участка под здание дворянского депутатского собрания и вскоре получил его.
На стыке этих участков для дворян, приезжающих со всей Таврической губернии на свои съезды или для участия в конных соревнованиях, были построены два длинных каменных сарая, где ставились лошади и кареты (сараи шли, судя по плану, вдоль нынешней улицы, находясь в глубине двора).
Один из сараев, выходящий на нынешнюю ул. Героев Аджимушкая, в 1821 г. был снят московским купцом Волковым, приехавшим в Симферополь для лечения. Большой театрал, он перестроил сарай - заложил камнем арки, выходившие во двор, устлал досками пол, сделал небольшую сцену (8 аршин в ширину), расставил деревянные скамьи. И все, даже не были оштукатурены стены. В этих условиях здесь был открыт любительский театр, в котором началось знакомство симферопольцев с произведениями Фонвизина, Сумарокова и других классиков русской драматургии.
Лет через двадцать на средства, полученные от любительских спектаклей, директор казенной мужской гимназии А.В.Самойлов, брат известного в те годы артиста В.В.Самойлова, переоборудовал театр - оштукатурил стены, пристроил крытые коридоры, сделал подъезд, переделал партер, устроил ложи - и театр принял приличный вид.
После Крымской войны супруга губернатора Г.В.Жуковского обновила театр, снабдив его новыми декорациями и увеличив число лож. В 1873 г. дворянское Депутатское собрание сдало театр в руки дворянина С.В.Чеха, который за два года перестроил его - расширил здание, увеличив его высоту, устроил фойе, помещения уборных, мастерской и конторы. Театр стал коммерчески выгодным предприятием. За 13 лет его эксплуатации Чех получил около 40 тысяч рублей прибыли.
С 1888 г. театр перешел в ведение Дворянского собрания, был сдан антрепренеру Черкасову и стал называться Симферопольским дворянским театром. К тому времени он имел 410 мест, 20 лож в нижнем и 20 в верхнем ярусе и 184 кресла.
Театр был одним из центров культурной жизни края. Здесь в разное время выступало много знаменитых актеров. С 1 по 12 сентября 1846 г. здесь в 13 спектаклях участвовал великий русский актер М.С.Щепкин. Он сыграл свои лучшие роли: матроса Симона в спектакле "Матрос", казака Чупруна в спектакле "Москаль-чаривник", Макогоненков "Наталке Полтавке", городничего в "Ревизоре". В 1858 г. в роли Отелло выступал выдающийся американский трагик Айра Олдридж. В 1876-77 гг. - М.Л.Кропивницкий, затем П.А. Стрепетова, М.Г.Савина, О.Л. Книппер-Чехова, Ф.П.Горев, П.Н. Орленев, В.И.Качалов, М.К.Садовский, В.Ф.Комиссаржевская, М.К.Заньковецкая и другие.
С конца XIX в. вопрос о постройке "достойного здания для дворянского театра" ставился не раз. В 1870 г. думали построить его в начале Театрального переулка (ныне ул. Героев Аджимушкая). В 1908 г. местоположение его определилось - на улице Пушкина. Проект нового театра разработал академик архитектуры Алексей Николаевич Бекетов, а строительство велось под руководством инженера Я.А.Рыкова в 1910-1911 гг.
Театр в новом здании открылся 11 апреля 1911 г. речью городского головы В.А.Иванова: "Этот день знаменует собою культурный праздник в жизни Симферополя, так как новое обширное здание театра с прекрасно оборудованной сценой широко открывает двери сценическому искусству, до сих пор ютившемуся у нас в случайных и неудобных помещениях ". До конца года оставалось 8,5 месяцев, но за этот срок в новом здании было сыграно 21 драматическая пьеса, дано 18 опереточных и 16 оперных спектаклей. Вскоре театр развернулся во всю ширь. Но соседство банковской структуры не было "в тягость" театру с самого начала: в том же году здесь было открыто Второе общество взаимного кредита. Газета "Южные ведомости" привела его рекламу: "Общество открывает вексельные кредиты, обеспеченные домами и земельными участками из 7 процентов". Здесь же, на углу с ул. Дворянской (ныне ул.Горького), работал магазин "Бакалейные товары".
В годы революции и гражданской войны в театре проходили массовые митинги и разные съезды, в том числе решившие вопросы создания республики Тавриды и Крымской АССР. В июне 1921 г. здесь прошли выборы в городской Совет. Начиная с 1917 г. и до 1924 г. в той же угловой части здания (тут сейчас кассовый зал) находилась "корсетная мастерская м-ме Т.Л.Каган, бывшей закройщицы всемирно известной корсетной фабрики братьев Левандовских в Берлине". Сообщив об этом в той же газете, мадам добавляла, что в ее мастерской "всегда имеется 800 готовых корсетов и набрюшников собственного производства... масса резиновых бинтов и бюстгалтеров". Рисунок затянутой в корсет дамы (талия рюмочкой) дополнял рекламу. Реклама варьировалась. В одной из них дамам сообщались, что "лестные отзывы всех почти симферопольских докторов, докторов-акушеров и женщин-врачей дают м-ме Каган считать, что она в своей специальности достигла высшей степени совершенства". Вскоре после прихода к власти большевиков бывший дворянский театр объявили "Первым Советским театром в Симферополе". В декабре, 1920 г. в этом здании выступал с докладом Н. А. Семашко, а 7-9 ноября 1921 г. состоялся Первый Всекрымский учредительный съезд Советов. В ноябре 1920 - мае 1921 гг. рядом (где Малая сцена) работало Управление народного комиссариата внешней торговли в Крыму. Затем его перевели в Севастополь. С 1924 г. здесь работало Симферопольское отделение Всероссийского кооперативного банка. Сюда же на время перебралась "электротехническая и штамповочная мастерская Н.К. Шахвердова по ремонту электромашин и электроустановок". На сцене театра в советский период ставились как классика ("Горе от ума" А. Грибоедова, "Разбойники" Ф. Шиллера и др.), так и произведения современных драматургов. Так в 1927 г. здесь, в присутствии автора, была поставлена "Любовь Яровая". Газета "Красный Крым" за 5 марта посвятила описанию этого события специальную статью, в которой умилялась прототипами произведения. Не забудем: К.А. Тренев в 1919 г. работал под начальством матроса И.А. Назукина в народном комиссариате просвещения и взял прототипами немало симферопольцев, в том числе и своего начальника. И хотя Назукин в 1920 г. по приговору врангелевского военно-полевого суда был казнен, многие узнавали и его, и других персонажей (впервые эту пьесу поставил в декабре 1926 г. Малый театр в Москве).
Революционная тематика, естественно, превалировала и в последующие годы. Ставились здесь "Шторм", "Штиль", "Луна слева" В. Билль-Белоцерковского, "Бронепоезд 14-69" Вс. Иванова, "Темп" Н.Погодина, "Гибель эскадры" А.Корнейчука и другие.
В разное время на сцене театра работали выдающиеся деятели М.И.Царев, М.Соснин, Ф.Г.Раневская, композитор И.О.Дунаевский. Одним из талантливейших актеров театра в довоенные годы был Я.Б.Смоленский, сыгравший множество ролей. Актер погиб от рук немецко-фашистских захватчиков.
В 1943-1944 гг. в театре действовала подпольная группа "Сокол" во главе с художником-декоратором Н.А. Барышевым. В состав группы входили актеры: Д.К.Добромыслов, А.Ф. Перегонец, З.П.Яковлева, костюмеры И.Н.Озеров, Е.Я.Кучеренко, машинист сцены П.И.Чечеткин, уборщица П.Т.Ефимова, ученик художника О.А. Савватеев. Подпольщики вели разведывательную работу, поддерживали связь с крымскими партизанами. Они составили план Симферополя и нанесли на него разведанные ими военные объекты противника. 10 апреля 1944 г. за три дня до освобождения города, патриоты погибли в фашистском застенке. На здании театра в их честь установлена мемориальная доска с горельефом. Местные драматурги написали об их подвиге пьесу "Они были актерами", а артисты драмтеатра поставили ее на своей сцене (1977 г.). Создателям спектакля и исполнителям главных ролей присуждена государственная премия СССР.
Старейший из театров Крыма, второй после Херсонесского, известен ныне далеко за пределами края. С 20 сентября 1932 г. театр носит имя М. Горького. В июле 1979 г. он получил звание академического. 23 декабря 1995 г., после 16 лет реконструкции, осуществленной при участии генерального спонсора - Крымского регионального управления "Приватбанка" - открылся обновленный комплекс Крымского академического русского драматического театра им. М.Горького.
В ноябре 1967 г. вблизи театра был открыт памятник А.С.Пушкину (скульптор А.А.Ковалев, архитектор В.П.Мелик-Парсаданов).
Первый детский приют Таврической губернии был открыт в Симферополе в разгар Крымской войны (1854 г.). Сама идея о призрении детей-сирот и особо бедных родителей и содержание их в специальном приюте вынашивалась общественностью города с весны 1848 г. Было решено "учредить в Симферополе небольшой приют под названием Спасского и делать на него единовременные и ежегодные пожертвования в уверенности, что найдется много благотворителей, которые примут участие в этом деле и таким образом составится сумма, с которой можно будет приступить к учреждению приюта".
В следующем году начался и ежегодно проводился сбор добровольных пожертвований на это дело милосердия. Среди многочисленных дарителей имена М.С.Воронцова, двоих Фадьц-Фейнов, жены и дочери героя Отечественной войны 1812 г. А.Я.Рудзевича, представителей купечества и даже императрицы. Когда собрали около 2 тыс. руб., губернатор В.И.Пестель (брат декабриста П.И.Пестеля) обратился к Новороссийскому генерал-губернатору с просьбой разрешить открыть приют, при этом начальницей его предлагал "вдову генерала от инфантерии, героя Монмартра и Парижа А.Я.Рудзевича, Марфу Евстафьевну". Ходатайство это утвердила императрица Мария Александровна. По разным причинам дело затянулось, а тут грянула Крымская война и число детей-сирот увеличилось. В 1854 г. по инициативе жены губернатора графини А.М. Адлерберг приют "для призрения сирот, беднейших жителей Симферополя и других приморских городов, разоренных в военное время", был все же открыт и содержал 14 детей (5 мальчиков и 9 девочек). Позже, в апреле 1859 г., приют был назван именем графини. Первоначально он находился в частных домах: вначале в неудобном доме Ярошевской, а с января 1857 г., когда купец Черкес уступил за 400 рублей приюту свой дом, располагался напротив губернского архива. В 1858 г. для приюта был куплен дом на Сенной площади (ныне дом № 20 по ул. Пушкина) у А.М.Раевской (урожденной А.М.Бороздиной), вдовы умершего в 1843 г. генерал-лейтенанта Н.Н. Раевского-младшего. Его приобрел у дворянина С.В.Чеха еще в начале XIX в. ее отец М.М.Бороздин, брат губернатора А.М.Бороздина (есть косвенные данные о том, что в период своего пребывания в Симферополе этот дом посетил А.С.Пушкин). К дому сделали вместительные пристройки, в которых и содержались дети.
Постепенно дом приюта обветшал, попечительство решило построить новое здание на свободном месте его двора, именно на углу Приютинской (ул. Пушкина) и Комендантской (ул. Гоголя) улиц. Генерал-губернатор Г.В.Жуковский обратился ко многим лицам губернии с просьбой оказать содействие в строительстве, и те не замедлили откликнуться.
Здание было заложено вместе с небольшой церковью во имя Мироносицы Марии Магдалины 14.04.1868 г. в присутствии Новороссийского генерал-губернатора Коцебу и с благословения преосвященного Гурия, епископа Таврического.
Губернатор лично вникал во все вопросы новостройки, заботился о ее снабжении стройматериалами, мастерами и т.п. В хозяйственно-распорядительном строительном комитете работали по приглашению Г. Жуковского инженеры Грачев, Ярошевский, городской голова Н.И. Иванов, директор приюта И.А. Каракаш, полицмейстер Бурмейстер. Было решено строить новое здание на извести. Сосновый лес доставлялся с Херсона, для пола использовали местный дубовый лес, кирпич и черепицу заказывали в немецких колониях близ Карасу-Базара. Двухэтажное здание было построено за год - рекордный срок даже по нашим меркам. Воду подвели из фонтана на Базарной площади.
5 марта 1869 г. из Петербурга был отправлен иконостас и образа для церкви приюта - всего 17 икон. Иконы писал художник Савва Постемский. Деревянный иконостас с позолотой был выполнен купцом Зайцевым за 550 руб. Алтарь отделялся аркой с филенчатой складной дверью.
Новое здание приюта - "лучшее в городе" - так писал Г.Жуковский, было освящено и занято детьми 15 апреля 1869 года. В нижнем этаже приюта находилась церковь, две больших классных комнаты, столовая, приемная, кабинеты директора и смотрительницы, небольшое больничное отделение с изолятором. Длинный и светлый коридор с окнами на юг служил и рекреационной комнатой, где дети отдыхали в свободное время. На 2-ом этаже находился рукодельный класс, 3 спальни, бельевая, 5 комнат служащих, дортуары.
Одновременно со строительством основного здания и церкви было начато строительство хозяйственно-подсобных помещений, кухни, находящейся во дворе в отдельном помещении, а также бани и прачечной, находящихся в отдельном флигеле. При Приюте были также обширный двор и сад.
Напротив приюта на части Сенной площади город устроил сквер, а улицу назвали Приютинской.
В 1893 г. была расширена церковь приюта, так как увеличилось число питомиц. Юго-западная стена была отнесена вглубь двора на 7 аршин (8,5 м). К церкви был присоединен коридор, ведущий к кухне.
10 октября 1893 г. расширенная церковь была освящена епископом Мартинианом. В 1893 г. при церкви приюта была устроена колокольня. В 1902 г. был произведен полный ремонт здания приюта и хозпомещений. В 1904 году была сделана пристройка.
До 1891 г. приют существовал на основании Положения о Приютах от 27 октября 1839 г. 18 июля 1891 г. было утверждено Положение о детских приютах Ведомства учреждений императрицы Марии, которое определяло жизнь приюта до 1915 г. и далее.
Председателями Таврического губернского попечительства детских приютов состояли губернаторы, почетными попечительницами - супруги губернаторов.
С 13 июля 1911 г. директором приюта был А.И. Маркевич (1855-1942 гг.).
В 1918-1921 гг. в здании размещался ректорат, канцелярия и историко-филологический факультет Таврического университета. С 10.10.1920 г. по 11.01.1921 г. ректором университета был академик В.И.Вернадский (1863-1945).
18 мая 1923 года в Крыму был открыт Центральный музей Тавриды (ул. Долгоруковская, 35, ныне К. Либкнехта) в составе этнографического, художественного и археологического отдела. 1 октября 1927 г. за ЦМТ было закреплено здание бывшего приюта. В здании бывшей бани (флигель) с этого времени находились фондовые, хозяйственные и служебные помещения. Функциональное предназначение флигеля сохранялось с 1927 г. по 1988г.
В 1988 г. краеведческому музею было передано здание по ул. Гоголя, 14, начался постепенный переезд, демонтаж экспозиции. В 1992 г. Управлением культуры Совета Министров Крыма было принято решение об организации этнографического музея на полуострове.
Сегодня Крымский этнографический музей является одним из ведущих культурно-просветительских учреждений Крыма, в нем проводится активная научная работа. В его коллекции насчитывается более 7000 экспонатов.
В музее сосредоточена наиболее полная информация по этнографии и культуре народов Крыма. Благодаря этому он является своего рода "моделью" Крыма - обширным путеводителем по его народам и культурам.
С 1999 г. в музее работает постоянная выставка "Мозаика культур Крыма". В 2006 г.была обновлена и значительно расширена экспозиция (теперь выставочная площадь составляет 500 кв.м.).
В музее вам предоставится уникальная возможность проследить "Этническую историю Крыма в керамических фигурах": вы познакомитесь с народами, населявшими Крым с античности до нового времени.
Основная экспозиция расскажет Вам об интересных особенностях каждого народа и о том, что объединяет их культуры. Вы увидите фрагменты интерьеров с мебелью, посудой и различной хозяйственной утварью. Также вы познакомитесь с традиционной народной одеждой и ее элементами, разнообразной вышивкой, предметами рукоделия, документами, фотографиями, книгами, музыкальными инструментами, орудиями труда, реконструкциями различных печных сооружений.
Менялись времена, менялось назначение домов. Например, в доме № 22 до революции заседала Симферопольская уездная земская управа, а в 1920-1921 гг. - уездногородской ревком. В 1885-1888 гг. в конце улицы Приютинской (д.35) было выстроено здание для самых бедных "Ночлежный дом", или "Ночлежный приют". Это было "доступное убежище бездомным беднякам христианского, еврейского и магометанского вероисповеданий, не только жителям Симферополя, но и зашедшим в Симферополь на заработки из уездов Таврической губернии и разных концов необьятной России". За первые три года он обслужил почти 33 тысячи ночлежников.
Однако наплыв посетителей был так велик, что потребовалось расширить помещение. Уже 10 июня 1908 г. подрядчик М.Д.Роганов заключил договор с городской управой на расширение Ночлежного приюта. Он взял обязательство "возвести зал для ночлежников на 60 человек с подвальным этажом под ним и устройство отхожего места".
Чрезвычайно интересным нам показался отчет дежурного по приюту врача С. Тепельзона в городскую управу за 1910 год. "Ночлежный приют благотворительного общества, существующий с 80-х годов прошлого столетия, помещается в специальном здании. С одной его стороны к нему примыкает богадельня, с другой "Ясли". Приют состоит из приемной, квартир служителей и общих спален. В приемной продаются билеты на право ночлега, проводится осмотр заболевших. Мужская спальня - это три сообщающиеся между собой арками комнаты и одна "дворянская"... (названная так потому, что тут ночуют воришки, "дворяне", "стрелки", "адвокаты") - небольшая комната с 5 окнами во двор, с решетками, без форточек, кроватей 38, пол цементный, его площадь 74,2 кв.м., освещается 1 лампой.
Женская спальня - маленькая комнатка и коридор, примыкает к "дворянской" и умывальной, рассчитана на 18 женщин, фактически вмещает более, так как матрасы кладутся на пол, в коридоре стоят тоже три кровати, полы цементныя". Картину "Дна" дополняют данные о санитарном состоянии приюта. Дежурный (он же врач) отмечал, что матрасы и подушки грязные, моются они 2-3 раза в год, солома меняется также редко. А между тем постояльцы часто ложатся в кровать в грязной и сырой одежде и обуви, в кровати едят. В итоге - "масса больных паралитиков, стариков, детей, пьяных оставляют очень часто следы своего пребывания. Все это гниет, разлагается... Клозеты не отапливаются, сырыя..., клопы и другия насекомыя... Духота, вонь, табачный дым дополняют картину нашего приюта. Рассчитанный на 246 человек приют фактически обслуживает большее число людей, нередко число ночлежников достигает 325-350 человек...".
Упомянутые "Ясли" учреждены в 1902 г. на 50 детей, а богадельня (обе основаны А.Д. Люстигом и носили его имя) - с 1908 г. В богадельне призревались 25-28 человек. Питание в богадельне - обед и ужин, чай утром и вечером. Кровать, матрас, подушка, теплое и летнее одеяло, зимний и летний костюм и несколько смен белья. В яслях дети с 6-8 лет готовились к поступлению в школу (обучались чтению, письму и счету). Особым успехом пользовалось "Родное слово" К.Д.Ушинского.
В советское время здесь, в перестроенном здании, находились управление и столовая завода "Сельхоздеталь".
На Пушкинской в доме № 30 почти всю жизнь прожил ученый и общественный деятель Александр Иванович Полканов (1884-1971), автор 80 научных и научно-популярных работ, в том числе таких книг, как "Пешком по Крыму", "Ялта и ее окрестности", "Феодосия", "Судак".
Нет, пожалуй, у симферопольцев более любимой улицы, чем эта. Она по-особому уютна, на ней почти всегда многолюдно.
По соседству с ней находится еще одна группа зданий, представляющих значительный исторический интерес: духовная семинария и ее церковь (ул. Героев Аджимушкая, 9/11).
История их застройки такова. В Крыму не было духовной семинарии, и подготовка священнослужителей проводилась в Херсонской и Екатеринославской епархиях. Такое положение дел не устраивало крымских архипастырей. Епископ Таврический Алексий (Ржаницын) главной своей заботой считал открытие учебных заведений для детей духовенства. При нем были открыты мужское духовное и женское епархиальное училища. Владыка также ходатайствовал перед Святейшим Синодом об открытии семинарии, но из-за отсутствия денежных средств получил отказ. Владыку Алексия сменил на Таврической кафедре епископ Гурий (Карпов), который 2 марта 1868 г. (всего лишь через 18 дней после своего прибытия в Симферополь) подал в Таврическую духовную консисторию предложение о постройке в городе семинарии, ибо "епархия нуждается в людях, получивших семинарское образование". Он предложил создать специальный "Комитет по изысканию средств к открытию и содержанию семинарии в Таврической епархии", с тем, чтобы она давала ежегодно не менее 150 священно- и церковнослужителей. Духовенство губернии поддержало эту идею. Священным Синодом, после рассмотрения представленных материалов, было вынесено заключение: "Открытие Таврической семинарии произвести постепенно в течение 6 лет, начиная со второй половины 1870 года". 30 мая 1869 г. разрешение на открытие Таврической духовной семинарии было подписано Александром П. Было решено построить ее на Сенной площади в Симферополе.
В октябре 1869 г. губернские инженеры В.А.Грачев и К.Н.Еремеев составили проект здания, исчислили сумму расходов. На открытых торгах преимущество было отдано севастопольскому купцу 1-й гильдии Масякину, который обязался начать строительство весной 1870 г. и закончить его к августу 1872 г. 11 апреля 1871 г. была совершена торжественная закладка здания (после поиска оптимального места) и к концу того же года главный корпус, построенный в традициях русского классицизма, был вчерне окончен и покрыт. Однако, в связи с разного рода обстоятельствами, сооружение удалось закончить 1 августа 1873 г. 19 августа семинария была торжественно открыта. Благодаря епископу Гурию семинария была не только добротно построена, но и укомплектована прекрасными преподавателями из Санкт-Петербургской и Киевской академий. По ходатайству епископа Гурия Симферопольское городское общество уступило семинарии примыкающий к ней городской сад, который впоследствии обставили садовой мебелью и огородили. Семинаристы и преподаватели получили прекрасное место для отдыха. Новооткрытой семинарии требовался ректор, и из нескольких кандидатов Святейший Синод утвердил на эту должность Александра Дмитриевича Брянцева. Впоследствии он был пострижен в Бахчисарайском Успенском скиту в монахи с именем Арсений и возведен в сан архимандрита. В здании на втором этаже, в правом восточном крыле, была устроена семинарская церковь, освящена в честь трех вселенских святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. В 1885 г. при семинарии была открыта образцовая церковно-приходская школа, работой которой руководил один из педагогов семинарии. Здание школы было построено на средства члена попечительского совета семинарии Н. Уварова. Со временем потребовался более обширный храм и рядом с семинарией 18 июня 1900 г. (в связи с 25-летним юбилеем семинарии) по проекту зодчего А. Карапетова было заложено новое здание церкви, которое было освящено 10 сентября 1903 г.
В семинарии училось от 110 до 160 человек, дети духовенства бесплатно, со всех остальных взималась плата 40 рублей в год. Семинаристы в течение 6 лет изучали более 30 дисциплин. Ежедневно, кроме воскресенья, проводилось по 4 урока. Фонды библиотеки постоянно пополнялись новыми книгами. Образовательный уровень в семинарии был весьма высоким. В отдельном корпусе во дворе была устроена больница на 12 коек, при больнице имелся врач и фельдшер.
Несмотря на то, что семинаристы находились на полном содержании, дух "крамолы" проникали порой и сюда. Бывший иносословный семинарист А.И. Полканов, впоследствии видный краевед и искусствовед, вспоминал, что в 1902 г. здесь были организованы кружки по изучению политэкономии, истории и социологии. На их базе возникла "касса просвещения", вскоре ставшая нелегальным обществом по борьбе с русским самодержавием. "Касса" вела пропаганду марксистских идей среди семинаристов, печатала на гектографе прокламации, перепечатывала нелегальные брошюры. Было проведено следствие, виновные наказаны. Но в целом жизнь семинарии всегда была связана с судьбой народа, с судьбой своей страны. Когда началась Первая мировая война, многие воспитанники подали прошение об увольнении и ушли в действующую армию. Оставшиеся семинаристы трудились по уходу за ранеными. В 1919-1920 гг. в семинарии преподавал выдающийся русский мыслитель, создатель оригинальной мировоззренческой системы, философ о.Сергий Булгаков, позже профессор богословского института в Париже. Последним ректором духовной семинарии был архимандрит, впоследствии митрополит Вениамин (Федченков) - известный иерарх Русской Православной Церкви, духовный писатель, член Украинского церковного Собора. В 1919-1920 гг. он являлся епископом армии и флота на Юге России. 30 ноября 1920 г. приказом Крым ревкома Таврическая духовная семинария была закрыта. В 1997 г. здание семинарии было возвращено Симферопольской и Крымской епархии и освящено Владыкой Лазарем. Вскоре здесь было открыто Духовное училище, а с 2007 г. здесь вновь находится Духовная семинария.
к началу страницы

Проспект Кирова На всех других улицах номера домов идут из центра города на его окраины, а здесь - наоборот. Первоначально улица шла от Салгира в направлении второго христианского кладбища на окраине города. Часть ее, от реки и до нынешней площади Ленина, была застроена раньше всего и при первой росписи улиц (1839) получила название Гостиная, так как здесь шел почти сплошным потоком ряд гостиниц и постоялых дворов. В 1890 г., когда улица вытянулась почти до самого кладбища, ее переименовали в Салгирную. 27 января 1935 г. постановлением Крым ЦИК она была переименована в улицу Кирова. Этим актом увековечивалась память убитого 1 декабря 1934 г в Ленинграде С.М.Кирова, потенциального претендента на пост генсека ЦК ВКП(б). А 11 октября 1960 г. улица получила "статус" проспекта. Прежде чем начать по ней прогулку, заглянем к ставкам, идущим за ней, и на кладбище, откуда она собственно по номерам и начинается. Там, за кладбищенским бугром, находилась первая лодочная станция в городе на так называемом ставке Славича. Нам удалось несколько приоткрыть завесу над биографией этого неординарного человека. И не только его, но и его жены. "Полевой журнал ... владения подполковника Николая Савича Славича", составленный 10 мая 1843 г., и отчет губернского землемера от 28 февраля 1847 г. свидетельствуют, что земля эта досталась Славичу "покупкой от г. Свечина дачи "Славянка" в количестве 11 десятин 2214 саженей, как значится по купчей крепости". Позже по распоряжению губернского правления дача была "обмежевана в натуре". "Славич, - отмечается в документах, - корпуса инженеров путей сообщения подполковник, имеющий здесь всего земли 18400 кв. сажен, занятых виноградными и фруктовыми садами, огородами, хутором и дорогой, под прудами". Один из этих прудов (близ нынешнего кожевенно-обувного объединения) и стал позже городским ставком - любимым местом отдыха симферопольцев. Во всяком случае, сохранился ряд фото от 1913 г., запечатлевших здесь лодочную станцию и гуляющую по берегу нарядную публику с непременными зонтами в руках. В 1890 г. директор Симферопольской мужской казенной гимназии Г. И. Тимошевский писал, что "в настоящее время с именем ставка Симферополя соединяется понятие, как о месте гуляния... и как о месте, откуда Симферополь получает лед, а иногда и свежие караси". Мария Александровна Данненберг-Славич (1820-1891) вошла в историю под псевдонимом Сосногорова (перевод с немецкого на русский язык ее девичьей фамилии). До переезда в Крым она довольно долго работала в одной из одесских газет, имела широкую и глубокую образованность, обладала писательским талантом, при этом горячо любила Крым, его уникальную природу и богатую историю, много лет изучала его, что дало ей возможность написать "Путеводитель по Крыму для путешественников" - Одесса, 1871. - 370 с. Путеводитель был чуть ли не первым из такого рода литературы, если не считать анонимного автора книги "Путешествие её Императорского Величества в полуденный край России, предпринятое в 1787 году" и книги французского исследователя Монтандона, вышедшей в Одессе в 1834 г. на французском языке. Сосногорова дала краткий очерк основных эпох истории края, поделив ее на 4 периода: греко-эллинский, византийский, генуэзский и татарский. Кроме того, исторические справки помещены в ходе экскурса по полуострову. Особое внимание в книге уделено памятникам древности Крыма. В отличие от предыдущих работ, в этой книге указаны использованные источники, приведены различные точки зрения по спорным вопросам. Словом, это был и до сих пор остается первоклассным путеводителем XIX века. О его ценности говорит и тот факт, что путеводитель выдержал 6 переизданий. К тому же, 4 и 5 издания его вышли при серьезной доработке краеведа Г.Э. Караулова и под двумя фамилиями. (Особенно расширены были данные о географии, природе Крыма, памятниках русской эпохи). Шестое издание вышло за подписью видного русского геолога Н.А. Головкинского (1834-1897), с надписью на обложке путеводителя "бывший Сосногоровой". Работая в Крыму земским гидрогеологом, Головкинский изъездил весь полуостров и изучил его, собрал многочисленные интересные факты, внес в путеводитель много нового, особенно по описанию крымских почв, климатических зон и их лечебных факторов. Автором исторического раздела здесь, как и в 5 издании, выступил крупный статистик К.А.Вернер. Есть сведения, что при сборе материала по Симферополю существенную помощь оказал городской голова В.А.Иванов. Интересные строки о последних годах жизни М.А. Сосногоровой оставил Е.Л.Марков в "Очерках Крыма". Она жила тогда в районе нынешнего Профессорского (а еще недавно Рабочего) уголка под Алуштой в "пустыньке Чолмекчи", которая уже тогда стала "рассадником целой своеобразной колонии" (из профессоров). Марков писал, что "своего старого друга, прежнюю владелицу Чолмекчи, я уже нашел в новом гнезде, окруженном цветами и зеленью... Меня поразила простота и поэтическая обстановка жизни этой оригинальной отшельницы Южного берега. Она живет круглый год одна со своею родственницей, в этой горной пустыне, прямо над волнами моря, прямо под сенью Кастеля... Еще недавно, несмотря на свои лета, эта мужественная женщина объезжала верхом окрестные татарские деревни, для помощи больным... Вокруг ее домика цветы, редкие деревья юга, широко обставшая красота моря и гор". С другой стороны ставка находилась земля А.А Анатры. В марте 1915 г. состоялось заседание Таврического губернского по земским делам присутствия (губернатор Н.А. Княжевич, князь С.В.Горчаков, управляющий казенной палатой А. П. Барт, городской голова В.А.Иванов, член городской думы В.С. Налбандов и др. ответственные лица), заслушав "начальника губернии", постановили утвердить вынесенное решение "об отчуждении в собственность А.А. Анатры городской земли площадью до 12 тысяч квадратных сажен", а для постройки автомобильно-моторного завода (еще) "площадью 4,5 десятин, находящихся между городскими бойнями и заводской конюшнею". Аэропланосборочный завод как филиал международной фирмы "Испано-Суиза" построили быстро. А как же иначе: призыв "Сражаться до победного конца войны" был тогда популярен. Да и дело было прибыльным, а во время войны особенно. А так как для его обслуживания было нанято 150 специалистов из Петрограда, уже "заболевшего" предстоящей революцией, то в 1918 г. рабочие аэропланосборочного завода Анатры стали главной базой большевиков, боровшихся за установление власти Советов. Об этом говорит и мемориальная доска, установленная на воротах завода в 1953 г. В 1922 г. в корпусах завода, сильно разграбленного немецкими оккупационными властями (апрель-октябрь 1918 г.), был создан "Кожтрест". С 1927 г. он, после переоборудования, получил имя "Крымский большевик" и работал до Отечественной войны. Кладбище - своеобразная летопись города, комплексный исторический памятник. 29 ноября 1852 г. уездный землемер Кононов отметил, что место для "нового губернского Симферопольского городского кладбища" им вместе с губернским архитектором Гоняевым и "градским головою избрано вне черты города, за местом, назначенным для скачки на городской земле, в соседстве с еврейским и караимским кладбищами, к имению Славича простирающаяся возвышенная плоскость, всего 2 десятины земли". Итак, кладбище было заложено в 1852 г., когда первое христианское уже перестало вмещать своих "постояльцев". В той его части, что частично (была снесена, находилось немало христианских могил прошлых "отцов" города, его строителей, были и потомственные почетные граждане, имевшие награды и поощрения за верную и бескорыстную службу Отечеству. Сохранились могилы: академика батальной живописи Н.С. Самокиша (близ церкви, справа от входа), соратницы В.И. Ленина Л.М. Книпович, подпольщиков Отечественной войны 1941-1945 гг. В. К. Ефремова, Н.А. Барышева, А.Ф. Перегонец, И. Н. Носенко, 3. Г. Рухадзе, Л. И. Тарабукина, В. В. Дацуна и многих других участников борьбы против гитлеровцев. Да разве только их? Не забудем: здесь похоронены участники многих войн, в том числе Крымской войны 1854-1855 гг. Спортивная площадь еще в конце XIX в. была пустырем. Только в июле 1911 г. Таврическое губернское по земским и городским делам присутствие вынесло решение "об отпуске денег Симферопольской городской думе на замощение площади у толкучего рынка", который возник здесь как стихийный и назывался в народе просто "Толчок". 14 апреля 1944 г. здесь состоялся грандиозный митинг жителей города и воинов, освобождавших Симферополь от немецких захватчиков. На нем выступили командующий 4-й армии Ф.И. Толбухин, а также партийные и советские руководители. 12 мая 1974 г. это событие было увековечено мемориальной доской из белого мрамора, установленной у входа на стадион. В наше время площадь обрамлена зданием ОСОУ (общество содействия обороне Украины), закрывающим "неблаговидный объект" - кладбище, стадионом "Локомотив" и зданием, принадлежащим техникуму общественного питания. Напротив стадиона - Центральный рынок. Впервые симферопольцы пришли сюда за покупками в 1957 г., рынок вступил в строй к 40-летию советской власти. Сквер имени писателя Константина Андреевича Тренева долгое время был составной частью Большого базара. В 1960 г. он был реконструирован: насажены деревья, устроен фонтан, установлен памятник писателю - бронзовая фигура на постаменте из крымского диорита. (Создатель памятника - скульптор Е. Ф. Балашова, лауреат Государственной премии СССР). Дом 24, на углу с ул. Гоголя, когда-то был одноэтажным, но и тогда в нем располагались магазины (одно время по продаже обуви). В 60-х годах он был снесен и заменен "стекляшкой", как его сразу прозвали в народе. При сносе рабочие нашли на чердаке листовки Симферопольской подпольной организации за 1918-1919 г., которых в то время не было в архиве. Рядом со "стекляшкой" когда-то существовал заезжий двор купца Туманова, а с другой стороны, где теперь поликлиника №3, находилась его гостиница - "Северная". Это было одно из лучших зданий города: архитектурно интересно решенное, с верхними окнами третьего яруса для дополнительного освещения второго этажа. Далее по проспекту - дом 26. Построен был на рубеже веков фабрикантом Стамболи как доходный дом (аренда жилья на длительный срок, мебель - по желанию). Здесь, на втором этаже, 2 октября того же года состоялась первая конференция РСДРП (б) Таврической губернии, о чем повествует доска на его фасаде. Нынешняя площадь Ленина образовалась на части Большого базара в 50-х годах XX в. Большим базар назывался так в отличие от старого Малого базара - от улицы Октябрьской до Некрасова; от него до нас дошло одно торговое здание - "лавки с колоннами" на нынешней ул. Одесской, 12. Итак, Большой базар... Один из первых чиновников области граф Завадовский, купивший бывшее имение А. М. Бороздина в Саблах, в 1829 г. описывал это место так: "Особой достопримечательностью Симферополя казался мне его базар. Он был расположен как раз у границы будущего предполагаемого европейского города и его татарской части. В жаркую летнюю пору он представлял собою живописное, интересное зрелище. Загроможденные различными плодами стояли здесь по всем направлениям многочисленные арбы и мажары (татарская воловая повозка или арба. ) ... расположены были лавочки промышленников ... находились и походные харчевни, в которых жарились и варились различные яства...". Судя по "Росписи доходов" торговали здесь хлебными запасами, мясом, бакалейными и галантерейными товарами, стеклянной и фаянсовой посудой, табаком, шубами, шапками, башмаками, рыбой, фруктами, печеным хлебом, новой и старой одеждой, шорными и мелочными товарами, горшками, зельтерской водой и лимонадом. Большой базар бурно развивался. Идеальное для торга место купил здесь купец 2-й гильдии из Керчи Ицка Лейберович Берг. Его переписка со строительным департаментом МВД (с докладом царю) свидетельствует, что уже в 1843 г. на этом месте планировалось построить "дом Берга", а два года спустя Ицке Бергу "по указу его императорского величества разрешена постройка двухэтажного дома и одноэтажных лавок". 15 ноября 1858 года И. Л. Берг в просьбе на имя императора Александра Николаевича отмечал, что "на отведенном ему месте со всех четырех сторон фасадных улиц совершенно окончил строительство лавок" и просил дать узаконенную бумагу об этом. 16 декабря 1858 г. губернский архитектор Константин Иванович Гоняев составил "план местности, состоящей против Базарной площади, принадлежащей купцу Ицко Бергу, заключающей площади 69, 5 квадратных сажень". К 1871 г. в Симферополе уже насчитывалось 95 купцов первой и второй гильдии. В том же году М.А. Сосногорова описывала Большой симферопольский базар как: "Огромное место, с фонтаном в середине, застроенное деревянными балаганами, бывает битком набито разноплеменным народом... На земле целыми горами навалены горы арбузов, дынь, тыкв, яблоков, груш, луку, чесноку, орехов разных сортов, зелёного и красного перцу, помидоров, синих баклажанов и пр. На столиках продают всякую всячину". Из базарного фонтана, который давал 16-18 тысяч ведер в сутки, пил воду чуть не весь город. Порядка, правда, не было. В докладе "О внутреннем распорядке на базарах и рынках", представленном в 1871 г. Думе, отмечалось, что в Симферополе "на Базарной площади и других местах, где производится торговля, не существует должнаго порядка..., торговля производится по произволу каждого..., барышники закупают съестные припасы..., перепродают их тут же по возвышенной цене, торговки зеленью делают то же, только перевязывая пучки". Интересные бытовые картины рисовал в своем путеводителе по Крыму видный краевед В.Х. Кондараки: "Для приезжего в Симферополь, без сомнения всего интереснее взглянуть на быт и развлечения татар, которых он найдет в их национальных кофейнях, расположенных вокруг базарной площади. В кофейни эти каждый любопытный может войти и потребовать чашку кофе, стоющею 5 копеек. Из местных приготовлений считаются лакомствами: султанские пирожки и шашлыки, которые приготавливаются некоторыми туземцами для продажи и не дороже 3-4 копеек за штуку". В 1906 г. над зданием народной столовой - по сути входом на базар, со стороны нынешней ул. Чехова, были установлены первые в городе "башенные часы фирмы московского купца, часовых дел мастера Андрея Александровича Энодина, стоимостью 1.192 рубля". В 1895 г. наследники вышеупомянутого И.Л.Берга продали видное здание купцу 2-й гильдии П. Н. Ванштейну, и новый владелец устроил здесь гостиницу, назвав ее "Гранд-отель". В "Справочной книге по Симферополю на 1898 г." появилась реклама: "Для господ приезжающих г. Симферополя рекомендуется первоклассная гостиница Гранд-отель, перешедшая в ведение М. И. Божко (бывшего содержателя ресторана в городском саду в продолжение нескольких лет). Гостиница вновь отремонтирована, с 36 номерами от 1 рубля до 3 рублей в сутки. Роскошная обстановка: мраморная баня и ванны. Электрическое освещение, телефон, комфортабельный ресторан. Хорошая кухня. Погреб напитков лучших фирм, комиссионер к каждому поезду на вокзале". В довоенный период в здании располагался Дом крестьянина. В нижнем этаже находился магазин обуви. В послевоенный период здесь находилась гостиница "Симферополь". В большом зале на втором этаже работал клуб коммунальников. Внизу находилась лучшая в городе столовая, рядом парикмахерская, а со стороны Севастопольской улицы душевая для любого желающего. В 60-70-е годы в здании со стороны центрального универмага работал магазин "Атлантика" по продаже рыбы. Вблизи гостиницы находилась санитарно-ветеринарная лаборатория - великолепный образец архитектуры конца XIX в., прямо дворец. Здание гостиницы, как и соседние (санитарно-ветеринарная лаборатория и другие), были снесены в 60-е гг. XX в. в связи с переустройством площади Ленина. Постепенно здесь вступили в строй Дом профсоюзов (1959), здание Совета министров (1960 г.), здание Украинского музыкально-драматического театра (1977). Памятник В. И. Ленину установлен здесь в год 50-летия Октябрьской революции. На том месте, где сейчас стоит центральный универмаг "Сельпо", первоначально был целый куст гостиниц и постоялых дворов, задачей которых было обслуживание торгового люда. Тут и в начале Севастопольской улицы были гостиницы: "Пассаж", "Большая Московская", "Континенталь ", "Сан-Ремо", "Троицкая", "Ялтинская", "Биржа"; постоялые дворы "Белый хан" (позже гостиница "Крымская"), "Маленький хан" (гостиница "Ялта"), "Желтый хан" и др. В гостинице "Пассаж", построенной подрядчиками братьями Анджело, был открыт крупнейший торговый комплекс с одноименным названием. На фронтоне здания красовались какие-то "загадочные египетские глаза". Внутренний двор был перекрыт куполообразным стеклянным потолком, в центре двора был устроен бассейн с золотыми рыбками. А вокруг - галереи, магазины... У здания долгое время существовал автовокзал по перевозке пассажиров на курорты Крыма. В гостинице "Большая Московская" в 1920-1921 гг. работал ЦУКК - Центральное управление курортами Крыма, во главе с Д. И. Ульяновым. В доме 21 купец вначале второй, позже первой гильдии Х.К. Чирахов устроил биржу, а затем и гостиницу под тем же названием ("Биржа"). Здесь осуществлялись все крупные торговые сделки. Ныне (с торца) здесь располагается "Пиццерия". Дом 25 - это одна из первых гостиниц Симферополя - "Афинская". Здесь в 1825 г. с 18 июня около трех месяцев с перерывами жил А.С.Грибоедов. Пребывал он в мрачном настроении, явно в связи с разладом во взглядах с друзьями-декабристами. "Дрянной городишко" - отозвался он о Симферополе. Ничего удивительного: новый город только рождался, а старый с его кривыми, узкими улицами, залитыми помоями и наглухо закрытыми дворами, да еще после столичных городов, - и не мог произвести на него впечатления. Причина плохого настроения поэта была, естественно, глубже. М. В. Нечкина в книге о декабристах отмечала, что по пути в Крым Грибоедов посетил Киев, как связной Северного и Южного обществ декабристов. Пробыл там 10 дней, участвовал в совещании, на котором в резких тонах высказался против "Белоцерковского плана" (убийство Александра I, восстание только в армии), считая, что заговорщическая тактика приведет к самому полному провалу. В письме двоюродному брату С.Н.Бегичеву он отмечал, что назвал их дураками, которые, имея "сто прапорщиков", хотят переменить весь государственный быт России. Тут же поэт жаловался на досаждающих ему симферопольцев, жаждавших пообщаться со знаменитым автором комедии "Горе от ума", и добавлял: "Да мне не весело, скучно, отвратительно, несносно", что он "время потерял и вообще утратил силу характера". Однако деятельная натура искала выхода. До сих пор не ясно: чего так долго он пребывал здесь. Ведь не только из-за того, чтобы совершать экскурсии по Крыму (Алушту - Ялту -Алупку - Симеиз - Ялту - Байдары - Инкерман - Севастополь - Херсонес - Мангуп-Кале - Бахчисарай - Чуфут-Кале - Иосафатову долину - Успенский монастырь - Саблы) только во время первого путешествия в конце июня - начале июля. Интересно, что близ Гурзуфа Грибоедов встретился с великим польским поэтом Адамом Мицкевичем и Ржевуским, связанными с польскими революционерами, совещались по поводу установления контактов с декабристами. Вскоре Мицкевич уехал на родину, так не его ли так долго и ожидал Грибоедов?! 15 сентября А.С. Грибоедов отбыл к месту своей службы дипломатического секретаря в Кавказском корпусе. Следственная комиссия по восстанию декабристов располагала показаниями Трубецкого и Оболенского, что поэта принял в общество Рылеев. Но Рылеев отверг это (скорей всего спасая друга). Других компрометирующих данных добыто не было. Ермолов же успел предупредить поэта и дипломата о возможном аресте и дал тем возможность сжечь бумаги. В конце концов Грибоедова освободили. Уже в советское время одна из улиц Симферополя (за Республиканской клинической больницей им.Н.А. Семашко) названа именем великого русского поэта, стоящего в одном ряду с именами таких корифеев мировой литературы, как Пушкин, Гоголь, Толстой, Чехов, и который был кроме того талантливым дипломатом. По соседству с этим зданием находилась хоральная синагога, католический костел и дом основателя крупнейшей виноторговой фирмы Г.Н. Христофорова. Все эти здания снесены в 60-70-х годах прошлого века. На их месте сейчас комплекс магазинов. Напротив, на углу со сквером - интересно архитектурно решенное двухэтажное здание с богатой лепниной и высокими потолками. Судя по плану части города, он принадлежал купцу первой гильдии И.И. Бреннеру. Построен не ранее 60-х годов XIX в. (Бреннер родился в 1837 г., а купцом стал в 1870 г.). В 1917 г. в газете "Прибой" указывалось: "Ресторан "Ланжерон", Салгирная улица, дом Бреннера". Судьба здания связана с ожесточенной борьбой классов в годы гражданской войны. В апреле-июне 1919 г. здесь работал комиссариат здравоохранения Крымской ССР (нарком, он же председатель правительства республики Д. И. Ульянов). С конца 1920 г. здесь размещались: вначале ревтрибунал 4-й армии Южного фронта, затем ЧК, занимавшиеся, в частности, арестами и расстрелами "контрреволюционеров". Всего в Крыму без суда и следствия тогда погибло более 18 тысяч человек (насколько "более" - данные расходятся; точную цифру надежно хранят крымская земля и воды Черного моря). К этому зданию, в Гимназическом переулке, приходили жители, читали вывешенные на стене (на сохранившихся и сегодня "медальонах" у входа в корчму "Диканька" с ул.Ушинского) списки арестованных и расстрелянных родственников. Крики, плач... Рядом, через переулок, находился участок земли купца Ачкинази. Здесь он построил большое здание, в котором было кафе "Ланжерон". В газете "Красный Крым" за 26 марта 1927 г. говорилось, что здесь "кафе-столовая "Ланжерон". Доступные завтраки, обеды и ужины, чай, кофе, шоколад, какао, восточные блюда, специальный шашлык на вертеле из молодого барашка и крымские чебуреки, вино лучших фирм, а также водка, пиво "Новая Бавария". Почему (до сноса кафе в 1984 г.) оно получило название "Ланжерон" - неясно. То ли по одесскому примеру, то ли потому, что Новороссийский генерал-губернатор А.Ф. Ланжерон бывал в Симферополе в 1819 г. с ревизией некачественно построенного Александра-Невского собора. Далее идет сквер им. 200-летия Симферополя. К середине XIX в. он был застроен почти полностью. На самом углу с нынешним Совнаркомовским переулком в 1837 г. была построена третья по счету в городе гостиница - "Золотой якорь" (после "Одессы" и "Афинской"). С ней связано много памятных событий истории города. В 1846 г. в ней жили знаменитый критик В. Г. Белинский и выдающийся русский актер М.С.Щепкин. Щепкин участвовал в 13 спектаклях Симферопольского театра и сыграл в них лучшие свои роли. Белинский, сопровождавший актера по состоянию здоровья, гулял, дышал воздухом благодатного края, присутствовал на спектаклях, обдумывал рецензии... В годы Крымской войны в этой гостинице жил великий русский хирург Н.И.Пирогов. С.Н. Сергеев-Ценский в эпопее "Севастопольская страда" нарисовал такую картину: "Дым коромыслом стоял в гостинице "Европа". Все комнаты были прочно заняты приезжими, платившими за них по самым высоким ценам... Пирогов, приехавший сюда на паре госпитальных лошадей, заранее знал, конечно, что нечего было и думать устроиться на несколько дней в лучшей из симферопольских гостиниц, и все-таки он, сойдя с коляски, вошел в "Европу". Дальнейшая биография здания также связана с борьбой белых и красных. После установления в городе советской власти, здесь располагались красногвардейцы и черноморцы сводного отряда, прибывшего из Севастополя. Затем здесь работали ЦК Советов и ЦИК республики Тавриды во главе с Ж.А.Миллером. Здесь размещались кабинеты Главного комиссара при Совете по военным делам и борьбе с контрреволюцией Ю.П. Гавена и командующего красногвардейским отрядом С.В. Хацко. В апреле 1919 г. здесь разместился штаб Первой советской Заднепровской стрелковой дивизии, только что отбившей город у деникинцев. Комдивом был П.Е. Дыбенко, чей барельеф высечен на памятнике, установленном на месте гостиницы в 1968 г. Сквер до 1984 г. назывался его именем (переименован в связи с 200-летним юбилеем города). Дом 50, уже снесенный, на месте выхода из подземного перехода от кинотеатра "Симферополь", первоначально был построен в 1816-1818 гг. для командира симферопольского военного гарнизона полковника В.Я. Фицнера. Был этот дом каменным, двухэтажным, с чердаком, имел "хозяйственные пристройки и большой двор" (пишем мы это потому, что таким видел его, а возможно и бывал в нем А.С.Пушкин). В 1826 г. Дом перестроили и использовали его под казенную палату, ведавшую казначействами. В 1920 г. здесь размещался штаб 4-й армии Южного фронта. Дом 52 - это здание первоначально было одноэтажным. Построено оно было в 1874-1875 гг. для губернского казначейства (новое, трехэтажное здание построено на его месте уже в 1897-1900 гг., о чем свидетельствует надпись на фронтоне). Казначейства в губернии и на местах, открытые в 1878 г., ведали приемом, хранением денежных сборов и доходов и выдачей денежных сумм, свидетельств на право торговли и промысла, паспортов и подорожных, продажей всех видов гербовой бумаги. Здание, национализированное в 1920 г., использовалось в советский период под различные учреждения: вначале под Совнарком и отделы здравоохранения, наркомфиы и наркомсобес КрымЦИКа; в 1950-1981 г. здесь работал симферопольский горисполком. На здании в 1968 г. установлена аннотационная доска в память частей, освобождавших город от фашистов и получивших наименование Симферопольских. (Сейчас здесь ГАК "Черноморнефтегаз".) Рядом находилось здание бывшего первого полицейского участка. Из его окон в 1905 г. полицмейстер и его чины наблюдали за политической демонстрацией и митингом, происходившим в городском саду. Отсюда они послали "нижних чинов" на расправу. В начале 1918 г. здесь находилось "Управление комиссара милиции 1 участка". (На его месте - здание банка "Финансы та кредит".) Еще дальше - баня №1. Против бани - дом 37. Когда он построен - точно не установлено, но архитектура явно XIX века. Дом 37 в первоначальном виде не сохранился. Здесь, в двухэтажном здании на берегу Салгира, в первое время работала городская управа, проходили заседания думы (с 1810 г. - дума находилась в Доме полиции на Полицейской (К. Маркса) улице, а управа до 1873 г. - тут). Здание интересно и тем, что здесь в 1890 г. была открыта одна из первых в Крыму общественных библиотек. Это событие хорошо отразил в рассказе "Ионыч" А.П.Чехов: "Когда в губернском городе С. приезжие жаловались на скуку и однообразие жизни, то местные жители, как бы оправдываясь, говорили, что, напротив, в С. очень хорошо, что в С. есть библиотека..." История появления ее такова. В 60-х гг. XIX в. появились частные платные библиотеки при книжных магазинах. Первая из них - при магазине купца М. Койлю, которая вскоре перешла к внуку уже упоминавшегося купца И.Берга - М.Бергу, а затем к купчихе С.Г.Спиро. Вместе со 2-й библиотекой (при магазине Н.И. Шматко) в конце 70-х гг. их приобрел купец-книгопродавец С.Б.Туманов. Он упорядочил фонд, завел каталог. Перед смертью завещал библиотеку в распоряжение городского самоуправления. 2 мая 1890 г. дума рассмотрела "доклад Управы с представлением копии духовного завещания покойного дворянина Сергея Борисовича Туманова, завещавшего в полную собственность г. Симферополя принадлежавшую ему библиотеку...", приняла ее, образовала комиссию из гласных И.И. Казаса, В.А.Иванова и Н.В. Михно "и поручила им довести дело до полного порядка". 3 июля дума, заслушав доклад этой комиссии.., решила "теперь же ассигновать в распоряжение правления библиотеки 2000 рублей на приспособление городского здания, что на бульваре, в котором помещалась прежде городская управа, под помещение библиотеки, на приобретение шкафов, мебели и пр.". Уже в момент открытия 14 октября библиотека насчитывала около 18 тысяч библиотечных единиц. Выполняя волю дарителя, управа по решению думы, не только открыла библиотеку для населения, но и читальню при ней. В читальне было 3960 томов книг и около 4 тысяч штук журналов. Естественно, что "тумановская" бесплатная библиотека-читальня являлась гордостью жителей города. В советский период библиотека перебралась в здание бывшего Депутатского дворянского собрания (ул. Горького, 10), где находится и сейчас. В 1921 г. в ее деятельности принимали участие учителя Крымнаробраза, в том числе сестры Анастасия и Марина Цветаевы. Ну а первая общественная библиотека в Симферополе появилась еще в апреле 1834 г. на пожертвования горожан. Одним из них был Ф. К. Мильгаузен. Это была третья на юге России библиотека (после Севастопольской морской - 1823 г. и Одесской научной - 1829 г.), и она насчитывала около 600 книг. Однако к концу десятилетия ее преобразовали в "Симферопольскую губернскую публичную библиотеку". В этой библиотеке, ее заведующим, работал будущий член исполнительного комитета партии "Народная воля" П.А. Теллалов (1853-1883). Уроженец Севастополя, Теллалов окончил Симферопольскую мужскую казенную гимназию и поступил в столичный Горный институт. В 1874 г. он был исключен из института за участие в студенческих беспорядках и вернулся в Симферополь. Нам удалось установить, что в этот период он и сблизился с С.Л.Перовской, тоже оказавшейся в Симферополе В 70 -х гг. библиотеку расформировали, передав книги мужской казенной гимназии и городскому клубу. Здание за баней было построено для содержания пожарного обоза, видимо в конце XIX в. Вообще-то первая пожарная команда в Симферополе появилась в 20-х гг. XIX в. На плане переустройства Дома полиции в Симферополе, выполненный таврическим губернским архитектором И.Ф.Колодиным в 1828 г., указана каланча над этим зданием с набатным колоколом. Тут же находилась, может и не по полному штату, пожарная команда или пожарный обоз, а воду брали из колодца внутри обширного двора и из реки Салгир. В связи с Крымской войной вопрос о тушении пожаров резко обострился, ибо в городе сосредоточилось большое число войск и раненых. В зданиях военного ведомства, особенно в военном госпитале, который находился близ современной телевышки, день и ночь варилась пища, кипятилась вода для стирки и стериализации перевязочного материала. В итоге произошло два больших пожара. Городское полицейское управление в 1854 г. сообщало губернатору Н.В. Адлербергу, что "пожарная часть города Симферополя находится в неудовлетворительном положении по неимению пожарной команды". Губернатор ходатайствовал перед командующим русской армии А.С. Меншиковым "о безвозмездном даровании г. Симферополю во внимание к исключительному положению этого города по военным обстоятельствам и незначительности его доходов, пожарной команды". Командующий вошел с таким ходатайством перед военным министром В.А.Долгоруковым, а тот перед царем. "Высочайшее повеление" Александра II об этом было дано в начале октября 1855 г. 14 декабря "из экстраординарных сумм армии" было отпущено 7500 рублей "на содержание пожарной команды и постройку сарая в г. Симферополе для помещения пожарных инструментов и проч. Главная цель - для охранения от пожаров находившихся в военное время в Симферополе военных госпиталей и складов казенного имущества". В 60-х годах было принято решение сосредоточить все пожарное хозяйство у реки Салгир - основного источника водоснабжения для тушения пожаров. В 1868 г. "начальник губернии, согласно заявлению Думы, испросил высочайшее разрешение на уступку городу части строений, принадлежащих зданию казенной палаты и пустопорожнего места при тех строениях, идущего к Салгиру" (за баней №1). За 15 тысяч рублей в Одессе приобрели пожарные инструменты, устроили здание для их хранения, содержания обоза, лошадей. А рядом построили первую полицейскую часть, обслуживавшую город. Пожарная команда насчитывала 50 человек и 20 лошадей, сукно для одежды пожарных было заказано на харьковской фабрике. Купцу 1-й гильдии С. В. Розенштейну Дума поручила "приступить к постройке вещей для симферопольской пожарной команды, а именно: полукафтанов парадных с шароварами, полукафтанов рабочих с шароварами, шинелей, полушубков овчинных и летних кителей". По общим в империи стандартам они изготовлялись из серого солдатского сукна. Выделялись лишь кожаная или медная каска да парадный мундир. В 1896 г. было внедрено новшество, о котором газета "Крымский вестник" в номере от 1 февраля сообщала: "В Симферопольской пожарной части нововведение: набатный колокол заменен электрическими звонками; как только будет замечен пожар, с набатного колокола звонят в часть и одновременно созывают всех городских водовозов имеющих место пребывание в районе базара". И, наконец, мы у Феодосийского моста, откуда было бы логичнее вести счет домов. Первоначально через Салгир переправлялись здесь и в районе улицы Гагарина вброд. Первый мост через реку на дороге из Бахчисарая в Карасубазар появился в начале 1809 г. Был он деревянным - из дубовых свай и соснового леса. 7 февраля губернатор А.М.Бороздин сообщал в хозяйственный департамент МВД, что "через речку Салгир мост деревянный... приходит к окончанию" и давал его описание. В 1830 г. началась переписка об устройстве каменного моста. В 1832-1835 гг. новый каменный мост был построен, а в 1841 г. расширен. После Великой Отечественной войны мост еще раз сменил свой облик - стал железобетонным. Из зданий, расположенных вблизи моста, наиболее интересны несколько. Слева до войны находились небольшая электростанция И.И.Черкеса, консервная фабрика Коркунова, на их месте после войны возведен большой жилой дом. Справа находилась первая в городе русская баня. Дальше слева (д. 62/2) в большом двухэтажном квадратном здании, "в доме Гамана", в 1898 г. было открыто реальное училище. В 1911 г. в нем училось 256 человек. Плата за обучение составляла 50 рублей в год. Здесь работали довольно видные учителя, например М.А. Волошенко, вскоре открывший свою частную гимназию. Напротив этого здания, занимаемого ныне органами внутренних дел, находился великолепный экземплярчик эклектической архитектуры, изыск подрядчиков строительных работ братьев Анджело. В народе до сноса в 70-х гг. прошлого века его называли "Старое Чикаго". Одно время это был доходный дом, потом гостиница, жилой дом с продуктовым магазином внизу. Сейчас здесь скверик. Рядом (дом 47/2) - Институт минеральных ресурсов Министерства геологии Украины. Дата его рождения 29 июня 1956 г. Поначалу это была Крымская научно-исследовательская база, затем Крымский филиал АН СССР, занимавшиеся вопросами геологии, химии, ботаники, зоологии, почвоведения, истории и археологии. Но еще в 1810 г. здесь - от моста, и вдоль Феодосийской улицы - получил более 3 десятин земли (3,5 га) "под разведение хлебных и других злаков" выходец из Франции, профессор, ученый-химик Ф.А. де Серр. В Крым он был приглашен губернатором Бороздиным для организации лакокрасочного производства и суконно-валяльной фабрики в его имении в Саблах (ныне с. Каштановое). Но нам де Серр интересен в основном тем, что в его доме (ныне пр.Кирова, 49а - гипотеза одного из авторов книги) несколько сентябрьских дней 1820 г. провел великий Пушкин, перед тем как через уездный город Перекоп навсегда покинуть "волшебный край". Рядом с домом де Серра, на бывшем его подворье - старинное здание (дом 49), связанное с еще одной личностью, сыгравшей большую роль в экономическом развитии края. Речь идет о незаслуженно забытом предпринимателе Петре Семеновиче Щербине, чье имя еще при жизни было увековечено в названии улицы Щербиновская, которая шла от его дома (с 1904 г. - Немецкая, тут же - Липовая, а с 1969 г. - Генерала Попова). Поскольку начало Детского парка непосредственным образом связано с деятельностью этого человека, расскажем о нем чуть подробнее. В фонде Таврического депутатского дворянского собрания имеются документы о его происхождении и службе. Из дворян Харьковской губернии. В дворянском достоинстве П.С.Щербина утвержден сенатом еще в 1854 г. вместе с отцом. В Таврическую губернию переехал в 1874 г., выкупив поместье у наследников де Серра (вернулся во Францию в 1828 г., умер де Серр в 1840 г., прожив 90 лет). Здесь вместе с женой Екатериной Ивановной и сыновьями Владимиром и Виталием внесен в родословную дворянскую книгу в 1879 г. В 1899 г. Щербина - уже надворный советник, а в 1911 г. - председатель первого общества взаимного кредита. Жена его в конце XIX в. - преподавательница в женской казенной гимназии. Сын Виталий в 1917 г. - начальник строительного отделения губернского правления. С конца XIX в. на бывшей земле де Серра было организовано "промышленное хозяйство П.С.Щербины", имевшее весьма хорошие доходы. Не зря пришедшие к власти большевики в 1918 тяжелом году обложили его большой контрибуцией. Щербина жаловался, что так недолго загубить и все хозяйство. Куда он после того делся, нам установить не удалось, но предположить можно... В советский период здесь был одно время городской фруктовый сад, потом база Никитского ботанического сада, и, наконец, учебно-подсобное хозяйство сперва педагогического, а позднее сельскохозяйственного института. В 1958 г. эта зеленая площадь в 13 гектаров передана под городской Детский парк. Проспект заканчивается третьей на своем пути площадью, носящей имя В.В.Куйбышева - видного партийного и государственного деятеля советской власти. Застройка этого участка города началась в начале XX в., когда здесь появились одноэтажные домишки, обнесенные бутовыми оградами. Проспект Кирова - одна из главных транспортных магистралей города. Сейчас уже в далеком прошлом и Севастопольская застава, бывшая в районе центрального рынка, и первые работы по ее мощению "грохоченым камнем" (из Салгира).
к началу страницы

Улица Ленина
Прогулку по этой части города лучше всего начать с центрального входа в городской парк и обойти его кругом, чтобы вернутся к первым номерам домов улицы. Здесь в татарский период была восточная окраина Ак-Мечети, по ее склону от Петровской балки до нынешнего колледжа железнодорожного транспорта тянулось старое мусульманское кладбище. Нижняя его часть, у реки, до Крымской войны была свалочным местом для всяких нечистот, "да так, - писал в "Справочной книге на 1911г." А.И. Маркевич, - что, проходя через мост, приходилось иногда зажимать нос от дурного запаха. Неудивительно, что в Симферополе тогда господствовали лихорадки; но на них никто тогда не обращал внимания, не пили только речной воды". Однако дурной запах у дома губернатора надо было ликвидировать. Решили, и в 1809 г. начали разбивку тут сада. Однако, в связи с Отечественной войной 1812 г., дело затянулось, ограда и саженцы были расхищены. В 1820 г. к идее вернулись, о чем свидетельствует "Дело о вновь заводимом при речке Салгире противу дому гражданскага губернатора казенном саде". Это был первый в Симферополе общественный сад: до него были небольшие сады близ путевого дворца Екатерины II, губернских присутственных мест и у архиерейского дома. В 1836 г. губернатор А.И.Казначеев свидетельствовал: "В Симферополе недавно стали разводить публичный сад: он прекрасно разбит в английском вкусе и уже довольно разросся, так что может доставить гуляющим приятную тень. Здесь я нашел несколько деревьев индийского каштана, аршин пять вышиной и в полном цвете, множество итальянских тополей, душистой акации, вавилонские ивы и другия древесныя и кустовыя растения теплых климатов". Из отчета городской полиции за 1849 г.: "Для народных гуляний разведен городской сад внутри города, называемый бульваром, для украшения онаго сделаны решетки и красивыя ворота, расчищены дорожки и вообще этот сад содержан очень хорошо". Поэтому и первоначальное название этой улицы - Бульварная. А в 1871 г. городская управа в лице головы обратилась к землевладельцу, бывшему начальнику отрядов ногайцев графу М.М. де Мезону с просьбой устроить вокруг бульвара новую ограду, так как старая "пришла в положительную ветхость". Ограда была крайне необходимой, так как по городу свободно бродили свиньи, посещали и сад "с положительно дурными последствиями", а владельцы их не обращали внимания на призывы городских властей. Дом 7 - целая полоса истории Крыма, связанная с фамилией Поповых. Его построил основатель династии, видный государственный деятель, начальник канцелярий В.М.Долгорукова, Г.А. Потемкина-Таврического, секретарь кабинета Екатерины II, сенатор, генерал-майор Василий Степанович Попов (1745-1822). Позже дом перешел по наследству к его сыну генерал-майору Павлу Васильевичу, затем внуку, тоже генерал-майору Василию Павловичу, с которым город был связан особенно прочно. Естественно, дом не раз переделывался. Василий Павлович являлся предводителем таврического дворянства, по инициативе которого был установлен, а потом и взят на содержание памятник Екатерине II. Находившаяся рядом церковь святых равноапостольных Константина и Елены, в которой когда-то молилась Екатерина II, была им основательно перестроена и, уже как домовая, открыта 14 июня 1887 г. (ул.Октябрьская, 8). В советский период дом использовался по-разному. Так, в 1918 г. здесь размещался "Исполнительный комитет союза отпускных и уволенных солдат и матросов", при котором действовала библиотека. Здесь же - городское управление милиции. В ноябре 1920 г. несколько дней здесь размещался штаб 2-ой конной армии, только что вошедшей в город на плечах противника. Вслед за ними здание снова перешло в распоряжение управления городской милиции. Сегодня от дома, собственно, осталась лишь внешняя стена (ныне здесь клиника красоты и здоровья). Дом 11 поражает обилием украшений: это типичный образец эклектической архитектуры начала XX века. Его построил гласный симферопольской городской думы, член ее управы, главный юрисконсульт Шабетай Вениаминович Дуван, входивший также в многочисленные комиссии по строительству и благоустройству города. Дом этот двухэтажный, центральная часть его второго этажа имеет лоджию и террасу, которые изукрашены колоннами коринфского ордера: небольшие барельефы, на фронтоне - медальон, на балконе кровлю поддерживают четыре кариатиды. Повсюду - над окнами, в промежутках между ними и т.д. - архитектурные украшения: головки, розетки, желобки, выступы и т.д. В этом доме в 1920-1934 гг. работал Крымский обком ВКП(б). Его первый состав был сформирован еще весной 1920 г. в Мелитополе, членами обкома стали Д.И.Ульянов, венгр Бела Кун, латыш Ю.П.Равен и другие. Среди секретарей обкома - Р.С.Землячка, И.А.Акулов, И.П.Носов... Совместные заседания обкома партии и Крымревкома, возглавляемого Б.Куном, проходили то в доме № 11, то в доме №15 по ул. Ленина. Зачастую было трудно понять, где обком, а где ревком, ибо одни и те же люди осуществляли их функции. В Крыму сложилась исключительно сложная экономическая обстановка. Промышленное производство резко сократилось: добыча соли в 10 раз, производительность табачных фабрик - в 5 раз, кожевенное производство в 2,5 раза. Из-за отсутствия сырья и топлива простаивали 605 наиболее крупных предприятий. Грузооборот железнодорожного транспорта сократился по сравнению с 1913 г. в 10 раз. Не лучшим было положение и в сельском хозяйстве. Урожайность зерновых и технических культур упала вдвое и осенью 1920 г. не достигла и одной трети необходимого минимума. Поля, сады и виноградники были запущены и заражены вредителями. На почве голода развились массовые болезни. Детская беспризорность приняла невиданные размеры. Наряду с экономическими трудностями на полуострове создалась и сложная политическая обстановка. Гонимые революцией и гражданской войной здесь (а Крым после апреля 1920 г. остался последним надежным оплотом белых на просторах России) оказались многие представители чиновничества, капитала, "силовых" ведомств, духовенства и т.д. с разных уголков России. Немало выходцев из так называемой социально "чуждой среды" было и среди местных. Не все из них захотели уйти с "эскадрой Врангеля" 14 ноября 1920 г. от родных крымских к незнакомым турецким берегам. Среди оставшихся оказались и тысячи солдат и офицеров белой гвардии, лишь недавно сложившие оружие. На что они надеялись? Надеялись, что все как-то "утрясется"; что большевики, как это уже было не раз, надолго в Крыму не задержатся; что вот-вот начнется восстание и союзники (Франция, Англия...) снова помогут; что война, как таковая, уже закончена и большевики не посмеют... Посмели. Операция "по разорению основного гнезда белогвардейщины" началась с издания 17 ноября 1920 г. высшим органом власти в Крыму - Крымревкомом приказа №4, в котором всем им было приказано в трехдневный срок явиться для регистрации. "Неявившиеся будут рассматриваться как контрреволюционеры и предаваться суду ревтрибунала по всем законам военного времени". При этом в приказе было прибавлено, что всем явившимся грозит только высылка из пределов Крыма. Практически это означало объявление амнистии. Но зарегистрировавшихся тут же отправляли в казармы, а через несколько дней стали уничтожать. За неполный год без суда и следствия "порешили" от 50 до 100 тыс. человек (называют цифры и чуть меньше, и чуть больше), в том числе значительное количество гражданских лиц, без скидок на пол и возраст. Организаторами "красного террора" в Крыму документы называют Б.Куна и Р.Землячку, хотя идеологически он был обоснован лидерами РКП(б) и планировался Центром. С 1934 г. на ул.Ленина, 11 работал Крымский Совет профессиональных союзов. С началом Великой Отечественной войны здесь размещался штаб отдельной 51-й армии. После войны, с 1952 г. - ректорат и фундаментальная библиотека пединститута, которые перешли в 1965 г. в новое здание на пр. Вернадского, 4. Ныне здесь размещается факультет иностранной филологии ТНУ. В доме № 13 одно время жил выдающийся композитор, классик армянской музыки Александр Афанасьевич Спендиаров (1871-1928). Наиболее интересным с исторической точки зрения является дом 15, бывший жилой дом всех Таврических губернаторов, начиная с Д.Б.Мертваго и исключая Д.В.Нарышкина (жил в собственном доме в "Салгирке", а этот дом, к тому времени обветшавший, использовался под архив) и А.М.Бороздина, построившего имение в д. Ашага-Саблы (ныне Каштановое). В 1795 г. этот участок земли (возможно, что уже и с возведенным домом) был подарен (в числе прочих имений) Екатериной II выдающемуся ученому П.С.Палласу, которому также была выделена земля в Салгирке, в Судакской и Козской долинах, где он и проводил большую часть времени. 11 марта 1804 года Херсонский военный губернатор Е.О. де Ришелье сообщал министру внутренних дел В.П.Кочубею о том, что "в Симферополе нет казенного дома к помещению в нем губернатора" и просил разрешить покупку дома Палласа, "уступаемого в казну за четырнадцать тысяч рублей". Он "прочный, вмещает в себе все выгоды, какие для жительства желать можно, и стоит той цены, которую запрашивает господин Паллас". В августе 1805 года Е.О. де Ришелье лично посетил Симферополь, осмотрел его казенные строения, нашел, что они требует починки, и просил министра внутренних дел "выделять ежегодно для таврического губернатора 3 тысячи рублей". Дом был куплен. В последующем, начиная с 1808 года, в нем производились починки, переделки и пристройки. По описи 1829 года это был "каменный одноэтажный дом с чердаком. При нем об одном этаже домик для прислуг, кухня, каретный сарай и амбар, ледник, конюшня, кладовая и сарай. Все строение кирпичное, покрыто черепицей, вокруг оное обнесено каменной стеной". Так выглядело здание, когда хозяином в нем был Таврический губернатор А.Н.Баранов, именно в нем он принимал А.Пушкина в сентябре 1820 года. В 1831 году началась переписка касательно постройки нового дома. Дело было поручено титулярному советнику И.Ф. Колодину, под чьим надзором уже был осуществлен ряд важных построек Симферополя, в том числе Александро-Невский кафедральный собор, странноприимный дом Таранова-Белозерова, губернские присутственные места. В феврале-марте 1832 года старое здание было снесено, а к середине 1835 года построено новое, двухэтажное - "длиной 13 сажен, шириной - 11 1/3, вышиной от фундамента - 5 1/3 сажени". В нем отразилось характерное для И. Колодина стремление к ясности и гармоничности архитектурных форм. В таком виде здание дошло до нас. Только в 1891 г. к нему пристроили балкон на чугунных столбах. В 1837 году здесь, на ужине у губернатора М.М. Муромцева, встречались В.А.Жуковский и декабрист А.Н.Муравьев, пела В.А. Башмакова, внучка А. В. Суворова (ее муж был предводителем таврического дворянства). Был здесь и Николай II - в апреле 1912 года проводил торжественный прием. В 1854-1856 гг. здание было передано в распоряжение госпиталя для раненых в сражениях Восточной (Крымской) войны. После Февральской революции здесь был Народный дом, где размещались губернский общественный комитет, редакция газеты "Прибой", городской Совет рабочих и солдатских депутатов, комитеты партийных и профсоюзных организаций. Здесь же работали оба краевых правительства (июнь 1918 г. -апрель 1919 г.). С 22 ноября 1920-го помещение передано Крымревкому во главе с Бела Куном, затем его сменили другие хозяева - СНК и КрымЦИК. Сегодня на здании - четыре мемориальные доски, но чтобы увековечить все состоявшиеся в нем исторические, важные события - на фасаде не хватит места. Ныне здесь работает Крымский республиканский институт последипломного педагогического образования. Дом 17, на углу с бывшей Губернаторской (Пролетарской) улицей, был построен в 1901 г. гласным городской думы, а затем и заместителем городского головы Александром Михайловичем Шлее. С осени того же года Шлее, живший в другом своем доме на ул. Губернской (Желябова), передал этот дом под частную женскую гимназию, руководительницей которой стала учительница В.А. Станишевская. У Станишевской с 20 октября 1909 г. по 14 августа 1912 г. работал учителем русского языка и педагогики писатель и драматург К.А. Тренев. В 1921 г. здесь разместился один из факультетов Таврического университета, а с 1925 г., после раздела этого учебного заведения на три (педагогический, медицинский и сельскохозяйственный институты), тут остался пединститут. В соседнем доме 21 одно время жили сестры Богатурьянц: Елизавета Романовна была завучем в гимназии Станишевской, а после ее смерти и директором. Евгения Романовна (1889-1960) вошла в историю как видный большевик под именем "Лаура". Какое-то время в доме 21 проживал председатель КрымЦИКа Вели Ибраимов. В 1928 г. Верховным Судом РСФСР В.Ибраимов за антисоветскую деятельность и убийство был приговорен к расстрелу (в 1990 г. приговор отменен за недоказанностью обвинения). Дом 23, первый корпус. Есть сведения, полученные от родственницы М.Н. Тригони, что дом этот принадлежал их семье. Вполне возможно, что здесь бывал как сам М.Н. Тригони (1850-1917), так и его друг А.И. Желябов. (Тригони окончил 4 класса симферопольской казенной гимназии, затем учился с Желябовым в Керчи, в 1879 г. стал членом Исполнительного комитета "Народной воли", за подготовку теракта против Александра II был арестован в феврале 1882 г., осужден на 20 лет каторги, умер в Балаклаве). Одно время в здании размещалось частное реальное училище Стародубцева. С 1907 г. здесь работала "бесплатная библиотека-читальня им В.А.Жуковского", уже тогда имевшая 2491 книгу. Ныне здесь работает библиотека им. В.А.Жуковского централизованной библиотечной системы г. Симферополя". Интересно, что мимо этих домов "вдоль Александро-Невской улицы, переулка Фабра, Бульварной..." уже с 1861 г. шла телеграфная линия к дому городского головы. Этот дом находился где-то поблизости к нынешнему кожвендиспансеру , бывшей еврейской больнице (пер.Спендиаровых). Дом 31, на углу с улицей Ефремова, в 1863 г. представлял собой "дом общественный во второй части на 250 человек, первый этаж - 7 комнат, 2 кухни, 6 голландских печей, занят 4-ю ротою таврического батальона внутренней стражи". А в 1872 г. здесь была открыта татарская учительская школа. Срок обучения - 5 лет, основное внимание - русскому языку. На самом углу улицы со Студенческой, где в советское время был цех ткацкой фабрики (д. 43), находилась "Паромукомольная мельница Граната", труба которой была высшей топографической точкой города. "Вода к ней, - отмечали учителя гимназии в 1890 г., - накачивается в фабричный бассейн из особага резервуара, расположенная около Салгира, при помощи особага прибора, называемога пульзометром". Кончается улица Панорамной горкой, представляющей лучшее место обзора перед началом экскурсий по городу. (Нам же более всего нравится возвышенность восточнее последних домов в Петровской балке. С Панорамной горки уже многого не увидишь - город растет, здания перекрывают виды... Здесь же, особенно в солнечный день, видно чуть ли не до Бахчисарая. Ориентироваться просто: юго-восточнее - серебристая гладь Симферопольского водохранилища, восточнее - холм - местность Чокурча, где за холмом, с северной стороны, у Малого Салгира, палеолитическая стоянка - памятник Мирового значения, к западу, совсем рядом - руины Неаполя скифского, на севере и западе за ними - сам город. Видны основные объекты Симферополя - башня ж.д. вокзала, куб Украинского театра и др.) До начала XX в. она называлась иначе: вначале - Кая-Баш, затем Госпитальная горка, еще позже - Макурина горка. В переводе с татарского Кая-Баш означает Скала-Голова. То ли это происходит от внешнего вида ее, похожего на голову, то ли (по А.Я. Гидалевичу) от разбойника Кая, сложившего здесь голову. Когда в 1805 г. бывшие воинские казармы (близ телевышки) были превращены в госпиталь, площадь около него была названа Госпитальной, а горка тоже получила название по нему. В конце XIX века здесь получил участок земли член симферопольской городской управы, ее бухгалтер Василий Михайлович Макурин. Он неоднократно избирался и в состав гласных думы, а после открытия коммерческого училища в бывшем доме Рудзевичей (Р.Люксембург, 11), стал еще и учителем математики в нем. Как член думы и управы входил в ряд комиссий (по устройству электрического освещения и трамвая, по организации отдыха служащих торговли и ремесла). Одновременно он содержал у себя на дому шестимесячные курсы по подготовке бухгалтеров. Документы хозяйственного департамента МВД свидетельствуют, что в 1901 г., пройдя все инстанции, было решено "часть обрыва, прилегающую к находящемуся в конце Бульварной улицы дворовому месту Макурина... мерою в 241,7 кв. сажени, отсудить в собственность Макурина за плату по 1 рублю за каждую квадратную сажень". К 1904 г. В.М. Макурин построил здесь дом 28 по Лазаревской улице (ныне Студенческая, 2). В 1909 г. "с Лазаревской улицы, около дома Макурина, на Воронцовскую прорублен пешеходный спуск с бетонной лестницей". "Особое значение он имеет, - отмечала управа, - для населения Госпитальной площади, работающего на фабриках г. Эйнем и других соседних". В 1918 г., после установления советской власти в городе, было принято решение назвать улицу, в ту пору одну из лучших в городе, именем "вождя мирового пролетариата" В.И.Ленина. Оказалось - не вовремя: на голову откуда-то "свалились" германская оккупация, краевые правительства и т.д. В декабре 1920 г., по предложению председателя Крымского ревкома Бела Куна, было вновь принято такого рода решение. Осуществили же его на деле только после еще одного решения горисполкома от 24 мая 1924 г.
к началу страницы

Улица Набережная
"Исток Салгира замечателен тем, - писал видный краевед XIX в. В.Х. Кондараки, - что вытекает с шумом и грохотом из темных недр Палат-горы в полной силе и значительным потоком из большой пещеры, как бы нарочно выдолбленной для спуска скопляющихся внутри горы дождевых и снеговых вод". Главная река Крыма - Салгир - прорезает Симферополь на протяжении почти 7 километров, считая от плотины. Что в Салгире водится пескарь, красноперка, головастик, плотва, пеструшка или ханская рыба, даже "попадается в Салгире тарань", - писал в своей книге "Физическое описание Таврической области по ее местоположению и по всем трем царствам природы" (1785) выдающийся ученый и первооткрыватель красот, экономических ценностей и истории Крыма Карл Иванович Габлиц (1752-1821), тогда "поручик правителя Таврической области".
Сейчас в Салгире редко увидишь рыбешку, и то лишь из-за каких-то непредвиденных обстоятельств около плотины. И началась эта свалка в реку тоже давно. Не случайно в 1871 г. городская дума постановила "закрыть все отхожие места, устроенные над канавами, имеющими сток в Салгир. Воспретить мыть кожи, вымачивать дегтярныя, нефтяныя бочки и всякую посуду и предметы, бывшия с вонючими продуктами, по всему течению вниз реки Салгира, в пределах городской черты, начиная от деревни Подгородне- Петровской до дачи Ершовой, за перекопскою заставою, а также вываливать в реку или на ее берега навоз и сор..." (Деревня была близ завода им. Кирова, а застава на пересечении улиц Р.Люксембург и Павленко. Ершова - дочь второго правителя области С.С. Жегулина, откуда идет топоним "Жегулина роща").
25 октября 1902 г. дума приняла решение назвать "улицу, идущую по берегу Салгира, улицею Набережною". Этим актом была закреплена народная топонимика. Почему так поздно? Просто река была до 1897 г. ограничительной линией города, своего рода композиционной его осью. Вся заречная часть представляла собой сады и огороды, а до начала строительства Симферополя - почти сплошные вековые дубравы, тянувшиеся до Карасубазара. Исключение составляли несколько домов в районе Феодосийского моста, а также дом Мильгаузена и его будущего зятя Гюбнера чуть выше по течению (ул. Киевская, 24).
В наше время улица не переименовывалась, но с ней приключился казус: в 1982 г. ей добавили "имени 60-летия СССР", а недавно ее часть - от школы 24 до ул. Шмидта назвали улицей Исмаила Гаспринского - видного просветителя тюркских народов России, сторонника славяно-тюркского консенсуса. Вообще-то свободное место на ней есть: сегодня она берет начало практически от плотины, но до школы №24 названия не имеет. Прогулку лучше всего совершить от плотины и до железнодорожного моста. "Тропа здоровья" - так теперь она называется. И не случайно: человек идет здесь вдоль реки почти 6 километров и дышит озоном, река все же справляется с нечистотами, хоть и не полностью. А достопримечательности по обеим берегам реки того стоят.
По левому берегу - за первым мостом по объездной дороге - вы сразу попадаете в парк "Салгирка", который был основан одним из крупнейших русских ученых академиком Петром Симоном Палласом (1741-1811), уроженцем Германии, для которого Россия стала второй родиной.
Впервые из российской столицы в Крым Паллас приехал 30 октября 1793 г., прожил зиму в доме ученого-естествоиспытателя К. И. Габлица (ул. Желябова, 1), а в марте-июне следующего года совершил по Крыму два обстоятельных путешествия. В декабре 1795 г. он вновь приехал в Симферополь, имея указ Екатерины II о наделении его здесь землей. Ему была отведена земля в Салгирке, в Судакской и Козской долинах.
В Симферополе в 1802 г. он прикупил часть земли, принадлежавшей коллежскому асессору М.П.Мартыновскому, и построил здесь дом со службами, разбил сад, собрал хорошую библиотеку. (В 1974 г. на реставрированном доме Палласа установлена мемориальная доска из белого мрамора). Свою усадьбу он назвал "Каролиновкой" - по имени жены Каролины Ивановны Польман, бывшей императорской актрисы.
Сам он большую часть времени жил в Судакской и Козской долинах, проводя опыты по разведению садов и виноградников. Много путешествовал по Крыму, написал 6 трудов, посвященных географическому положению и природным богатствам края, его геологической характеристике, древностям, этнографии, экономике: "Краткое физическое и топографическое описание Таврической области" (1795), "Перечень дикорастущих растений Крыма" (1797) и др.
Все, кто знал Палласа, говорили и писали о нем с великим уважением. Один из первых биографов Симферополя А.И. Маркевич в 1911 г. отмечал: "По многосторонности своего ума Паллас напоминает ученых энциклопедистов древних и средних веков, а по неслыханной до него точности и положительности в исследованиях и выводах Паллас - ученый современный... Никто до сих пор не превзошел Палласа в научном исследовании нашего края, подобно тому, как никто не превзошел Пушкина в художественном изображении красот его природы".
В 1811 г. П.С.Паллас умер, незадолго перед этим вернувшись на этническую родину, в Германию, но в имении еще многие годы жила его супруга. И лишь в 1824 г. имение "Каролиновка" приобрела Н.Ф.Нарышкина, урожденная графиня Растопчина, владелица 2205 душ крепостных в разных губерниях России, вышедшая замуж за Дмитрия Васильевича Нарышкина. Сын урожденной княгини А.И. Воронцовой, Нарышкин приходился внучатым братом генерал-губернатору Новороссийского края М.С.Воронцову; по его ходатайству 16 октября 1823 г. Д.Нарышкин стал Таврическим губернатором. Действительный статский советник, кавалер многих орденов, он являл собой личность незаурядную.
При помощи и с денежным участием Воронцова уже к весне 1826 г. (а не в 1827 г. как утверждается в краеведческой литературе) вблизи имения Палласа губернатор построил дом и рядом кухонный корпус, стилизованный под Бахчисарайский дворец и имевший крытую галерею для доставки пищи во дворец, усовершенствовал сад, провел другие работы. При Нарышкине этот дом-дворец был великолепно меблирован, украшен светильниками, декорирован вазами, скульптурой малых форм, художественными полотнами.
В этом доме бывали многие крупные чиновники, знаменитые путешественники, видные представители науки и культуры (например, И.К.Айвазовский). Известный в то время писатель и историк, вскоре керченский градоначальник Ф.Ф.Вигель, в своих "Записках..." отмечал, что 17 марта 1826 г. "пользуясь погодой, я отправился с посещением к губернатору, который за неимением казенного дома, жил в собственном, им самим построенном, в четырех или пяти верстах от города, в прекрасной долине... Все напоминало у него лучший, образованнейший свет: и умная, любезная, просвещенная хозяйка, Наталья Федоровна, и дом, который походил на небольшой царский загородный дворец, и отличное убранство комнат".
Д.В.Нарышкин, потерявший здоровье в войнах с Наполеоном, рано умер (1829 г.). Похоронен на первом христианском кладбище. Имущество (наследственное и благоприобретенное) наследовала жена и трое детей (Федор, Анатолий и Сергей). В Симферополе остались из "благоприобретенного загородный дом, мельница на Салгире и фруктовый сад". От мельницы и сегодня видны остатки кирпичной кладки - в районе малого мостика, первого по течению после объездной дороги.
А поскольку у вдовы Натальи Федоровны было еще несколько имений - во Владимирской, Тверской, Ярославской и Тамбовской губерниях, "Каролиновку" решено было продать М.Воронцову за весьма символическую цену. Потому и "Дворец в Салгирке" именуется Воронцовским. Его и позже продолжали посещать важные гости Крыма, отзываясь о нем как об одном из лучших зданий города. Не случайно 14-15 сентября 1837 г. именно здесь жил с семьей император Николай I. Воспитатель наследника, а им был поэт В.А.Жуковский (1783-1852), остановился "в доме Петрова" (ул. Жуковского, 13). Отсюда именитые гости совершили путешествие по губернской выставке богатств и достижений края.
В 1840 г. здесь гостил герцог Рагузский. В своих записках о путешествии герцог писал: "Мы останавливались в прелестном жилище, версты за полторы от Симферополя. Оно принадлежит графу Воронцову, а было устроено г-ном Нарышкиным... Дом удобен и изящен - лучшее из увиденного..., где сад распланирован превосходно и покрыт прелестными деревьями".
В 1845 г. здесь трижды побывали Николай I, его наследник (будущий император Александр II), генерал-адъютант Литкек и лейб-хирург Енохин (сопровождавшие их генерал-адъютанты Орлов и Адлерберг остановились в доме Е.И.Нотары, где сейчас гостиница "Украина"). Последний из рода Воронцовых жил здесь еще в 70-х годах XIX в.
Со временем великолепный сад начал свою самостоятельную жизнь. В 1887 г. губернское земство организовало в доме по соседству с дворцом "школу садоводства, виноградарства и табаководства Таврической губернии". В том же году было решено "оказать материальное пособие в открытии помологического сада". В 1894 г. здесь состоялись первые курсы садоводства для народных учителей губернии. В 1897 г. рассмотрен вопрос "о подготовке контингента садовых рабочих путем практической выучки этому занятию вольнонаемной садовой прислуги из 20 человек". В следующем году на это выделили 900 рублей, назначили "наблюдателей за обучением рабочих" (ими были Э.Е. Кесслер, В.В. Конради, позже вторым - П.С.Щербина). Приняли решение "допускать в школу неграмотных татар", с целью обучить их уходу за фруктами и упаковке.
"Салгирка" переходила из рук в руки до 1895 г., когда ее выкупило Министерство земледелия (48 десятин). На рубеже веков для школы садоводства были построены учебный корпус и дом для преподавателей. 19 мая 1900 г. в "Салгирке" открыли курсы по борьбе с вредителями плодовых деревьев. Вели их по этимологии С.А. Мокржецкий, по психологии - П.Н.Строев. На курсы допускались и местные садоводы. В 1913 г. при школе была открыта еще и помологическая станция, в которой в 1921-1922 гг. консультировал В.И.Вернадский.
В годы гражданской войны на станции жил, умер и был похоронен ближе к реке основоположник отечественного лесоводства, профессор Таврического университета Георгий Федорович Морозов (1867-1920). Рядом с ним упокоилась через год его жена. Над их могилой в 1967 г. установлен обелиск из тесаного крымского диорита, любимые профессором березки создают тень.
(Ныне территория бывшего дворцового сада обнесена красивой оградой из красного кирпича, а перед зданием разбит розарий (площадь - около гектара), где прижились цветы едва ли не со всех концов света. Радуют глаз фонтаны, дорожки, беседки. Теперь здесь - Ботанический сад ТНУ им. В.И.Вернадского, площадью 42 гектара. В самом здании после реставрации размещаются Дом науки, библиотека, научный экологический центр, астрофизическая лаборатория, реставрационные мастерские.)
Правобережная часть "Салгирки" тоже весьма интересна. Здесь была дача первого правителя области В.В.Каховского (1738-1795). После его отъезда на новую службу (Екатеринославским губернатором), дача перешла в частные руки, а в 1820 г. - во владение выдающегося ученого, ботаника, садовода и энтомолога, доктора медицины и директора-основателя Никитского ботанического сада Христиана Христиановича Стевена (1781-1863). Вот как говорит об этом "Русский биографический словарь": "В 1820 г. возвратившись в Крым, поселившись вблизи Симферополя в купленном им домике с большим садом", - Стевен приводил в порядок свой гербарий и коллекции насекомых, собранные за долгие годы. Одну из них он подарил МГУ, а деньги, которые университет все же перевел ему - 12 тысяч рублей - передал для учреждения "двух стипендий для недостаточных студентов". Вторую коллекцию он подарил Министерству государственных имуществ. "Все известные ученые России и Западной Европы, путешествующие по Крыму, - добавляет словарь, - бывали здесь". Всем им Стевен оказывал содействие. Как примеры приводятся имена французского геолога Фредерика Дюбуа де Монпере, ботаника Ледебурга, докторов из Швейцарии Видемана и Браунера.
28 января 1995 г. газета "Таврические ведомости" опубликовала воспоминания правнучки Х.Х. Стевена Марины Стевен. Как следует из ее слов, обветшавший второй этаж дома "дед снес". Со стороны сада была устроена терраса и двухступенчатый цветник, стоявший на террасированом склоне горы дом под черепичной кровлей был окружен хозяйственными постройками: конюшней, коровником, птичником. Перед фасадом и с двух сторон дома располагался сад, который делился на верхний и нижний оросительной канавой. Весь участок занимал около 12 десятин. От дома, через сад шла проезжая дорога к Салгиру, вдоль которой росли абрикосы 15 сортов. В нижнем саду - яблони, груши, черешни, несколько грецких орехов. Оросительную канаву окаймляли кусты лещины (фундука). В верхнем саду был заложен экспериментальный виноградник. Росли в саду и различные плодово-ягодные растения.
За домом, в скалистом склоне горы, был устроен семейный склеп - усыпальница хозяина, его двух жен и сына Александра. (В 1922 г. склеп вскрыли беспризорники из организованного здесь приюта, после чего останки были вывезены на кладбище, что на горе напротив Салгирки).
Далее по течению реки, под Петровскими скалами, сейчас скверик. А когда-то это было грозное место: здесь находился дворец калги-султана, по сути военного министра Крымского ханства. Здесь перед походами на русские и украинские земли собирались многочисленные татарские, а иногда и объединенные с турецкими войска. Временами их палатки занимали всю округу, включая и "Салгирку", и развалины Неаполя скифского.
Один из очевидцев - русский чиновник первых лет Тавриды, по всей видимости дед В.Х. Кондараки, отмечал: "Бывший дворец калги-султана сам по себе невелик и занят нашими солдатами, которые уже успели разрушить некоторые из фонтанов, украшавших его двор и вырубить деревья. Здесь мне показали виселицу для преступников, устроенную на двух липах. За оградою дворца красовался фонтан, вытекающий из сплошной каменной скалы, а подальше шли убогие клетушки бедных татар, занимавшихся скотоводством, садоводством и огородами. Постройки эти простирались до следов какого-то древнего города, без сомнения, разобранного татарами на постройку Ак-Мечети. Да и теперь сотни подвод выбирают с этого места готовый камень для новых предполагаемых зданий, в том числе и собора".
Полуразрушенный дворец калги-султана чуть позже был куплен предпринимателем С.Х. Вайсбордом. Он устроил здесь пивоваренный завод, благо основного "компонента" - воды, лучшей в городе, было довольно из Петровского фонтана. Уже 15 ноября 1849 г. "Главная таврическая питейных и других откупов контора" сообщала городскому полицмейстеру, что "в течение года на пивоваренном заводе выделывается пива до 6.000 ведер и меду до 500 ведер на сумму 5.300 рублей серебром. Продажа оных в Симферополе, Карасубазаре и Бахчисарае" (всего, по сообщению этой же конторы, в городе было "питейных домов - 11 и штофных лавочек - 2").
Дело оказалось настолько прибыльным, что уже в 1874 г. Вайсборд заявил капитала 6 тысяч рублей и стал купцом первой гильдии, то есть имел право торговли даже с заграницей. В том же году Вайсборд купил еще один участок земли, принадлежавший княгине Шаховской (видимо, за Севастопольской заставой), где также устроил пивзавод.
В газете "Крым" за 18 мая 1899 г. появилась реклама: "Пивовареный завод Вайсборда усовершенствован последними техническими приспособлениями для приготовления пива лучшага качества и с 10 марта с. г. выпустил пиво столовое, богемскае и пильзенскае". В советское время здесь стал работать пивзавод под названием "Южная Бавария".
Напротив этих мест находились имение и дача выдающегося ученого и врача Ф.К. Мильгаузена. Попав весной 1820 г. в Крым по состоянию здоровья, он поселился в Симферополе в доме с усадьбой, купленном по его доверенности годом ранее у наследников члена областного правления Г.И.Беляева. (Дом сохранился, находится в общем дворе по ул. Киевская, 24, используется под жилье, неоднократно перестраивался).
Эйнем! Существовала такая знаменитая торговая фирма по продаже сладостей в Москве. И вот в 12 июня 1885 г. директор департамента торговли и мануфактур в отношении на имя Таврического губернатора А.Н.Всеволожского сообщал, что "временно московский первой гильдии купец Юлий Федорович Гейс и виртембергский подданный Юлий Юлиевич Гейс представили в министерство финансов на утверждение проект устава товарищества на паях под названием "Товарищество паровой фабрики шоколада, конфект и чайных печений "Эйнем" для содержания и расширения действий паровой фабрики..., принадлежащей Ю.Ф. Гейс... под фирмой "Эйнем" в Москве..., а также заведения для приготовления глазированных фруктов, консервов и компотов, находящегося близ г. Симферополя, при реке Салгир, устроенного на собственной земле". Два года спустя, как свидетельствует купчая крепость, товарищество "Эйнем" выкупило у владельцев 2 десятины сада, где была построена фабрика, и развернуло производство. К революции 1917 г. она предлагала свои "отборного качества глазированные фрукты, компоты и пюре-томаты в разных упаковках". Отчеты она посылала в "Особое правление по делам товарищества паровой фабрики шоколада, конфет и чайных печений "Эйнем" в Москве, Берсеневская набережная, 5".
С 1922 г. фабрика работала как завод-школа, с 1935 г. - как халвичный цех завода им. Кирова. В 1961 г. с ней был объединен завод "Трудовой Октябрь", пострадавший в годы войны. На территории завода вырос техникум пищевой промышленности, ибо база для прохождения производственной практики студентов находилась совсем рядом.
Идем дальше. В мае 1802 г. указом Сената в Крым была послана правительственная комиссия во главе с известным сенатором И.В.Лопухиным, целью которой было разрешение поземельных споров, особенно русских и татар. В ее состав, кроме других важных государственных деятелей империи, был назначен и племянник видного писателя А.П.Сумарокова - сенатор П.И.Сумароков, который сразу по приезду был назначен губернским прокурором и, естественно, участвовал в разрешении упомянутых споров. Заступивший в 1803 г. на губернаторский пост Б.Д.Мертваго, правда, писал в воспоминаниях, что сенатор имел склонность к пьянству, и комиссия только складывала дела в кучу. Думается, что это преувеличение. Но при Мертваго, конечно, дела пошли живее: только за 8 месяцев 1806-1807 гг., по свидетельству графа Н.С. Мордвинова, командовавшего Черноморским флотом, было рассмотрено и решено 105 тяжб, хотя и нерешенных оставалось почти столько же.
Удалось установить - где именно на территории бывшего сада Рейсов находился одноэтажный дом с мезонином П.И.Сумарокова. "Дом мой, - свидетельствовал он, - стоит вне города между двух гор в лощине, по которой разделившийся Салгир на рукава или источники, отрезывает его от Ак-Мечети, по возвышении над ним господствующей; расположенные же вдоль берега версты на четыре, сплошныя сады, окружают его со всех сторон, так что оный кажется быть построенным в лесу". В начале 2006 г. дом был снесен, потому и адрес уже несуществующего дома мы решили не указывать. По возвращении в столицу П.И.Сумароков написал две книги о Крыме. В Симферополе он, в частности, отмечал "одну русскую церковь в беднейшем татарском домике, устроенную для квартировавшего здесь Владимирского бомбардирского полка и греческую, а народонаселение города состояло из 66 дворян, других русских разного рода звания жителей, как то: купцов, ремесленников, рабочих и других, всего 360 душ..." В его книгах содержится значительный фактический материал, касающийся садоводства, виноградарства, пчеловодства. Приведены цены на основные продукты и фураж. П.И.Сумароков написал и ряд других работ, в том числе воспоминания о знаменитом дяде. Выступил и как автор ряда художественных произведений. Был избран членом Российской академии наук...
Напротив, через реку, первоначально была устроена артиллерийская мастерская, в 1904 г. - консервная фабрика братьев Шишман, а в 1909-1910 гг. открыто новое, 9-е городское училище им. купца Я.Н.Кузьмина, пожертвовавшего на него деньги. Решением КрымЦИК от 16 сентября 1930 г. здесь был открыт автотракторный техникум, позже преобразованный в автодорожный техникум. Из всех этих сооружений до наших дней дожило только двухэтажное здание училища, потом техникума (сам техникум построил здание на проспекте Победы за навесным мостом). Сейчас здесь разбит скверик, в котором установлен памятный знак Исмаилу Гаспринскому.
С ростом "нового города" сообщение этих участков с городом только через Феодосийский мост являлось неудобным. Уже в 1906 г. владельцы здешних участков земли просили думу "разрешить устройство пешеходного моста через Салгир против водокачки городского сада". Дума отказала, понимая, что эта мера не решит всех проблем с транспортировкой через реку в этом районе. Поступили умнее: после длительных переговоров с владелицей участка земли в районе нынешней аптеки № 10 Э.И.Ивановской, в 1910 г. купили у нее десятисаженную в ширину полосу, на которой проложили улицу, а в 1912 г. построили однопролетный железобетонный мост, который ныне называется именем П.П.Шмидта. Стоил он городу и домовладельцам 2 тысячи рублей. Но дело стоило того: вскоре по нему пошли трамваи в парк, построенный рядом с электростанцией Бельгийского акционерного анонимного общества по проведению трамваев и электроосвещения (дома 7 и 9). (Электростанция с 4-мя дизельгенераторами была общей мощностью вначале 1200, затем 2200 киловатт).
Дом 29 "открывает" улицу Набережную после переименования ее части в ул. И. Гаспринского. Это бывшая дача А.Ф. Динцера, владельца крупнейшего в Крыму цветочного магазина. В советское время, когда одного Динцера раскулачили и выслали в Казахстан, другого посадили в тюрьму, дом превратили в жилье для лиц, проявивших себя на службе советской власти. Сейчас здесь городской шахматно-шашечный клуб.
За дачей, вглубь двора, до революции было построено здание "Скетинг-рынка" - для катания на роликовых коньках за плату. Оно также использовалось для различных торжественных мероприятий (например, здесь проходило празднование 100-летнего юбилея со дня рождения А.С.Пушкина в 1899 г. и 300-летнего юбилея Дома Романовых в 1913 г.). В советское время здание и ближайшие к нему сооружения, что шли ближе к реке, использовалось под корпус и склады электромеханического завода. Главный его корпус находился на ул. Шмидта, 2. А рядом с ним (Шмидта, 4) дом бывшего городского архитектора Б.А.Зайончковского, по должности которого улица Зои Жильцовой первоначально называлась Архитекторской.
Где-то здесь в 1855 г. устроился с мольбертом художник Ф.И.Гросс, вообще отличавшийся документальной точностью и скрупулезностью зарисовок с натуры. В районе концертного зала он изобразил остатки фундамента какого-то большого здания и рабочих, вынимающих из земли кирпичи. Что это было за здание - загадка. Есть у дореволюционных краеведов упоминание, что где-то на правом берегу был второй дворец калги-султана. Но он ли это - неизвестно.
В 1901 г. в списке лиц, имеющих здесь владения, были указаны: действительный статский советник Николай Васильевич Михно, крестьянин Яков Григорьевич Вернигора, а чуть позже еще Н.К. Шахвердов и его жена Е.А. Шахвердова, а также профессор химии де Серр, основная часть владений которого в 70-х гг. XIX в. перешла предпринимателю П.С.Щербине.
Н.В.Михно, работавший редактором-издателем газеты "Салгир" (отец его был губернским прокурором) и его брат Иван, живший рядом, в 1903 г. предложили городу купить часть сада вдоль Салгира для прокладки улицы. Переписка по этому вопросу помогла нам установить соседей братьев Михно: семью Шахвердовых, владельца мельницы у моста Таргонского и владельца бани Вернигора.
Н.К.Шахвердов - механик-самоучка, позже окончивший столичный университет, явился одним из первых осветителей электричеством улиц и домов города (вторым был купец И.И.Черкес). Уже 11 сентября 1897 г. дума разрешила ему "установить 4 или 5 столбов телеграфных для подвески проводников электрического света, начиная от угла Дворянской до угла Комендантской улиц". В 1900 г. Шахвердов освещал также часть городского сада. Небольшая его электростанция находилась тут, позади дома "на участке земли, находящемся рядом с мельницей Таргонского и баней Вернигора".
Баня Вернигора была первой и лучшей из русских бань: двухэтажное здание с общей помывочной и большими номерами охотно посещалось жителями. В ней царил какой-то домашний уют, сам хозяин жил при заведении.
Местность на левом берегу - от нынешней бани №1 и далее по берегу реки, включая гостиницу "Украина", не менее интересна. История ее связана с важными событиями периода борьбы России за выход к Черному морю. Здесь, на высоком левом берегу, в апреле 1777 г. стоял лагерем со своим войском выдающийся русский полководец, тогда генерал-поручик, А.В.Суворов.
Как известно, победа России над Турцией в войне, начавшейся в 1768 г., была закреплена Кючук-Кайнарджийским мирным договором в 1774 г. Однако Турция не примирилась с потерей своих позиций в Крыму и неоднократно делала попытки вернуть утраченное. В 1776 г. в Кефе (Феодосия) высадились крупные турецкие силы, в ответ на это русское правительство направило в Крым свои войска под командованием генерал-фельдмаршала А.А.Прозоровского. В помощь ему был назначен А.В. Суворов, который прибыл в Крым 19 декабря 1776 г. и временно, по болезни А.А.Прозоровского, командовал всем корпусом. С этими силами, ему предстояло выступить из Ак-Мечети в направлении Карасубазара (Белогорска) против значительных скоплений вражеских войск (турок и татар, выступивших на стороне Девлет-Гирея, в то время как ставленником России был Шагин-Гирей). Впервые командовавший войсками, действующими в условиях горной местности, Суворов блестяще справился с задачей. Одним быстрым и умелым маневром он нагнал страх на противника и рассеял его.
28 марта 1777 г. ордером Прозоровского Суворову поручалось укрепиться близ Ак-Мечети. В "Русском биографическом словаре", изданном до революции, по этому поводу сказано: "Все остальное время Суворов с двумя полками пехоты и несколькими эскадронами кавалерии стоял на Салгире, близ Ак-Мечети, наблюдая горы к стороне Бахчисарая и верхнюю часть Салгира, заняв важнейшие проходы и выдвинув пост в Алушту..." Передовое укрепление в Алуште было редутом, а здесь, на левом берегу Салгира, было построено запасное полевое военно-техническое укрепление - ретраншемент (земляные валы с частоколом из дубовых бревен), укрепленный артиллерийской батареей. В дальнейшем Суворов, проявив большое дипломатическое и военное искусство, подготовил включение Крыма в состав России.
Уже в новейшее время (в 1951 г.) тут был установлен памятник-бюст А.В.Суворова, замененный в 1983 г. на новый памятник, изображающий генерал-поручика, будущего генералиссимуса, во весь рост.
Территория ретраншемента позже вошла во владения одного из первых предводителей таврического дворянства Е.И. Нотары, позже использовалась под монастырь "Архиерейский дом" со службами, а с 50-х годов XX в. под гостиницу "Украина". Рядом с Нотарой тогда же получил большой участок земли татарин Якуба Измаилович Рудзевич.
Дом 18. В старом здании на этом месте жила семья одного из Налбандовых, сыгравших видную роль в экономическом и культурном развитии города. В.С. Налбандов входил в состав первого краевого правительства М.А. Сулькевича в 1918 г. В 1919 г. его дом занимали войска красных, скорее всего, под штаб. С 1921 г. здесь обосновался второй в городе т.н. "Дом-коммуна", где у жильцов все было общим.
Осенью 1827 г. писатель и путешественник Ф.Ф. Вигель побывал в гостях у ранее упоминавшегося нами А. И. Султан-Крым-Гирея, чья археологическая находка послужила началом к изучению столицы поздних скифов. Нам кажется, рассказ Ф.Ф. Вигеля об удивительной судьбе этого человека заслуживает внимания читателей. Судите сами, как следует из его слов, во 2-ой половине XVIII в. один из английских миссионеров, проповедовавших среди местного населения Кавказских гор христианскую веру, увел с собой полюбившегося ему мальчика-черкеса. С этим "трофеем" он вернулся в Шотландию, где стал выдавать юного прозелита (принявший новую веру) за потомка крымских ханов Гиреев. Спустя годы, взрослого юношу женили на милой девушке Нильсон-квакерке. Для усиления библейской общины в России молодую чету отправили в Санкт-Петербург, где она была принята весьма благосклонно. Мужу власти дали чин поручика, правда, отставного, а жене - большой участок земли на Южном берегу, где им рекомендовали распространять свою веру, и по 6 тыс. ассигнациями ежегодного пансиона. В Крыму крещеный Султан имел в миссионерской деятельности столь же малый успех, как и когда-то его креститель. Впрочем, он больше занимался умножением своего состояния и размножением своего семейства. Как пишет Вигель: "Это был добрый, честный полудикарь, которого было опасно сердить и трудно унимать; а она, не лишенная еще прелестей, была образ первобытной христианки, смиренно готовой на мученичество. Он клялся всегда одной Англией, которой обязан был полупросвещением, и чуждался России, которая дала ему приют и состояние... За столом был он говорлив, даже шумен, а она молчалива. С потупленными взорами и приятной улыбкой, только что отвечая на вопросы... Старшая дочь его, весьма красивая собою, гораздо после, под именем Султанши, удостоилась чести быть фрейлиной при Высочайшем дворе и жить во дворце". От себя заметим, что в Петербурге такая фамилия ему была дана чиновниками, исходя только из пожелания просителя, не интересуясь генеалогическими тонкостями. Прибыв в Крым, молодая чета вначале осела в Бахчисарае, но со временем перебралась в Симферополь, где на правом берегу Салгира получила участок земли, который в народе получил название Султанский луг. Первоначальное наименование ул.Шполянской - Султанская (1902 г.) - это по его имени. На этой улице он жил, и здесь сохранился дом, или еще им построенный, или, что скорее всего, уже на его деньги (сейчас его занимает военкомат, ул.Шполянской, 3). Параллельная ей улица (ближе к проспекту Кирова) называлась проспект Гирея - по имени его сына, двухэтажный дом которого находился в начале улицы (ныне Менделеева, 15). Николай Александрович пошел дальше отца: был деятелем демократического направления, работал управляющим Таврической казенной палатой (то есть ведал финансами губернии), являлся действительным, членом Таврической ученой архивной комиссии с начала ее деятельности, а с 1898 г. - почетным членом. Между прочим, он выступил с инициативой преподавания гигиены в гимназиях. В 1891 г. он передал в ведение городского общественного управления принадлежавший ему Архивный мост, благодаря чему Заречье получило третий по счету (после Мюльгаузенского и Феодосийского) мост через Салгир.
Парк им.Гагарина был заложен в начале 60-х годов. Он насчитывает 50 гектаров, разбит в ландшафтном стиле и является любимым местом отдыха. Весной 1975 г., в канун 30-летия праздника Победы над немецко-фашистскими захватчиками, здесь состоялось торжественное перезахоронение Неизвестного солдата, погибшего в годы войны, и открытие мемориального комплекса. Широкая дорожка, окаймленная красивыми елями и пихтами, ведет к Могиле: черному подиуму с надгробной плитой из красного гранита, Вечному огню славы, доставленному с легендарной Сапун-горы в Севастополе.
Ныне на Набережной снесены все обветшавшие дома, бутовые заборы. На их месте построены новые дома, разбиты скверы, а вдоль Салгира проложены дорожки, обсаженные деревьями и кустарниками, цветами. "Дорожка здоровья", на всем протяжении имеющая чугунные плиты с указателем в обе стороны километража, оправдывает свое название.
к началу страницы

Улица Киевская
Летом 1784 г. здесь, в лесном заречье, получил участок земли поручик русской армии в отставке В.А. Шепинг. За два летних сезона он выстроил себе загородную усадьбу (ныне д. 24). В 1787 г. ее купил член Таврического областного правления Г.И.Беляев. Благодаря архивным документам мы знаем, что из сохранившихся построек города эта - самая ранняя, во всяком случае - одна из самых ранних. Дальнейшая судьба дома представляет особый интерес, к ней мы вернемся.
В начале Крымской войны военное ведомство соорудило большой подвал для хранения запасов пороха (во дворе д. 73), но поскольку сюда просачивались грунтовые воды, от такого хранилища пришлось отказаться, и ведомство объявило о его продаже. Землю вместе с подвалом купил виноторговец Георгий (Егор) Николаевич Христофоров (1833-1904), грек по национальности, купец первой гильдии с 17 декабря 1856 г., то есть заявивший капитала 6 тысяч рублей. Он сразу оценил подвал как идеальное место для хранения вина и рядом построил винзавод. Сырье для него покупалось в лучших садах Южного берега Крыма и местных садах, только высшего сорта. Дело пошло быстро: вскоре фирма имела капитал в 500 тысяч рублей золотом. Для продажи вина были открыты магазины в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве, Ростове-на-Дону, Одессе, Симферополе и других городах как Российской империи, так и за рубежом. В 1891 г., не останавливаясь на достигнутом, Христофоровы построили тут же, у самого винзавода, огромный доходный дом (№ 75). Жилье в нем снимали в первую очередь работники фирмы.
Качество производимой продукции было лучшим в стране. Вершиной виноделов фирмы являлся херес, получивший в 1904 г. на выставке в Париже "Гран-при". Николай II неоднократно награждал Г.Н. Христофорова "за выдающееся усердие в развитии виноделия и высокое международное признание плодов его труда". "Всегда - дома ли, в дороге, для себя и для гостей - покупайте вина товарищества Г.Н. Христофорова и К. Изысканные по вкусу и полезные для здоровья..." И дальше в рекламе шел перечень этих вин, названия которых уже стали забываться: изабелла, сотера, мадера, мускат Александрия № 5, вермут № 200, бордо и другие.
К тому времени, когда здесь начала действовать фирма Христофоровых, в этой местности (по той же правой стороне предполагаемой улицы) было всего несколько дач: командира симферопольского военного гарнизона В.Я. Фицнера, бывшего губернатора Н.И.Перовского (ул. Федько, 4) и А.А.Иванова, редактора "Записок симферопольского отдела императорского Российского общества садоводства", издававшихся с 1 января 1898 г. (ныне третий из литерных домов за номером 67). Позднее, в конце столетия, на улице были построены другие частные дома и государственные учреждения.
Так начиналась улица, ныне одна из самых протяженных в городе. История ее связана с именами и многих других замечательных людей - представителей русской культуры, науки, общественных деятелей.
В 1820-1853 гг. здесь (ул.Киевская, 24) жил знаменитый врач Федор Карлович Мильгаузен (1775-1853). Один из главных медицинских специалистов русской армии (а кроме того член Комитета по ученой медицинской части, член медицинского совета Министерства духовных дел и народного просвещения, член-корреспондент Медико-хирургической академии). Он попал в Крым по болезни и стал чиновником особых поручений по врачебной части при таврическом губернаторе. Об авторитете, заслугах Ф.К. Мильгаузена говорит тот факт, что при уходе в отставку ему по особому повелению Александра I оставили прежний оклад, а также выделили из казны 3 тыс. дес. земли в Саратовской губернии (по его выбору). В Крыму Ф. Мильгаузен продолжил дело, начатое в Петербурге, - борьбу с эпидемиями. Он ездил на Северный Кавказ, обследовал карантины в Феодосии, Севастополе, Евпатории, военный госпиталь в Симферополе, ревизовал крымские аптеки, осматривал в Севастополе чумные бараки.
В Крымском ресгосархиве хранится 31 дело личного фонда Ф.К. Мильгаузена, документы которого свидетельствуют о его жизни и деятельности, ученых связях. Ф.К. Мильгаузен был врачом, ученым-ботаником, метеорологом. Его приусадебный участок, по отзывам современников, служил образцом садовой культуры того времени. Федор Карлович - основатель Симферопольской метеостанции. В 1821-1853 гг. он тщательно вел метеорологические наблюдения в Симферополе. Их итоги были обработаны академиками П.И.Кеппеном и Г.И. Вильдом, а затем опубликованы Главной физической обсерваторией. Г.И. Вильд использовал их также в своих работах "О температуре воздуха в Российской империи" (Спб, 1882) и "Об осадках в Российской империи" (Спб, 1888).
Дом Ф. К. Мильгаузена посещали выдающиеся ученые, композиторы, художники: И. К. Айвазовский, Х.Х. Стевен, П.И.Кеппен, А.Н.Серов, С.И.Танеев. У доктора Мильгаузена лечились в разное время К. Н. Батюшков, А.С.Пушкин. В. А. Жуковский, В.Г. Белинский, М. С. Щепкин.
Бывший заведующий Крымским областным комитетом по делам музеев и охраны памятников искусства, старины, природы и народного быта (КрымОХРИС) А.И. Полканов в 1921 г. видел на стене кабинета Ф.К. Мильгаузена, в рамке под стеклом, неизвестный автограф А.С.Пушкина. Когда Полканов поинтересовался им, внучка Мильгаузена рассказала, что это фамильная реликвия - дар великого русского поэта ее деду. В 1924 г. дальние родственники Мильгаузена вывезли всю обстановку дома в Москву, и следы этой реликвии затерялись.
Плодотворной была деятельность Федора Карловича в должности попечителя Симферопольской губернской казенной мужской гимназии (1833-1853 гг.). По натуре своей человек подвижный, энергичный, он успевал всюду: активно участвовал в издании газеты "Таврические губернские ведомости", в работе публичной библиотеки... Своей "подшефной" гимназии Мильгаузен пожертвовал 570 томов книг, атласы, приборы для физического кабинета.
В 1846 г., в ознаменование 50-летия врачебной деятельности замечательного медика и ученого, симферопольцы устроили в его честь торжественный обед, на котором была исполнена кантата, написанная для него композитором Л.П.Серовым, произнесено много поздравительных и благодарственных речей, а на память юбиляру была преподнесена серебряная ваза с рисунком И.К.Айвазовского.
Федор Карлович Мильгаузен скончался в марте 1853 г. Хоронил его весь Симферополь. В конце XIX в. городская дума приняла решение назвать именем ученого и общественного деятеля уже обозначившуюся улицу, на которой стоял и стоит доныне его дом. При оформлении табличек было допущено искажение фамилии, и улица стала называться Мюльгаузенской.
Когда началась Первая мировая война, оживились шовинистические настроения и начались гонения на географические названия немецкого происхождения. В феврале 1916 г. Таврический губернатор предложил переименовать улицу Мюльгаузенскую. Однако городская дума ему в этом отказала, под предлогом, что "название установилось с давних пор... Нет оснований для переименования". А вот большевикам, окончательно пришедшим к власти в Крыму в 1920 г., его немецкая фамилия показалась явно неудачной. Поэтому в 1924 г. улицу переименовали: новое имя - Битакская - отражало ее положение близ пригородной деревни Битак. Позднее (1946 г.) ей присвоили имя Мичурина, а с 1961 г. она носит название Киевской.
На Киевскую выходят некоторые корпуса Республиканской больницы им. Н.А. Семашко (д. 69). Место для ее постройки было выбрано "на окраине города, в северо-восточной его части, в так называемом Новом городе, в малонаселенной и богатой растительностью части города, в местности сухой и возвышенной, стоящей над уровнем моря на 117 сажен, - говорится в отчете врача больницы за 1915 г. - Верхний слой почвы на глубину до 1 аршина представляет чернозем, нижний же - сплошная скала из известняка".
Застройка его началась с того, что 2 июля 1913 г. городская управа заключила договор с купцом Лазарем Симоновичем Штейнгауэром. Подрядчик обязывался выстроить больницу из своего материала и своими рабочими, устроить отопление, провести канализацию, оградить участок забором.
За два года участок площадью 5300 сажен или 2 с четвертью десятины (без малого 2, 5 га) был застроен 11-ю зданиями: домом для врача-заведующего больницей (5 комнат, ванна, кухня), конторой вместе с приемной и аптекой, родильным, терапевтическим, заразным, эпидемическим отделениями, домом для персонала больницы, служебным домом (кухня, прачечная дезкамера, котельная), моргом, ледником и сараем для угля. 800 кв. сажен отводилось под сад. Подведена была горячая вода из центральной системы, устроена вентиляция и электроосвещение от центральной станции. 26 ноября 1914 г. подрядчик сдал здания, после осмотра их городским архитектором Б. А. Зайончковским. Общая стоимость работ несколько превысила договорную. Больше половины средств на нее было получено по духовному завещанию в пользу города от купца первой гильдии подрядчика строительных работ Петра Алексеевича Петина.
Больница была открыта в октябре 1914 г. и имела 3 отделения: терапевтическое на 30, родильное на 20 и заразное на 10 койко-мест. Штат ее был мизерным: всего 5 врачей и 8 работников среднего медицинского звена. В 1927-1930 гг. построен двух этажный хирургический корпус, в 1938 г. - родильное отделение. Количество мест возросло (по сравнению с дореволюционным) почти в девять раз. За послевоенные годы больница изменилась неузнаваемо: в 1974 г. возведено трехэтажное здание неврологического отделения, затем пятиэтажной поликлиники, реконструированы старые корпуса. Больница является основной клинической базой медуниверситета.
Восьмиэтажная гостиница "Москва", возведенная в 1977 г., по количеству номеров была примерно то же, что вся гостиничная сеть города в начале века.
к началу страницы

Проспект Вернадского
Проспект им. В.И.Вернадского идет от гостиницы "Москва" до Марьино и переходит затем в Ялтинское шоссе. Некоторые здания появились здесь еще в позапрошлом столетии, однако застроена улица в основном после Великой Отечественной войны - в 40-50-х годах. Первоначально называлась Институтской, а затем Ялтинской.
В наши дни "Вернадского, 4" - адрес Таврического Национального университета им. В.И. Вернадского. Его предшественником был Таврический университет - первое высшее учебное заведение на полуострове.
Начал он работу еще весной 1918 г. в Ялте, где жило немало профессоров, выметенных сюда "пролетарской метлой", а с осени того же года - в Симферополе.
У истоков его создания стоял видный политический деятель С.С.Крым (Нейман), член ЦК партии кадетов, глава второго Крымского краевого правительства, а также ряд известных ученых.
Работу начали 5 факультетов (историко-филологический, физико-математический, юридический, медицинский и агрономический). Размещались они в разных зданиях: бывшего военного госпиталя (Студенческая ул., 10 и 12) , женского епархиального училища (Бульвар Ленина, 5/7) , духовной семинарии (Героев Аджимушкая, 9) и др.
Преподаватели Киевского университета, составившие первый его коллектив, ректором избрали видного деятеля медицинской науки профессора Романа Ивановича Гельвига. После его кончины в 1920 г. площадь, где находился ректорат, была переименована из Госпитальной в площадь Гельвига. Сменил первого ректора еще более выдающийся ученый - академик Владимир Иванович Вернадский (1863-1945).
В первые годы своего существования университет находился в исключительно трудных условиях. Его преподаватели, чтобы как-то сводить концы с концами, брались за любую работу: пилили дрова, шили сапоги и т.д. Свыше 20 профессоров и преподавателей были лишены крова, многие студенты систематически голодали.
После окончательного установления советской власти проведена реорганизация университета. 1 февраля 1921 г. он был переименован в Крымский университет имени М.В.Фрунзе, а в 20-х - начале 30-х годов на его базе созданы три высших учебных заведения - педагогический, медицинский и сельскохозяйственный институты.
Годы существования университета (1918-1925) - это крымские годы жизни и деятельности целой плеяды выдающихся ученых. Многие из профессоров вуза и ныне составляют гордость отечественной науки: академики В.И. Вернадский, В.А.Обручев, А.А. Байков, В.И.Палладии, А.В.Палладии, П.П.Сушкин, В.И.Смирнов, Н.М.Крылов, А.Ф.Иоффе, И.Е.Тамм, Б.Д.Греков, Е.Н.Павловский... Список можно было бы продолжить.
В разное время закончили вуз такие замечательные ученые, как академик Д.И.Щербаков (1922), академик И.В.Курчатов и академик АН УССР К.Д.Синельников (1923), члены-корреспонденты Академии наук СССР Г.М.Франк (1925), К.И. Щелкин (1932) и другие.
С 1925 по 1972 г. вуз функционировал под названием Крымский государственный педагогический институт им.М.В. Фрунзе, а с 1972 г. - Симферопольский государственный университет им. М.В.Фрунзе.
Сегодняшний университет - крупное высшее учебное заведение, жизнедеятельность которого обеспечивают свыше 1000 сотрудников, в том числе более 600 преподавателей, 12 факультетов и 65 кафедр. Студенты университета обучаются по 30 специальностям. За истекший период истории вуза из его стен вышло более 60 тысяч высококвалифицированных специалистов, получивших признание далеко за пределами Крыма и Украины.
ТНУ занимает несколько благоустроенных корпусов, в которых созданы все условия для успешной учебы и работы: светлые просторные аудитории, 126 специализированных учебных лабораторий и кабинетов, зоологический музей, свой вычислительный центр, крупнейшая в Крыму фундаментальная библиотека (900 тыс. книг). Университет располагает в горнолесной части полуострова, близ села Краснолесье, большой геобиостанцией "Планета", а также спортивно-оздоровительным лагерем "Прометей" в Алуште.
к началу страницы

Улица Воровского
Есть ее описание более чем столетней давности. "У губернаторского дома большая дорога отделяла от себя другую, которая, спустившись под подошву той горы, шла потом мимо фонтана, снабжавшего почти весь город свежею, ключевою водою, огибала воспетый Пушкиным Салгир, пробиравшийся тут с журчанием и шумом между поросшими мхом камнями, и уходила вдаль или, точнее, обращалась в почтовый тракт, ведущий из Симферополя в Алушту, Ялту, Алупку и другие места Южного берега Крыма". Такой видел Воронцовскую улицу в 1848 г. друг композитора А.Н.Серова М.М.Молчанов. А называлась она так потому, что вела из города в имение князя М. С. Воронцова в Салгирке. С улицы Воровского, благодаря археологам, легко попасть в другую историческую эпоху - на городище Неаполя, столицы позднескифского государства.
Неаполь скифский был большим для своего времени городом - около 30 гектаров, в том числе 14 гектаров, обнесенных мощными стенами с боевыми башнями. Самая ранняя оборонительная стена Неаполя относится к середине II в. до н.э. Позднее к ней пристраивались новые панцирные пояса, так что ее ширина достигала 8,5-12 и более метров. С южной стороны в город вели главные ворота. Перед ними находился парадный фасад дворцового комплекса - резиденции Скилура. Слева от ворот, на крепостной территории, располагался небольшой мавзолей Аргота, предшественника Скилура. Справа V монументальный алтарь.
Тавро-скифская экспедиция обнаружила и исследовала мавзолей (перед главными воротами), где оказалось более 70 погребений скифской знати. Из древней монументальной каменной гробницы был извлечен скелет мужчины, по черепу которого антрополог М. М. Герасимов воссоздал облик погребенного. Полагают, что это царь Скилур. В период правления Скилура и его сына Палака, который приходится на II в. до н. э., скифское государство вело активную внешнюю политику и оживленную торговлю с соседями. Обилие обломков самой разнообразной посуды, украшений и других предметов роскоши свидетельствует об их широких торговых связях. Раскопки дали богатый материал для характеристики социального и имущественного расслоения жителей Неаполя скифского.
Город не раз подвергался нашествию врагов. В конце II в. До н.э., во время борьбы с греческими колониями, он был сильно разрушен. На рубеже первой-второй четвертей III в. н.э. под ударами объединенных аланских племен позднескифское государство и его столица перестали существовать.
В период позднего средневековья это место называлось Керменчик ("крепостца"). Остатки каменных строений Неаполя шли на строительство губернского центра, камнем этим охотно торговала Симферопольская городская управа. В конце XIX в. по инициативе Таврической ученой архивной комиссии городище на Петровских скалах было объявлено заповедным.
На улице Воровского сохранилось несколько домов - ровесников Симферополя. Дома эти (по нечетной стороне № 29-39) были построены в августе - сентябре 1784 г. уволенными из русской армии по ордеру Г.Потемкина солдатами. Неожиданно оказавшись "на гражданке", солдаты не растерялись: они быстро нашли наиболее удобное для жилья место, где рядом были остатки какого-то большого древнего города и имелось еще немало тесаного камня. Место было выбрано с умом не только из-за близости к стройматериалам: земля здесь была пойменная, заливная, с речными наносами, а вода - рядом. Солдаты сделали со скал вниз лотки, днем они спускали камни для строительства путевого дворца, а вечерами, в порядке "отдыха", по ним стали спускать годный для стройки камень, с которого и лепили свои мазанки. Вскоре привезли им из южных губерний молодых крестьянок - будущих жен.
Основанная ими слобода получила название Петровской - видимо по имени смотрителя поселения капитана Вятского пехотного полка Петра Ванникова. "Близ сего города Ак-Мечети, - писал он в рапорте от 28 октября 1784 г., - построено поселенными солдатами двадцать мазанок, в которых они жить будут...". К весне 1785 г. в слободе уже жило около 500 бывших солдат и солдатских семей. Со временем слобода выросла в село Подгородне-Петровское, которое по постановлению губернского правления 30 апреля 1865 г. было присоединено к городу Симферополю.
История улицы тесно связана с капиталистическим развитием края. Большой участок земли напротив слободы, принадлежавший купцу А.В.Цапле, в 1877 г. купила московская фирма по изготовлению сладкой продукции Алексея Ивановича Абрикосова. Купчая крепость предусматривала: "дом с флигелем, двором, со всеми во дворе жилыми и нежилыми строениями и землею, состоящей во второй части Симферополя в местах: с севера и запада имения Цапли, с востока деревни Петровской, с юга дороги на южный берег Крыма".
Место для такой фабрики было идеальным: с южного берега, а также из местных садов поступало сырье, отсюда готовую продукцию было легко транспортировать как по Крыму, так и за рубеж, рабочая сила тоже жила рядом - в основном в бывшей Ак-Мечети. Год спустя из Франции был приглашен специалист, и конфетная (позднее консервная) фабрика Абрикосовых (д. 24) была открыта. И хотя еще в 1880 г. у Абрикосовых работало всего 23 человек, дело пошло настолько успешно, что к концу века это предприятие стало самым крупным в Крыму.
Хозяева, получавшие устойчивую прибыль, не только расширили предприятие, но и вводили технические новинки, стараясь поставить его на современный лад. Сюда даже устраивались экскурсии. Сохранился любопытный отчет об экскурсии учащихся казенной мужской гимназии, которая состоялась 14 апреля 1889 г. Экскурсантов поразили перегонный куб, сотня мисок с вареньем и машина, закупоривающая жестяные банки.
Рабочий день на фабрике Абрикосовых длился 12 часов, а заработная плата составляла не более 50 копеек в день. В то же время за килограмм говядины надо было платить 25 копеек, хлеба 2-4 коп., за десяток яиц 18-25 копеек, за килограмм масла - 30-35 коп. Существовала целая система штрафов: за невыход на работу в ночное время, за поедание плодов.
В рекламе за 1917 г. читаем: "Поставщик Двора Его Императорскаго Величества товарищество А.И.Абрикосов и сыновья в Москве. Паровые фабрики в Москве и Симферополе. Фрукты глазированные, компоты, томат, овощныя консервы, карамели, конфеты разные, шоколад, кофе, какао, монпасье, мармелады, пастила, варенье..., английские бисквиты можно получить в лучших магазинах города Симферополя".
В советское время фабрика продолжала работать по назначению, но больше по производству консервной продукции. Летом 1921 г. она была передана кооперативному союзу, вскоре получила наименование "Трудовой Октябрь", а после гибели С.М.Кирова - его имя.
Дом 8 на улице Воровского - самый дорогой для многих живущих ныне симферопольцев. Здесь они получили "путевку в жизнь", ибо это роддом № 1. Среди земских врачей губернии конца XIX в. были имена, известные далеко за ее пределами: Руданский, Арендты, Бетлинг, Плешков, Казас, Гидалевич, Розанов и другие. Среди этих и других - забытое ныне имя Александра Федоровича Каблукова (ок.1850-1916). 29 ноября 1888 г. старший врач Таврических богоугодных заведений доктор медицины Николай Николаевич Бетлинг в отношении губернской земской управе обращал внимание на недостатки в области хирургии: в заведениях "всего две палаты, которые постоянно переполнены, антисептические мероприятия в таких условиях проводить невозможно и оперированные больные дольше нужного не выздоравливают, раны в срок не затягиваются, случаи рожи, гангрены, злокачественного отека с нагноениями чередуются за каждою операциею". Вопрос, поднятый Бетлингом, стал предметом обсуждения на заседании губернской земской управы. Было решено открыть в Симферополе образцовую хирургическую лечебницу на 15 мест для бесплатного лечения и содержать ее на счет губернского земства. И вскоре при богоугодных заведениях было построено новое здание - хирургическое отделение, названное по имени Александра III. Операции производил доктор Каблуков, ставший вскоре широко известным в Крыму. К 1908 г. А.Ф.Каблуков выстроил собственную хирургическую лечебницу на Воронцовской улице на склоне холма к реке Салгир, прозванную в народе "Каблуковкой". В 1916 г. в связи с наплывом в Симферополь больных и раненых на фронтах Первой мировой войны, возникла крайняя необходимость в серьезной хирургической помощи им. Не имея времени на постройку нового здания, городскими властями было решено купить у наследников доктора Каблукова его лечебницу. В ее описании сказано: "состоит из 2 этажей, причем часть 2 этажа, благодаря рельефу местности, со стороны улицы располагается ниже уровня земли и представляет подвальное помещение со стороны Воронцовской улицы. В первом этаже -кухня, прачечная, кладовая, помещение для прислуг. Во втором и третьем этажах - больница на 40 кроватей с амбулаторией и двумя вполне оборудованными операционными палатами с открытыми террасами. Площадь больницы 145,5 квадратных сажени...".
Такую лечебницу, естественно, купили и использовали под лазарет. В советское время здесь начал функционировать роддом № 1, а также кафедра акушерства и гинекологии Крымского медуниверситета. Корпуса ближе к реке и дальше по улице были построены и достроены уже в 60-70 годы XX в.
30 мая 1924 г. бывшая Воронцовская улица была переименована в улицу Воровского. Вацлав Вацлавович Воровский (1871-1923) - видный деятель большевистской партии, дипломат, публицист, литературный критик. По определению В. И. Ленина - "один из главных писателей-большевиков". В 1907-1912 гг. руководил Одесской большевистской партийной организацией, имевшей тесные связи с Крымом. С ноября 1917 г. посол в скандинавских странах, а с 1921 г. - полпред в Италии. В 1923 г. убит белоэмигрантом в Лозанне.
На фасаде дома №16 портрет В.В.Воровского и мемориальная доска в его честь.
к началу страницы

Петровская балка
Судя по многочисленным находкам, следы человеческого обитания на территории балки уходят в глубокую древность. В период с III в. до н.э. до III в. н. э. здесь хоронили своих соплеменников скифы - жители Неаполиса.
Новая история балки начинается с 80-х годов XIX в. После того, как гимназисты в учебных целях расчистили одну из пещер на западном склоне, ее занял крестьянин Пашковский, который "приделал к ней двери и, сделав кое-какие приспособления, поселился в ней и там живет". Искусственной пещерой, по свидетельству учителей Симферопольской казенной мужской гимназии, "воспользовался для жилища и сосед его Цыганков". Таких пещер насчитывалось тогда семь. Их обитатели устроили вниз по склону и на дне балки сады и огороды и при рытье плантажа откопали человеческие кости, разную глиняную посуду, наконечники стрел, бусы и другие украшения.
Неподалеку от входа в балку находился с незапамятных времен Петровский фонтан - основной источник снабжения жителей питьевой водой, В 20-х годах XIX в. дворянин Зеленков самовольно захватил Петровский фонтан. Городская управа возбудила против него судебный процесс. Дело тянулось несколько лет, доходило до сената и закончилось победой управы только потому, что Зеленков не мог доказать права собственности на эту землю, а управа предоставила документы, свидетельствующие о затратах города на ремонт фонтана.
Приблизительно в тот же период балка получила название Госпитальной, поскольку находилась близ госпиталя, существовавшего в те годы на месте нынешнего телецентра. Первоначально это были казармы, построенные вскоре после включения Крыма в состав России, но к 1805 г. часть их превратили в госпиталь. Сохранился важный документ за 1814 г. - "Смета и описание казенному строению, принадлежащему комиссариатского ведомства, где расположен Крымский военный госпиталь". Основное здание его состояло из квадратного корпуса из двух отделений "по длине на 48, а шириной на 6 сажен. Кровля черепичная, ветхая". У основного здания - пять флигелей и сараи. В первом флигеле - лекаря и больные офицеры, второй - для конторы смотрителя и аптекаря. Третий флигель - баня, прачечная (длиной 22, шириной 5 сажен). Четвертый, почти такой же - кухня и конюшня. И еще один - запасной.
Уже в этом документе отмечается, что здание ветхое, течет крыша и т.п. Занимали его только ко всему привычные и неприхотливые солдаты. Но с началом Крымской войны, когда в Симферополь стали массами поступать с фронта раненые, все помещения переоборудовали под палаты. Кроме того, рядом в 1855 г. были построены летние бараки для лечения еще 2250 защитников Отечества. А вообще в городе в этот период одновременно размещалось около 8000 раненых (в казенных и частных домах). Неподалеку от основного военного лазарета - в верховьях Госпитальной (Собачьей) балки - хоронили умерших воинов. В сентябре 1854 г. здесь в братской могиле были похоронены русские солдаты, павшие в Альминском сражении. Затем появились новые могилы участников Крымской войны, умерших от ран в Симферополе. Так образовалось огромное первое Воинское кладбище. В 1869 г. над первой братской могилой была выстроена часовня, а в 1887 г. рядом с ней - мраморный памятник с надписью: "От граждан Симферополя". (Эти сооружения не сохранились.)
В мирное время военное ведомство занимало и использовало здания госпиталя по-разному (в том числе и для хранения фуража), вплоть до революции и гражданской войны. В 1920 г. госпиталь перебрался в здание ликвидированной женской казенной гимназии (ул. Горького, 18).
В освободившихся помещениях разместился один из факультетов Таврического университета и ректорат. Площадь получила название по имени первого ректора Р.И. Гельвига (1918-1920). Впрочем из-за политических взглядов ректора (не питавшего симпатий к новой власти) она вскоре была переименована в Госпитальную площадь. В 1926 г. здесь был создан Крымский исследовательский институт с 12 кафедрами, сосредоточивший всю научную работу в Крыму, выпускал ученые "Труды".
В годы оккупации Крыма немецко-фашистскими войсками здесь располагалось гестапо. И.А.Козлов в книге "В Крымском подполье "привел выразительные сцены пыток и особенно настенных записей сидевших здесь патриотов, в том числе В.К.Ефремова, чье имя носит одна из ближайших улиц города. После войны эта территория также использовалась пединститутом и университетом, в том числе здесь было выстроено одно из общежитий. В 80-х годах XX в. рядом с общежитием был выстроен спортивный зал (напротив его и ныне располагается факультет физвоспитания).
Что касается Госпитальной балки, которую в народе чаще именовали Собачьей (это название фигурирует иногда и в документах вплоть до начала XX в.), то 25 апреля 1903 г. дума приняла решение переименовать балку в Петровскую.
Ныне вся Петровская балка застроена частными домами, живописно прилепившимися к ее склонам.
к началу страницы

Улица Курчатова
Уже упоминавшийся нами военный госпиталь также дал название ведущей к нему улице - Госпитальной, насчитывающей не одну сотню лет и являющейся центральной частью Ак-Мечети - предшественницы Симферополя.
В конце XV в. на западной стороне Петровской балки, напротив развалин Неаполя скифского крымские ханы повелели устроить укрепления. Надо отдать им должное, место было выбрано удачно: здесь, в непосредственной близости от Бахчисарая, удобно было собирать войска перед набегами. Кроме того, крепость служила щитом против беев с их сепаратными устремлениями против ханской столицы. Учитывали и тот факт, что для стройки крепости рядом было достаточно тесаного камня (на развалинах Неаполя Скифского), а Петровские скалы являлись естественным укреплением. Хан Менгли-Гирей (1467-1515) утвердил сан калги-султана (военного министра), которым мог быть представитель ханского рода, моложе хана, но старше остальных членов династии.
Местом пребывания калги-султана и была определена строящаяся крепость на Петровских скалах. Сохранилось здание, которое "помнит" и начальную пору его предшественницы (Ак-Мечети), и первые шаги Симферополя, - мечеть Кебир-Джами (Большая мечеть), построенная по новейшим исследованиям реставраторов в 1502 г. В 1888 г. Ф.Лашков обнаружил в мечети надпись по-арабски: "Мечеть сию, соорудил во славу Величества хана Султан-Менгли-Гирей Абдурахман-бен-Али..." Этот старейший храм средневекового мусульманского поселения был величественным зданием, рядом с которым возвышался минарет. Здание было перекрыто куполом, который обрушился, вероятно, еще в XVII в. Тогда к зданию пристроено новое крыло и изменена форма кровли. В 1736 г. по приказу фельдмаршала русской армии Б.Х.Миниха в 1736 г. мечеть Кебир-Джами и ряд домов были разрушены (мечеть восстановили в 1740 г.). Один из очевидцев описывал город так: занимал он "площадь от цыганских таборов до мечети Джума-Джами и затем от Токаль-Джами до татарских кладбищ, что составит, наверное, квадратную версту. Замечательностей в нем не оказалось никаких..." Но военные действия, а с ними и разрушения продолжались. Так, в 1776 г. Порта спровоцировала мятеж татар против своего хана Шагин-Гирея. Кровопролитное сражение произошло в долине Салгира, около Ак-Мечети. С обеих сторон погибло около 2,5 тыс. человек. Сильно пострадала мечеть и в советский период крымской истории. И все же мечеть Кебир-Джами (ул. Курчатова, 4) восстановлена и в 1990 г. возвращена верующим.
Долгое время считалось, что первая гостиница в городе, построенная в начале XIX в. и называвшаяся "Одесса", находилась на ул. Госпитальной (ныне ул. Курчатова, 24/12). С августа 1822 г. по апрель 1823 г. в ней жил и лечился у докторов Ф.К. Мильгаузена и А.Ф. Арендта знаменитый русский поэт К.Н.Батюшков. Какой была гостиница во времена Батюшкова, свидетельствует Ф.Ф. Вигель, литератор и путешественник, посетивший Симферополь в марте 1827 г. "На самом рубеже предполагаемой Европы и существующей Азии стоял двухэтажный трактир под громким названием Одессы; в нем я остановился. Мне отвели в верхнем этаже целую половину его, которая состояла из одной небольшой комнаты и другой пребольшущей. О спокойствии останавливающихся в ней хозяева, видно, мало заботились: замки были все переломаны, двери плохо притворялись, окна тоже, отовсюду дуло, снизу сквозь пол слышны были голоса, и самые половицы под ногами поднимались и опускались, как клавиши. И в этой комнате, как сказали мне, целую зиму провел несчастный Батюшков...".
Итак, Ф.Ф. Вигель сообщает, что "двухэтажный трактир под громким названием "Одесса" находился на самом рубеже предполагаемой Европы и существующей Азии", т.е. строящегося Симферополя и старой Ак-Мечети. Однако, в начале XIX в. "линия раздела" проходила вдоль нынешней ул. Севастопольской, но никак не Курчатова. И наиболее точно соответствует описанию Ф.Ф.Вигеля здание, расположенное по адресу ул.Чехова, 2, за нынешним Домом быта (во дворе). Некогда здесь находилась окраина Ак-Мечети, и на дороге, идущей из Бахчисарая, стоял караван-сарай. Внизу размещались конюшни, наверху - клетушки под черепичной крышей. Вокруг дома проходила веранда на деревянных столбах. Полусгнившие руины караван-сарая существовали еще в 70-х гг. прошлого века и именовались окрестными жителями "Вороньей слободкой" ("Воронкой") из-за слетавшихся сюда со всей округи ворон, лакомых до овса и конского навоза. Рядом с караван-сараем и построили гостиницу "Одесса". В 1844 г. она называлась "гостиный двор одесского мещанина Филиппа Бокариуса".
Среди миллионов документов Государственного архива в АРК есть и такой - аттестат об окончании Симферопольской мужской губернской казенной гимназии учеником Игорем Васильевичем Курчатовым, который "с 24 августа 1912 г. при отличном поведении обучался по 16 мая 1920 г. и окончил полный восьмилетний курс, причем обнаружил нижеследующие познания...". Далее по всем предметам отличные оценки. Однако золотой медали Игорь Курчатов так и не получил: шла война, и властям было не до медалей.
Курчатовы жили на восточной окраине города в районе нынешнего завода "Сантехпром". Семья бедствовала. Поэтому Игорь одновременно с учебой в гимназии окончил вечернюю ремесленную школу, получил специальность слесаря и работал на небольшом механическом заводе Тиссена.
В сентябре 1920 г. И. В. Курчатов поступил в Таврический университет на физико-математический факультет. К лету 1923 г., несмотря на голод и нужду, он досрочно и с отличными успехами закончил это высшее учебное заведение. Жизнь и деятельность академика, трижды Героя Социалистического Труда Игоря Васильевича Курчатова (1903-1960) - яркий пример служения науке, и симферопольцы гордятся тем, что биография ученого неразрывно связана с городом, с двумя его учебными заведениями - нынешней гимназией № 1 (ул. К. Маркса, 32) и Таврическим национальным университетом.
к началу страницы

Улица Шмидта
Улица интенсивно застраивалась с конца XIX, а особенно с 1906 г., когда умер владелец всей этой земли, известный в городе богач Ридник, и наследники пустили его "латифундию" с молотка. Возникший вопрос о наименовании улицы был решен еще в марте 1904 г., когда дума приняла решение назвать новую улицу Потемкинской. Газета "Крым" напечатала, казалось бы, остроумную рецлику: "Там же появилась и Потемкинская улица. Это даже обидно... в местности, застроившейся на наших глазах, и где во времена Потемкина было свалочное место. В Новом городе наименование улицы Потемкинской ровно никому ничего не будет говорить, разве только то, что жители по Потемкинской улице еще долго будут ходить в потемках, ввиду скудного освещения этой части города".
Родился Григорий Александрович Потемкин в сентябре 1739 г. в имении своего отца - офицера русской армии в отставке в селе Чижеве, близ Смоленска. До 12 лет он воспитывался в родительском доме, затем учился в Смоленской семинарии, а с 1755 г. в только что открытом Московском университете. Был одним из лучших учеников, отличаясь необыкновенной памятью, быстротой ума и чрезвычайным честолюбием, которое обнаруживалось во всех его поступках.
В 1758 г. бывшего золотого медалиста отчислили "за нехожение". Взяв у своего духовного отца Московского архиепископа Амвросия 500 рублей в долг, он покидает Москву.
В Петербурге Г.А.Потемкин был зачислен вахмистром лейб-гвардии конного полка и принимал участие в государственном перевороте 1762 г. Во время принятия присяги от гвардии Екатерина II обратила на него внимание, и в дальнейшем следила за ним, проверяя и убеждаясь, что этот человек создан "для больших государственных дел". Потемкин же, сходу уверовавший в государственный гений молодой императрицы, все более прикипал к ней и сердцем. Так прошло более 6 лет. Однако, вопреки пересудам завистников и недоброжелателей, он продвигался по служебной лестнице медленно.
В 1769 г. началась война с Турцией. Потемкин, к тому времени камергер двора, был переименован в генерал-майоры и отправлен в действующую армию. За время военных действий с 1769 по 1774 г. он командовал отдельным отрядом и участвовал в сражениях при Фокшанах, Ларге, Кагуле, при осаде Силистрии и за свою распорядительность и личную храбрость получил чин генерал -поручика и два ордена - св.Анны 1 степени и св.Георгия 3 класса.
Командующий армией князь Голицын во всеподданнейшем рапорте за 1769 г., сообщая императрице о боях, особенно выделял Потемкина. В 1770 г. отличные рекомендации ему дал и сменивший Голицына граф Румянцев-Задунайский. Под Силистрией Потемкин получил от императрицы весьма лестное письмо и поскакал в Петербург, где был обласкан, а вскоре пожалован генерал-адъютантом и награжден орденом св.Александра Невского.
Началось его быстрое восхождение на самый верх. В 1774 г. он уже был генерал-аншефом и вице-президентом Военной коллегии. В эти годы он не только ближайший и лучший сподвижник императрицы, но и муж-соправитель ее. Он упростил обмундирование войск, отрезал солдатам косы, избавив их от лишней работы над своим туалетом, ввел в армии куртки, шаровары и полусапожки, а также более удобные шинели и легкие ружья. Численность войск была увеличена. При содействии Потемкина был заключен выгодный для России Кючук-Кайнарджийский мирный договор с Турцией.
Еще перед заключением мира Потемкин был награжден и иностранными орденами - прусским, датским, шведским и двумя польскими. А милости императрицы посыпались на него обильным дождем. По ее просьбе австрийский император Иосиф II прислал ему диплом на княжеское достоинство Римской империи. Потемкин стал "светлейшим князем". Он был назначен Новороссийским генерал-губернатором (1776 г.). Императрица то и дело дарила ему земли с крестьянами и громадные суммы денег. Годовой доход князя достигал суммы 3 миллионов рублей, но едва покрывал расходы.
Как из-под земли под его руководством вырос ряд городов: Екатеринославль, Николаев, Херсон. В 1774 г. небольшая эскадра линейных кораблей, фрегатов и малых судов, под начальством капитана 1 ранга графа Войновича, первого командующего первым черноморским кораблем "Слава Екатерины", уже курсировала у берегов Крыма, а в 1785 г. Потемкин стал главнокомандующим Черноморским флотом.
Г.А.Потемкин стоял у истоков присоединения Крыма к России. Он написал и подал императрице целый ряд записок и докладов о Крыме и возможных столкновениях из-за него.
Напомним несколько пунктов только из одной: "Крым положением своим разрывает наши границы... Положите же теперь, что Крым ваш и нет уже сей бородавки на носу - тогда вот вдруг положение границ прекрасное...Вы должны возвысить славу России... Приобретение Крыма ни усилить, ни обогатить вас не может, а только покой доставит... с Крымом достанется и господство на Черном море...".
14 декабря 1782 г. Екатерина Великая подписала секретнейший рескрипт на имя Г.Потемкина "о принятии мер в присоединении Крымского ханства к России", связав их с нарушениями турками положений мирного договора. Так Потемкин получил карт-бланш на взаимоотношения с Портой и Крымом. Не желая проливать напрасной крови, он вступил в переговоры с крымскими, ногайскими и кубанскими мурзами: увещанием, золотом, а где и угрозами убедил их покориться России. Он склонил Шагин-Гирея к отречению от престола и выезду в Россию... 8 апреля 1783 г. Екатерина II издала "Манифест о присоединении Крыма, Тамани и всей кубанской стороны к России".
Смоленские сородичи Потемкина - Василий Каховский и Николай Тухачевский нашли место, где от крымских татар на верность российскому правительства была принята присяга. Это была огромная белая столообразная скала к северу от Карасубазара под названием Ак-Кая, с кручи которой татары кидали в пропасть состарившихся и обессилевших рабов или таких, за которых "гяуры" не давали выкупа.
На следующий же день в карасубазарском доме крымского татарина, члена "туземного" правительства Якубы Измаиловича Рудзевича было открыто заседание (протокол его сохранился), на котором было создано Крымское правительство под руководством начальника русских войск в Крыму графа де Бальмена (с августа 1783 г. - барона Осипа Андреевича Игельстрома, которого вскоре сменил генерал Михаил Васильевич Каховский).
Потемкин был произведен в генерал-фельдмаршалы, назначен президентом Военной коллегии (1784), Он стал титуловаться светлейшим князем Потемкиным-Таврическим (1787 г.).
После приведения жителей к присяге Потемкин занялся административно-территориальным устройством Крыма. Он разделил область на 7 уездов, открыл таврические порты для свободной торговли дружественных с Россией народов, заключил выгодные для торговли трактаты с Францией и Королевством обеих Сицилии. Скоро дикие степи Тавриды превратились в обработанные поля и луга, развилось овцеводство. Эти резкие перемены Потемкин во всем блеске показал Екатерине Великой и ее блестящему окружению во время царственного путешествия императрицы в полуденный край в 1787 г.
Присоединение Крыма к России произвело в Константинополе страшный переполох. Турки спешно стали готовиться к войне. Она началась 5 августа 1787 г. Взятие русскими войсками Очакова, штурм и взятие казалось совсем неприступного Измаила, другие известные, видимо, всем факты второй русско-турецкой войны, в которой Г.А.Потемкин был главнокомандующим, вознесли его на самую вершину славы.
Конечно, были еще и Суворов, и Румянцев-Задунайский, и другие, но большинство исследователей сходится во мнении, что личность Г.Потемкина - чуть ли не самая выдающаяся личность российской истории XVIII в.
4 октября 1791 года в чистом поле по пути в Николаев из Ясс, где располагалась главная квартира русских войск, окончил жизненный путь светлейший князь Потемкин-Таврический.
В советское время имя князя Тавриды постарались предать забвению, переименовав для начала в 1924 г. ул. Потемкинскую в улицу имени одного из руководителей ноябрьского вооруженного восстания 1905 г. в Севастополе Петра Петровича Шмидта (1867-1906).
Впервые-будущий "красный адмирал" заявил о себе "во весь голос" в октябре 1905 г., когда севастопольцы хоронили участников демонстрации, разогнанной властями с помощью оружия.
11 ноября вспыхнул, по ленинскому определению, "севастопольский пожар": в городе и на флоте началось восстание, в котором приняло участие 15 кораблей. Предполагалось привлечь на сторону революции всю эскадру Черноморского флота, солдат Севастопольского гарнизона и население города, организовать армию, объявить создание Крымско-Кавказской Федеративной Республики и "начать наступление на Европейскую Россию, укрепляя шаг за шагом отвоеванные позиции".
Свидетель тех событий Л.П.Арбузов позже вспоминал: "На рейде в стройном порядке стояла эскадра, имея на фланге, ближайшем к выходу в море, великана-красавца "Очакова", а на этом "Очакове" развевался красный флаг... Шмидт начал объезд своей эскадры... Меня удивляла видимая безнаказанность этой небывалой по дерзости прогулки невзрачного лейтенанта, призывавшего к мятежу матросов в присутствии командиров и офицеров чуть ли не всего Черноморского флота".
Восстание было подавлено, а организаторы его, в том числе П.П.Шмидт, приговорены к смертной казни и 6 марта 1906 г. расстреляны на острове Березань.
Чем примечательна улица сегодня? Прежде всего тем, что на ней (в доме № 9) расположен туристский штаб Крыма - Крымское АО по туризму и экскурсиям "Крымтур".
Организованный туризм начался в Крыму еще до революции, в 90-х годах XIX в., когда по инициативе известных врачей В.Н.Дмитриева, И.Ф.Лебедева и других в Ялте открыт Горный клуб. За девять лет существования клуб обслужил 38 тыс. человек; члены его вели исследовательскую работу, издавали свои "Записки".
Представляет также интерес дом 15, несмотря на его запущенность. В нем, бывшей гостинице КрымЦИК, 8 февраля 1945 г. на кратковременный отдых (не более часа), проездом из военного аэродрома возле Сак в Алупкинский дворец, останавливался премьер-министр Великобритании У.Черчилль. Известно, что с балкона 2-го этажа он с любопытством наблюдал за развернутым на территории Детского парка зенитным полком, приведенным в полную боевую готовность.
к началу страницы

Улица Вели Ибраимова
В 1998 г. именем Вели Ибраимова названа улица в крымскотатарском микрорайоне Ак-Мечеть. Родился он в 1888 г. в Бахчисарайском уезде. Из крестьян. Систематического образования не получил. Работал грузчиком, кофейщиком, типографским рабочим, в 1917 г. - владелец небольшой типографии. Сотрудничал в газетах "Терджиман" ("Переводчик"), основанной И. Гаспринским в Бахчисарае, и более радикальной "Ватан Хадими" ("Служение Отечеству"), издаваемой в Карасубазаре (Белогорске) А. Медиевым. Член крымскотатарского Курултая, входил в его левое крыло (1917-1918). В 30-х годах XX в. имя В. Ибраимова связывали с участием в крымскотатарском восстании и расстреле группы руководителей Республики Тавриды (апрель 1918 г.). Член РКП(б) с осени 1918 г. Дважды выезжал в Турцию (1918, 1921); участник Гражданской войны - начальник разведки Кавказского фронта (подавление антибольшевистских выступлений чеченцев и ингушей). С ноября 1921 г. - член Крымского областного комитета РКП(б) (татарская секция). В 1921-1922 гг. - председатель тройки по борьбе с бандитизмом. Отвергая жёсткие методы центра, использовал для стабилизации обстановки знание крымских условий и менталитета населения. В 20-х гг.: нарком рабоче-крестьянской инспекции в Совете народных комиссаров Крымской АССР (1921-1923); особоуполномоченный Советского правительства по Чечено-Ингушетии (1922); временно в коллегии Крым ЧК; член КрымЦИКа, его председатель (1924-1928); с апреля 1927 года - кандидат в Совет Национальностей Верховного Совета СССР.
Противник массового переселения евреев в Крым. В борьбе "левых" и "правых", развернувшейся в Крыму к середине 20-х гг., - в числе "правых", которым инкриминировались антисемитизм, "кулацкий уклон", "связь с буржуазно-националистической интеллигенцией", "давление на партию через мужика". "Разработка" В. Ибраимова велась с 1924 г. Ему инкриминировалось: поведение в 1918 г.; враждебность к евреям; заинтересованность в деле "идеологов татарского кулачества" братьев Муслюмовых; террор в отношении деревенской бедноты; прикрытие спекулятивных операций ответственных работников, покровительство преступникам; растрата; организация убийства бывшего партизана Чолака и попытки его сокрытия. На комиссии 15 января 1928 г. В. Ибраимов не признал обвинений. В тот же День арестован и исключен из партии. В январе же снят с должности председателя КрымЦИКа. Из внутренней тюрьмы ОГПУ писал письма И.В. Сталину. Одно из них: "Признаю себя виновным. Товарищ Сталин, умоляю Вас амнистировать меня, действительно после этого урока буду примерным работником. Товарищ Сталин, прошу Вас хоть на 10 минут вызвать меня". С 23-го по 28 апреля 1928 г. в Симферополе состоялся судебный процесс над В. Ибраимовым и ещё пятнадцатью обвиняемыми. Выездная сессия Верховного Суда РСФСР признала В. Ибраимова виновным по ст. 58-8, 59-3, 2-й части ст. 116 УК и приговорила к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение 9 мая 1928 г. Секретарь ЦК ВКП(б) В.М. Молотов на заседании областного комитета партии 1 августа 1928 г. дал такой комментарий происходящему: "...Дело сводится к тому, что советские органы в Крыму, а, следовательно, и руководившие ими партийные органы плохо проводили классовую пролетарскую линию, особенно в деревне. ...За спиной Ибраимова, несомненно, стояли люди более культурные, чем Ибраимов, но зато и более опытные политические враги Советской власти. (...) За спиной Ибраимова сидела буржуазно-националистическая группа, сделавшая Ибраимова своим орудием". 20 июня 1990 г. Президиум Верховного Суда РСФСР отменил приговор и прекратил дело за недоказанностью обвинения. Процесс В. Ибраимова послужил первым звеном в цепи репрессий крымскотатарской интеллигенции и служащих, как административных и партийных работников, так и бывших "курултаевцев".
к началу страницы

Улица Волошиновых
В 1974 г., в дни празднования 30-й годовщины освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков, улица Камышовая, расположенная в пригороде Марьино, была переименована в улицу Волошиновых - симферопольских подпольщиков периода Великой Отечественной войны.
Иван Михайлович Волошинов (1876-1944) был исключен в 1902 г. из Московского университета за активное участие в студенческом движении, приехал в Симферополь и работал статистиком Таврической губернской земской управы.
Статистическое бюро находилось на углу нынешних ул. Серова и К. Маркса (здание перестроено). Здесь 14 января 1905 г. состоялось годичное собрание "Общества сельского хозяйства", которое превратилось в демонстрацию протеста общественности Симферополя против кровавого расстрела рабочих 9 января в Петербурге.
Незаурядной личностью была и Александра Андреевна Волошинова (1900-1944). Родилась она в Феодосии в семье рабочего-железнодорожника; рано осиротела и поступила в симферопольскую швейную школу. В 1920 г. вышла замуж за преподавателя географии И.М. Волошинова.
И.М.Волошинов, как отмечает И.А.Козлов в книге "В Крымском подполье", стал для своей юной жены и мужем, и учителем. Он, прекрасно зная природу и историю Крыма, привил ей любовь к естественноисторическим наукам. Александра Андреевна с жадностью набросилась на книги. Она впервые получила возможность развить свои недюжинные способности. Александра Андреевна изучала географию, училась рисовать, занималась музыкой, театром и физкультурой. Вступила в общество пролетарского туризма и вскоре стала известным экскурсоводом по Южному берегу Крыма. Одновременно она преподавала физкультуру в школе ФЗУ, увлекалась живописью и проводила большую воспитательную работу с дошкольниками.
В годы Великой Отечественной войны А.А.Волошинова ("Муся") организовала в Симферополе несколько подпольных групп, Иван Михайлович с осени 1943 г. был ответственным паспортистом подпольного горкома партии. В доме Волошиновых (Феодосийское шоссе, 10) находился явочный пункт штаба Северного соединения партизанских отрядов Крыма.
Организация, которую возглавляла "Муся", насчитывала около 60 человек и состояла из 8 групп. Группами руководили В.К.Ефремов ("Хрен"), Н.С.Усова, А.И.Иванова ("Мать"), О.М.Щербина, Т.В.Малик, А.А. Досычев, Е.К. Пахомова и Г.Ф.Самарская. Организация занималась сбором сведений военного характера, вела пропагандистскую работу. Нередко подпольщики предупреждали партизан о готовящихся против них карательных экспедициях.
И.М.Волошинов и А.А.Волошинова, как и многие их товарищи, были зверски замучены фашистами незадолго до освобождения Симферополя.
к началу страницы

Улица Гавена
Перепетии гражданской войны, первые годы восстановления народного хозяйства тесно связаны с именем Юрия Петровича Гавена (1884-1936). Гавен - партийный псевдоним, видимо, навеянный романом В.Гюго "Девяносто третий год": настоящие имя и фамилия революционера - Ян Эрнестович Дауман.
Активный участник социал-демократического движения с 1901 г., делегат V (Лондонского) съезда РСДРП, Ю.П. Гавен подвергался преследованиям полиции, несколько раз его арестовывали. Два года провел он в кандалах, потом "неугомонного" арестанта перевели на общекарцерное положение. Тогда же он заболел костным туберкулезом и до конца жизни тяжело страдал от этого недуга, ходил на костылях.
После Февральской революции ЦК партии решил направить Ю.П. Гавена для работы в Крым, где для большевиков была трудная обстановка (в Крыму их насчитывалось не более тысячи). "Помню,- писал Гавен в своих воспоминаниях,- Яков Михайлович Свердлов торопливо, кратко и очень ясно - это был его стиль - отчеканивал: "Вопрос о взятии власти пролетариатом - вопрос нескольких дней. Во всех промышленных центрах пролетарские силы уже достаточно созрели. На юге же, особенно в Крыму, наши дела обстоят плохо. Там полное засилие социал-соглашателей. А это особенно печально, если принять во внимание значение Севастополя как военного порта. Ближайшая задача - превратить Севастополь в революционный базис Черноморского побережья".
В те дни в Симферополе готовилась I общегубернская конференция большевиков. Поезда ходили плохо, и Ю.П.Гавен на нее не успел - приехал к вечеру 2 октября, когда она уже закончилась. Конференция констатировала слабость Крымской партийной организации и постановила немедленно организовать ячейки на местах, в первую очередь в крупных городах. В Симферополе, в домике на Троицкой улице (Большевистская, 11) Гавен провел ряд собраний местных большевиков, знакомил их с положением в стране, с инструкциями и директивами ЦК, помог определить новые формы и методы партийной работы. В ноябре 1917 г. в Симферополе собралась II губернская партийная конференция. Был избран новый состав губкома партии, куда вошли Ж. А. Миллер, Ю. П. Гавен, Н. И. Островская, Я. Ю. Тарвацкий, Н. А. Пожаров и другие.
16 декабря в Севастополе победила Советская власть. Гавен становится председателем Севастопольского, а с января 1918 г.- губернского военно-революционного комитета. С марта 1918 г. он председатель военно-морского комиссариата Республики Тавриды.
Усилия Ю.П. Гавена по обороне Крыма от германских войск и частей ЦР в 1918 г. успеха не имели, поэтому до осени 1920 г. был активным функционером крымского подполья. С ноября 1920-го и до конца 1923 г. (то есть в период, когда здесь вовсю свирепствовал "красный террор") находился на посту председателя ЦИК Крымской АССР. В те годы не было сколько-нибудь серьезного вопроса, в решении которого он не принимал бы участия. Жил Ю.Гавен вначале в здании ревкома (ул. Ленина, 15), затем в Доме-коммуне (улица Б. Хмельницкого, 3/4). С 1924 г. Ю.Гавен в Госплане СССР, в 1936 г. - репрессирован.
Улица Гавена (бывшая Инкерманская) находится в юго-западной части города. Застроена после Великой Отечественной войны.
На улице установлена гранитная аннотационная Доска с барельефом Ю.П.Гавена (скульптор В.В.Петренко).
к началу страницы

Улица Гагарина
Эта улица идет от Привокзальной площади до Московского кольца. Здесь все новостройка. До революции улица кончалась у моста через Салгир и сворачивала к Евпаторийскому шоссе. Называлась она Перекопской (по направлению на Перекоп). За мостом был пустырь и сады предпринимателей. В 20-30-х годах XX в. здесь появились одноэтажные дома рабочих. В 60-70-х годах они были снесены и на их месте построены современные многоэтажные жилые и общественные здания.
Улице присвоено имя первого космонавта планеты Юрия Алексеевича Гагарина, который побывал в Симферополе вскоре после своего исторического полета. Космонавт-1 встретился с трудящимися города в клубе консервного завода имени С. М. Кирова.
к началу страницы

Улица Генова
Имя Ивана Гавриловича Генова (1896-1970) хорошо известно в Крыму: он принимал самое активное участие в двух войнах - гражданской и Великой Отечественной. Деятельность его тесно связана с Крымом и областным центром - Симферополем.
Родился Генов в деревне Ново-Царицыно в семье крестьянина-бедняка, болгарина по происхождению. Рано лишившись отца, он с девяти лет пошел работать по найму и на своем опыте испытал все тяготы батрацкой жизни. Когда началась Первая мировая война, был направлен на фронт; вернулся в родную деревню уже после Февральской революции, участвовал в создании Ново-Царицынского профсоюза сельскохозяйственных и садовых рабочих, а также волостного земельного комитета.
В конце ноября 1917 г. по инициативе прибывших в Ново-Царицыно матросов-большевиков И.Н. Порубаева и А.В.Соловьева здесь был создан ревком, переизбран Совет и сформирован красногвардейский отряд. И.Г.Генов был назначен начальником штаба отряда.
Отряд, состоявший из бывших фронтовиков, - кавалеристов, пулеметчиков, саперов,- насчитывал 130 человек. По указанию Севастопольского ревкома отряд "помогал" устанавливать советскую власть крестьянам деревень Бештерек, Сергеевка, Петровка.
В апреле 1918 г. И.Г.Генов был принят в ряды РКПб). Когда в Крыму кайзеровские войска установили оккупационный режим, попал в симферопольскую тюрьму; сидел он одновременно с П.Е. Дыбенко. Здесь И.Г.Генов прошел хорошую школу конспирации. Проявив находчивость, сумел выбраться из тюрьмы и тотчас же включился в борьбу с интервентами и белыми. В годы гражданской Генов - подпольщик, командир Ново-Царицынского партизанского отряда, политработник легендарной 58-й стрелковой дивизии. Позднее он напишет об этом в воспоминаниях, изданных в 1958 г. в Симферополе.
После окончания гражданской войны И. Г. Генов находился на партийной и советской работе, занимая ряд ответственных постов, главным образом в Крыму. Одно время он работал заведующим орготделом КрымЦИК, жил в Симферополе.
Во время Великой Отечественной И. Г. Генов - командир второго района партизанских отрядов Крыма, член подпольного обкома партии. По его докладу в октябре 1942 г. обком партии реорганизовал сеть подпольных организаций в Крыму, выработал новые формы и методы работы. О своем участии в партизанском и подпольном движении в Крыму Генов рассказывает в книгах "Дневник партизана" (Симферополь, 1963) и "Четыре времени года" (Москва, 1969).
По окончании войны И. Г. Генов - вновь на партийной и советской работе, сперва в Ростове-на-Дону, затем в Симферополе. За заслуги перед Родиной он был награжден орденом Ленина, орденом Красного Знамени, медалями. В мае 1972 г.
Симферопольский горком партии и горисполком приняли решение переименовать Славянскую улицу (пригород Украинка) в улицу Генова. На здании Симферопольской средней школы №37, расположенной на этой улице (д. 43), установлена мемориальная доска, посвященная Ивану Гавриловичу Генову, "партии рядовому" (его собственное определение).
к началу страницы

Улица Гоголя
Николай Васильевич Гоголь интересовался прошлым Крыма, изучал сочинения П. С. Палласа, П. И. Кеппена, К.И. Габлица и других исследователей и составил конспект заметок "О Таврии". В повести "Тарас Бульба" есть эпизоды, отражающие взаимоотношения Крыма и Украины в период позднего средневековья.
Летом 1835 г. Н. В. Гоголь, нуждавшийся в лечении, выехал на Кавказ через Крым. Из Полтавы он писал В. А. Жуковскому: "Проклятых денег не стало и на половину вояжа. Был только в Крыму, где пачкался в минеральных грязях. Впрочем, здоровье, кажется, уже от одних переездов поправилось. Сюжетов и планов нагромоздилось во время езды ужасное множество, так что если бы не жаркое лето, то много бы изошло теперь у меня бумаги и перьев".
К сожалению, крымские впечатления писателя не легли на бумагу. Н. В. Гоголь рассчитывал вернуться к ним в конце 1850 г., хотел еще раз побывать в Крыму, вел об этом переписку, но смерть помешала осуществить замыслы.
Первоначальное название улицы - Комендантская. 12 февраля 1902 г. она была переименована в Гоголевскую, а после Великой Отечественной обрела современную форму - Гоголя.
Улица застроена в основном в конце XIX - начале XX в. В 1909 г. было закончено наиболее приметное и интересное своей архитектурой здание окружного суда (д. 14). В январе-апреле 1918 г. здесь размещался Симферопольский Совет рабочих и солдатских депутатов во главе с Ж.А.Миллером, а первую неделю после прихода в Крым красных - Крымский революционный комитет во главе с Бела Куном. Позднее здание стало Дворцом труда, в нем находился Крымский Совет профсоюзов. В 1934 г. сюда были переведены Крымский обком партии, затем Совнарком и обком комсомола. Ныне в этом здании находится Центральный музей Тавриды (бывший Крымский республиканский краеведческий музей), основанный в 1921 г. на базе коллекций Музея древностей и Естественно-исторического - детищ Таврической ученой архивной комиссии и губернского земства. Огромную культурную ценность представляют его фонды и экспозиции. В настоящее время в залах музея размещены отделы природы, истории и археологии. Есть отделы фондов, экскурсионно-массовой работы. В экспозиции и фондах Крымского краеведческого насчитывается около 120 тыс. экспонатов, в том числе уникальные археологические, геологические, палеонтологические коллекции, архивные материалы.
Уникальна научная библиотека Центрального музея Тавриды "Таврика" - около 45 тыс. томов литературы о Крыме, в том числе 2,5 тыс. книг на иностранных языках, 1 тыс. подшивок крымских газет (с 1838 г.), более 300 карт Крыма и Таврической губернии, альбомы гравюр и литографий с видами Крыма и Крымскими типажами: альбомы путешествия Петра Симона Далласа (Париж, 1805), Павла Ивановича Сумарокова (СПб., 1803), Анатолия Николаевича Демидова (рисунки Огюста Раффе, Париж, 1848). Раритетный фонд включает: рукописные богослужебные книги ("Октоих или Осьмогласник Иоанна Дамаскина" XVII в., "Летописец Соловецкого монастыря", 1797 г. и др.), рукописные судебники ("Экстракты, выбранные из законов по камерколлегии 1779 года" и др.), все губернские и земские издания (с 1866 г.), справочные и памятные книжки Таврической губернии (с 1867 г.), путеводители по Крыму (е 1834 г.) и т.д. "Таврика" обладает шедеврами книгоиздания: "Царская охота на Руси царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича XVII век", исторический очерк Николая Кутепова (СПб., 1898); "История и памятники Византийской эмали, сочинения Н. Кондакова (СПб., 1892); альбом "Пейзажи и достопримечательности Крыма в рисунках Карло Боссоли" (Лондон, 1856).
Библиотека основана 24 ноября 1873 г. как библиотека Таврического губернского земства. С 1878 г. - собственное имя "Таврика" (подчеркнут краеведческий профиль библиотеки), а с 1894 г. - почетное А.Х. Стевена, основателя библиотеки.
С 1921 г. - библиотека "Таврика" Центрального музея Тавриды - результат слияния нескольких крымоведческих библиотек (земства, естественно-исторического музея, Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы, Крымского областного бюро краеведения, Таврической ученой архивной комиссии) и ряда частных собраний (библиотека императора Николая II в Ливадийском дворце, историка и археолога А.Л. Бертье-Делагарда, дворян Н.А. Султан-Крым-Гирея, Н.С.Мальцева, Бороздиных-Давыдовых и др.).
к началу страницы

Улица Дражинского
На плане города 1910 г. видно, что эта улица в районе железнодорожного вокзала (между Железнодорожной и Шестериковской слободками) была одной из окраинных и не имела названия. В последующие годы она застроена полностью, с ноября 1930 г. носит имя Ю.А. Дражинского.
Юрий Исакович Дражинский (И.И. Ашевский) в 1919 г. входил в состав Крымского обкома РКП (б) и возглавлял его разведку. Небольшого роста, коренастый, подвижный, с веселыми живыми глазами, он умел быстро сходиться с людьми, проникать в любое белогвардейское учреждение или организацию.
К декабрю 1919 г. Дражинский наладил связь со всеми воинскими частями белых, расквартированными в Симферополе. Ему удалось внедрить в контрразведку белых своего агента по кличке "Жак", что дало возможность получать разнообразные сведения и предотвратить провалы подпольной организации до весны 1920 г.
16 января 1920 г. Ю. Дражинский был командирован Крымским обкомом партии на подпольную работу в Севастопольскую организацию. Однако вскоре белогвардейская печать с восторгом отмечала: "В ночь на 22 января чинами контрразведки захвачен городской комитет большевиков. Найдено оружие, вполне оборудованная типография с набором только что набранной прокламации "К офицерству", взрывчатые вещества, протокол заседания, печать и т. п. Арестованы: 1) В.В.Макаров (председатель комитета), 2) А.И. Вунаков, 3) бывший поручик И.А.Севастьянов, 4) Л. Шулькина, 5) М.С. Киянченко. 6) И. Аллевский, 7) И.М. Вайнблат, 8) М.З.Иоффе, 9) С.С.Крючков".
Арестованных отправили на крейсер "Корнилов", где деникинская контрразведка в течение трех дней безуспешно пыталась раскрыть все нити подполья. 5 февраля 1920 г. военно-полевой суд приговорил арестованных к смертной казни. В ночь на 6 февраля Юрий Дражинский и его товарищи были зверски замучены, а трупы их брошены в море.
Именем Дражинского названа и улица в Ялте, где он жил с семьей.
к началу страницы

Улица Дыбенко
Советский военачальник, член первого Советского правительства, коммунист с 1912 г., Павел Ефимович Дыбенко в августе 1918 г. был направлен Центральным Комитетом РКП(б) на Украину для подготовки вооруженного восстания против немецких оккупантов и петлюровцев. Вскоре он появился в Крыму, где его арестовали и посадили вначале в севастопольскую, затем в симферопольскую тюрьму. Правительство большевиков, высоко ценившее военный талант П.Е. Дыбенко, обменяло его на пленных офицеров кайзеровской армии.
Во второй половине февраля 1919 г. из многочисленных партизанских отрядов Екатеринославской губернии и Северной Таврии Дыбенко сформировал Первую Заднепровскую советскую стрелковую дивизию. Ранней весной дивизия вышла на рубеж Перекопа и Чонгара, 4 апреля красноармейцы прорвали оборону противника, 11-го овладели Симферополем, а затем и Севастополем. За взятие Севастополя П.Е. Дыбенко был награжден орденом Красного Знамени.
1 мая образовано рабоче-крестьянское правительство Крымской Советской Социалистической Республики. Наркомом по военным и военно-морским делам стал П.Е.Дыбенко, его ближайшими помощниками - И.Ф.Федько, С Л. Петренко-Петриковский, А.М.Коллонтай (супруга Дыбенко), А.В.Мокроусов и другие. Под руководством Дыбенко формируются новые воинские части и подразделения, их срочно направляют на Ак-Монайские позиции и на Донбасс. В Симферополе создана школа красных командиров.
Летом 1919 г., когда деникинские войска перешли с Ак-Монайских позиций в наступление, Крымская Красная Армия сдала Крым, после чего была реорганизована в 58-ю стрелковую дивизию. Во главе ее - И.Ф.Федько, а П.Е. Дыбенко направили в распоряжение Реввоенсовета Республики.
В послужном списке П.Е. Дыбенко немало громких дел: ликвидация григорьевского мятежа, участие в боях за Царицын, разгром белогвардейских частей на Кавказе. П.Е. Дыбенко - кавалер трех орденов Красного Знамени. В 1935 г. ему было присвоено звание командарма II ранга. Репрессирован в 1938 г.
До революции и долгое время после нее улица Дыбенко называлась Архивной, так как шла от бывшего губернского архива к Салгиру. Здесь в конце XVIII - начале XIX в. существовал первый по времени сад, устроенный в губернском центре. Начинался он от нынешнего здания железнодорожного техникума и шел к реке Салгир. Вдоль сада и возникла улица, застроенная в конце XIX - начале XX в. На Архивной, 28 (ныне д. 50), жил А.И. Маркевич.
В 1963 г. Архивная была переименована. Тогда же на доме № 1 установлена мемориальная доска с текстом: "Эта улица носит имя Павла Ефимовича Дыбенко (1889-1938 гг.), крупного советского военного деятеля, героя гражданской войны, первого народного комиссара Военно-морских сил Республики, активного участника борьбы за Советскую власть в Крыму в 1919-1920 гг.".
к началу страницы

Улица Ефремова
Уже упоминавшийся нами Ф.Ф. Вигель писал об этой части города: "...Узкие, кривые, неопрятные улицы с каменными домами на дворе, с каменными запачканными стенами или с грязными лавками на лицо. Всюду тянулись бесконечные каменные заборы, серую скуку которых нигде не нарушало даже пятнышко зелени".
Такова была до революции и улица Ефремова. Долгое время большая ее часть называлась Школьной: 12 декабря 1872 г. на ней (угол нынешних улиц Ефремова и Володарского) была открыта учительская школа, где готовили учителей (курс - 30 чел.) для низших школ. Меньшая часть улицы (от Курчатова до Студенческой) носила имя Миллионной (с 1899 г.), а с января 1910 г. она названа Подгорной.
В 1958 г. улица на всем ее протяжении была названа в честь Виктора Кирилловича Ефремова (1916-1944) - руководителя железнодорожной группы Симферопольской подпольной организации, зверски замученного немецко-фашистскими оккупантами.
До Великой Отечественной войны В.К.Ефремов работал заместителем начальника железнодорожной станции Симферополь. С началом войны он отвечал за отправку составов с людьми и военными грузами на Севастополь. С приходом оккупантов он продолжал работать сначала сцепщиком вагонов, а затем "русским начальником станции".
Вскоре В.К.Ефремов сблизился с подпольной организацией города и создал подпольную группу на станции, в которую вошли сцепщик вагонов И.Г.Левицкий, стрелочник В.Э. Лавриненко, переводчица (бывшая учительница железнодорожной школы) Н.С.Усова, кладовщик А.А. Брайер, секретарь Л.М.Терентьева (Ефремова), разнорабочий Н. Я. Соколов. Подпольщики нанесли ощутимый урон врагу. Только на станции Симферополь было совершено 17 диверсий, в результате которых взорвано 9 эшелонов с боеприпасами, два - с горючим, в общей сложности многие десятки вагонов с различными грузами.
В начале марта 1944 г. в подпольной организации начались провалы. 8 марта арестован В.К.Ефремов и члены его группы В.Э. Лавриненко и И.Г.Левицкий. А.А.Брайер, не желая сдаваться фашистам, бросился под поезд.
Жизнь героев-подпольщиков трагически оборвалась незадолго до освобождения города. В застенке на Студенческой (район телецентра) в апреле 1944 г. была обнаружена надпись на стене: "На двадцать восьмом году жизни здесь сидел с 10 марта 1944 г. Ефремов Виктор. Приговорен к смерти, которая будет 24 марта 1944 года. Прощайте, дорогие друзья и товарищи. Умираю за дело нашей любимой Родины. Живите, имейте связь с партизанами и мстите. Прощайте, друзья! Ефремов".
Улица, носящая имя отважного подпольщика, - типичная улица старой Ак-Мечети: узкая, с низкими домами, заборами из бутового камня.
к началу страницы

Улица Желябова
Первоначально (с 1891 г.) ее называли Губернской, так как начиналась она от губернских присутственных мест. С 1924 г. носит имя А.И. Желябова.
Фактический руководитель партии "Народная воля" Андрей Иванович Желябов долгие годы был связан с Крымом: родился в Феодосийском уезде в имении помещицы М.А. Нелидовой (ныне с. Горностаевка Ленинского р-на), гимназические его годы прошли в Керчи. На юридическом факультете Новороссийского (Одесского) университета проучился три года. В ноябре 1871 г. Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор П.Е. Коцебу писал Таврическому губернатору, что "главным виновником беспорядков, происходивших в октябре сего года в Одесском университете, был признан Андрей Иванович Желябов, за что последний присужден к удалению на год из университета без права поступления в другое учебное заведение".
А.И. Желябов снова в Феодосийском уезде, затем в самой Феодосии. За бывшим студентом установлен тщательный полицейский надзор. Полиция безуспешно пыталась добиться у него "раскаяния". 30 марта 1872 г. начальник Таврического губернского жандармского управления полковник Симоновский с сожалением доносил губернатору, что он не смог выяснить даже отношения Желябова к университетским событиям, "так как он постоянно уклоняется от разговоров об этом предмете". А 15 июня Симоновский уже пишет губернатору полный тревоги рапорт: "Как преподавателем Желябовым всюду довольны, а поэтому и как знакомого принимают с удовольствием, а сожаление о своем проступке у него проявляется еще реже прежнего".
С 1875 г. от пропаганды народнических идей он перешел к террористической борьбе с правительством. В июле 1879 г. народовольцы готовили покушение на царя Александра II в Крыму - Ялте, Севастополе и Симферополе. Члены исполкома "Народной воли" А.И. Желябов и П.А. Теллалов тренировались в метании бомб на окраине Симферополя, на Феодосийском шоссе. А.И. Желябов неоднократно бывал на Симферопольском железнодорожном вокзале, изучая местность.
к началу страницы

Улица Софьи Перовской
Жизненный путь Софьи Львовны Перовской (1853-1881) тесно связан с Крымом, где она провела несколько лет. Ее детские годы (1858-1859, 1867-1869) прошли в имении Киль-Бурун (ныне Пионерское), а более зрелые (1876-1878) в Симферополе, на территории губернской земской больницы (ул.Р.Люксембург, 27). Позже Софья Перовская жила под Севастополем - на хуторе Приморском (нынешней Любимовке), в одном из домов, доставшихся родственникам Перовской после смерти её деда, бывшего Таврического губернатора Н.И.Перовского. В Симферополе бывала наездами.
Готовя себя для "хождения в народ", С.Л.Перовская в 1876 г. поступила в Симферополе на открытые доктором Н.Н. Бетлингом, заведующим губернской земской больницей, женские фельдшерские курсы. Материалы архивных фондов Таврического губернатора и губернского жандармского управления свидетельствуют, что Софья Перовская "по прибытии в Симферополь поступила в Симферопольское богоугодное заведение фельдшерицей" и что "о наблюдении за ней сделано распоряжение".
Перовская поселилась на территории больницы вместе с другими курсистками и, кроме слушания лекций, дежурила по палатам, ухаживала за больными. Судя по защитной речи адвоката Е.И. Кедрина, в период 1876-1878 гг., когда русские войска воевали против турок, восставших татар и ногайцев, Софья Перовская, окончившая к тому времени курсы, была назначена заведующей двумя бараками Красного Креста и оказывала большую помощь раненым, привозимым в Симферополь с поля боя.
Несмотря на полицейский надзор, С.Л.Перовская, будучи прекрасным конспиратором, часто наведывалась в Севастополь для связи с народовольческими кружками. В Симферополе она сблизилась с П.А. Теллаловым, вскоре видным деятелем "Народной воли" и В.К. Винбергом. Губернское жандармское управление произвело дознание и обнаружило, что и в губернской земской управе, и в Симферопольском обществе взаимного кредита, председателем которых состоял Винберг, "разновременно служили не только лица неблагонадежные, но и политические преступники, как Софья Перовская, Теллалов и др. Причем В.К. Винберг оказывал им материальную помощь, а некоторые из неблагонадежных и преступников были воспитателями его дочерей" (позже В.К. Винберг будет выслан из Крыма). В 1878 г. в Симферополе Перовская была арестована, отправлена в ссылку, но по пути бежала. Последние три года провела в подполье.
Покушение на царя в Крыму народовольцам не удалось. Осуществить свою безумную цель - убийство Александра II - они смогли лишь два года спустя в Петербурге.
А 15 апреля 1881 г. в Петербурге, на Семеновском плацу, в отношении пятерых народовольцев, организовавших и совершивших это безрассудное убийство, строгий, но и по сегодняшним меркам справедливый приговор суда был приведен в исполнение.
Лидер большевиков В.И.Ленин ценил деятельность "блестящей плеяды" революционеров 70-х годов XIX в. "Они проявили величайшее самопожертвование, - писал он, - и своим героическим террористическим методом борьбы вызвали удивление всего мира. Несомненно, эти жертвы пали не напрасно, несомненно, они способствовали - прямо или косвенно - последующему революционному воспитанию русского народа".
Именем Перовской в советский период назовут одну из новых улиц Симферополя в районе Студенческого городка, за университетом.
к началу страницы

Улица Жигалиной
До революции здесь, между Железнодорожной и Шестериковской слободками, был пустырь, где селился рабочий люд, обслуживающий железную дорогу и железнодорожную станцию Симферополь. Интенсивная застройка улицы приходится на 20-30-е годы XX в., называлась она тогда Второй Будущей.
В ноябре 1980 г., когда отмечалось 10-летие победы красных в гражданской войне, улица Вторая Будущая была переименована и названа улицей Жигалиной.
Евгения Лазаревна Жигалина (1890-1920) связала свою жизнь с большевистским подпольем в Каховке. Летом 1919 г. была избрана секретарем райкома партии, а осенью того же года направлена Херсонским губкомом РКП(б) в Крым.
Некоторое время Е.Л. Жигалина находилась в Евпатории, затем переехала в Симферополь, где вошла в состав мусульманского бюро при обкоме РКП (б). Кроме того, работала в подпольном Красном Кресте, в ее обязанности входило добывать оружие для партизанской армии.
7 апреля 1920 г. вместе с подругой Ф.Шполянской и другими большевиками была арестована деникинской контрразведкой. Под пытками никого не выдала.
к началу страницы

Улица Шполянской
Фанни Борисовна Шполянская (1901-1920) родилась в семье рабочего-механика в Ялте. Когда ей было пять лет, родители переехали в Симферополь; здесь Фаня училась в школе, здесь стала в 1919 г. комсомолкой и приняла активное участие в подпольной работе. Успевала она делать многое, и каждое задание было с риском для жизни. Юная комсомолка поддерживала связь с заключенными тюрьмы и пленными красноармейцами, с партизанскими отрядами, вместе с другими подпольщиками из оперативного штаба собирала о белых разведданные, распространяла большевистские листовки.
С помощью провокатора кутеповским контрразведчикам удалось раскрыть подпольный центр - горком РКП(б). 7 апреля 1920 г. Фаню и других товарищей арестовали, 9 мая военно-полевой суд приговорил ее к смертной казни.
Современная улица Шполянской - ровесница века. В 1901 г. здесь началось строительство, а 25 октября 1902 г. дума постановила: именовать улицу Султанской. Проложена она была по земле, переданной городу Н.А. Султан-Крым-Гиреем, общественным деятелем прогрессивного направления. В годы Советской власти название, носившее "чуждый" времени оттенок ("султан", "Султанская"), не прижилось. Вначале улице присвоили имя М.Горького. В 1936 г. она была еще раз переименована и названа именем Шполянской - члена Симферопольской подпольной комсомольской организации в 1919-1920 гг.
к началу страницы

Улица Жуковского
Василий Андреевич Жуковский приехал в Симферополь 2 сентября 1837 г. и остановился "в доме Петрова" (Жуковского, 13). В путевом дневнике поэт записал: "Вид гор. Облака над ними. Холмы, деревья. Арбы азиатские. Верблюды. Вид на горы. Прекрасное восхождение луны. Прибытие в Симферополь к вечеру. Яркость луны. Горы как дым. У Муромцева (губернатора), Казначеев (бывший губернатор) и Арендт (врач А.Ф. Арендт). Пребывание в Симферополе. День потерянный. Утром приготовления к отъезду. Визит Казначееву, где нашел полковника Безнева, давшего мне карту. Завтракал у Муромцева, где явились Башмакова (рожденная Суворова) и потом Муравьев. В самую минуту отъезда остановился за больною ногою и провел остаток дня дома. Это к лучшему. Сильный ветер и дождь и дорога была испорчена. У меня провели вечер Муравьев и Арендт".
54-летний В.А.Жуковский не потерял зря ни одного дня. Верхом или в экипаже он совершил путешествие по Крыму по маршруту: Симферополь - Мамут-Султан (Ныне село Доброе Симферопольского района. ) - Алушта - Карабах (Ныне поселок Бондаренково близ Алушты.) - Никита - Алупка - Бахчисарай - Чуфут-Кале - Севастополь - Байдары - Алупка - Кореиз - Ореанда - Ай-Даниль - Гурзуф - Алушта - Симферополь - Саблы - Симферополь. 27 сентября он обошел Симферополь. "Обозрение города. Базар. Цыганы. Виды. Обед у Муромцева. Визиты. Муравьев", - записал он в дневнике.
Впечатлений было много, однако поэт, видимо, не успел в них разобраться: в его творчестве они не нашли отражения. Лишь в книге "Очерки Швеции" (1838) упоминается Крым-хаос в Алупкинском парке.
Первоначально улица Жуковского называлась Тарановской (с 1839 г.), так как одной стороной на нее выходила "тарановская больница" (странноприимный дом Таранова-Белозерова), затем Садовой (с 1891 г.), так как проходила мимо редких тогда зеленых насаждений. Один из садов был разбит в архиерейском подворье (теперь здесь гостиница "Украина"), другой - вокруг Александро-Невского собора (ныне сквер Победы). Это был центр старого Симферополя, отсюда начиналась Садовая, которая вела на юго-западную окраину тогдашнего города.
Улица застроена в основном в XIX - начале XX в. На ней селился чиновный люд - поближе к присутственным местам и главному собору. 5 марта 1904 г. городская дума приняла решение переименовать Садовую, назвав ее "улицей писателя В.А.Жуковского".
Прошлое улицы связано с именами: профессиональной революционерки Л.М. Книпович, соратницы В.И.Ленина и Н.К.Крупской; советского начальника времен гражданской войны И.Ф.Федько; художника, академика батальной живописи Н.С.Самокиша.
В годы социалистического строительства улица претерпела некоторые изменения. В 30-х годах был построен так называемый "Дом Крымского правительства" (д. 7) и "Дом специалистов" (д. 20).
После Великой Отечественной войны полуразрушенные и обветшавшие здания в начале улицы были снесены. На их месте построили гостиницу "Украина". В 1951 г. рядом с гостиницей, там, где располагался укрепленный лагерь русских войск во главе с А. В. Суворовым, установлен памятник - бюст великого русского полководца. В 1984 г., к 200-летию Симферополя, на левом берегу Салгира, на том месте, где в 1777 г. располагался укрепленный лагерь А.В.Суворова, полководцу был открыт скульптурный памятник (скульптор В.Гордеев).
к началу страницы

Улица Мате Залки
Улица эта (в районе автовокзала) застроена я советское время, главным образом в 50-е годы. Вначале на ней были одноэтажные частные дома, затем появились многоэтажные. В 1976 г. на только что законченном доме № 1 была установлена мемориальная доска, которая гласит, что улица названа именем Мате Залки (1896-1937) - венгерского писателя-интернационалиста, героя гражданской войны в СССР, борца с фашизмом в Испании.
Настоящие его имя и фамилия - Бела Франкль, однако прославился он под другими именами - советского бойца и писателя Мате Залки и испанского генерала Пауля Лукача.
Офицер австро-венгерской армии Бела Франкль в 1916 г. под Луцком попал в плен к русским, где прошел "политический университет жизни". В 1918 г. под именем Мате Залки он вступил в красногвардейский отряд, а в следующем, 1919-м, участвовал в операции по спасению золотого запаса Республики от колчаковцев и белочехов, за что был награжден по распоряжению В.И.Ленина именным оружием.
Летом 1920 г. курсант Лефортовских курсов красных командиров Мате Залка прибыл из Москвы в распоряжение командира 46-й стрелковой дивизии И. Ф. Федько. Дивизия в то время вела бои с врангелевцами в районе Большого Токмака, на подступах к Крыму.
Осенью 1920 г. Врангель активизировал свои действия. Против 46-й дивизии была брошена одна из лучших офицерских частей - марковская дивизия. Особенно кровопролитные бои завязались в районе Никополя. Под покровом ночи 136-я бригада Красной Армии (ее передовым отрядом командовал Мате Залка) переправилась на левый берег Днепра и захватила плацдарм. Это обеспечило переправу всей дивизии, которая нанесла белым чувствительный удар.
Во время штурма Перекопа Мате Залка командовал эскадроном. Через Симферополь его кавалеристы прошли 13 ноября 1920 г., через два дня советским стал Севастополь. Мате Залка был ранен под Балаклавой, но из строя не выбывал. Он был помощником начальника Балаклавского гарнизона и находился в этой должности до конца 1920 г. В те дни он заполнил в Балаклаве свою анкету, в одной из граф которой написал: "Без отпуска служу и отпуска до конца мировой революции не желаю".
Демобилизовавшись из рядов Красной Армии в 1923 г., Мате Залка полностью отдался литературному труду и стал известным писателем. Бои за освобождение Крыма от врангелевцев нашли отражение в его рассказах "Стратегический вечер", "Яблони", "Генерал" и других.
В 1936 г. Мате Залка под именем Пауля Лукача отправился в Испанию и стал командиром интернациональной бригады. В одном из труднейших боев под Уэской в июне 1937 г. генерал Пауль Лукач погиб смертью героя.
к началу страницы

Улица Козлова
Первоначально эта улица носила название Мало-Садовой, затем Ново-Садовой. В 1958 г. ей присвоено имя Ивана Андреевича Козлова (1888-1957) - секретаря Симферопольского подпольного горкома партии в 1943-1944 гг. Об этом мы узнаем из аннотационной доски, установленной на доме № 1. Здесь, улица Козлова берет начало (у пересечения с улицей Пушкина), а заканчивается она у воинского кладбища.
Великая Отечественная война застала И.А.Козлова в Москве в больнице. Когда обком партии принял решение об организации подполья, И.А.Козлов, вернувшийся.в Симферополь после операции, изъявил желание принять в этом участие и был направлен в Керчь. Предполагалось, что он будет руководить всем крымским подпольем, однако выбор Керчи для этого оказался неудачным. В 1941-1942 гг. Иван Андреевич, наладив подпольную работу в Керчи, затем эвакуировался в Сочи.
Осенью 1943 г. И. А. Козлов с Большой земли прилетел в партизанский лес, в Северное соединение, затем пробрался в Симферополь и возглавил подпольный горком партии.
После Великой Отечественной войны И.А.Козлов жил в Симферополе, занимался литературным трудом. Им созданы книги "В Крымском подполье" (в 1948 г. удостоена Государственной премии СССР) и "В городе русской славы" - о деятельности севастопольских подпольщиков. Обе книги редактировал П.А.Павленко, что благотворно сказалось на их литературных достоинствах.
Улица Козлова проходит вблизи Симферопольского воинского кладбища. Долгое время оно называлось Армяно-григорианским: до революции здесь хоронили своих соплеменников армяне-григорианцы.
В послевоенное время здесь были похоронены многие ветераны войны, в том числе командующий партизанским движением в Крыму в 1920 и 1941-1942 гг. А.В.Мокроусов, а также Герои Советского Союза: генерал-лейтенант В.А . Горишный, генерал И.П. Вилин, капитаны В.С.Новиков, В.П. Трубаченко...
к началу страницы

Улица Соломона Крыма
С 1993 г. именем Соломона Крыма называется одна из улиц Симферополя.
Соломон Самуилович (Самойлович) Крым родился в Феодосии в 1867 г. в известной караимской семье землевладельца и предпринимателя Самуила Абрамовича Крыма, городского головы с 1863 по 1869 год. Окончил Феодосийскую гимназию, учился на юридическом факультете Московского университета, перешел в Петрово-Разумовскую сельскохозяйственную академию, избрав профессию агронома. Его садово-виноградное хозяйство в Феодосийском уезде справедливо считалось образцовым. Член Феодосийской городской думы, душеприказчик художника И.К. Айвазовского. Состоял в партии конституционных демократов, председатель ее Феодосийского комитета. Личный дворянин и надворный советник, избирался от Таврической губернии депутатом I и IV Государственных Дум. Член Таврической ученой архивной комиссии (с 1912 года). Один из инициаторов создания в Крыму высшего учебного заведения, впоследствии постоянный член и председатель Попечительского совета Таврического университета (создан в 1918 г.), вносил собственные средства для его становления. После Февральской революции - комиссар Министерства земледелия России (управляющий бывшими удельными (национальными) имениями в Крыму. В ноябре 1918-го - апреле 1919-го года - председатель второго Крымского краевого правительства, также министр земледелия и краевых имуществ. Это правительство пыталось управлять демократическими методами, однако, не могло найти полного взаимопонимания с командованием белой Добровольческой армии, чуждым всяким демократическим экспериментам, и крымскотатарским национальным движением. В условиях гражданской войны оно было обречено. С занятием Перекопа Красной Армией правительство выезжает в Севастополь, откуда 15 апреля 1919 г. члены Крымского краевого правительства и их семьи покинули Крым на греческом судне "Надежда". С.С.Крым становится эмигрантом. Во Франции с формальной целью он окончил народную школу и высшую сельскохозяйственную школу в Монпелье, учился в лицеях Тулузы и Бордо, работал на русской зоологической станции имени профессора А.А.Коротнева в Виллафранже, участвовал в издании "Русского альманаха" (Париж). Им было основано Караимское общество во Франции (16 декабря 1923 года). До отъезда из столицы С.С.Крым возглавлял его в качестве председателя, затем был почетным председателем. Председатель Союза (Общества) русских агрономов в Париже (с октября 1926 года). Для изучения сельского хозяйства посетил Палестину, в качестве эксперта - Великобританию. В 1925 г. С.С.Крым в Париже издал на русском языке сборник "Крымские легенды". По причине болезни ему пришлось покинуть Париж и переехать в район Тулона (Маронье Комб), где последние два года жизни жил в собственном имении "Крым". За заслуги по садоводству на юге Франции получил звание "шевалье дю мериж агриколь". Работал в институте Пастера. Скончался С.С. Крым в 1936 г. До наших дней сохранилась его дача "Виктория", построенная в 1914 г. на Екатерининском проспекте в Феодосии (ныне проспект Ленина, 31) известным архитектором Н.П.Красновым, являющаяся памятником архитектуры.
На фасаде бывшего дома Таврического губернатора в Симферополе (ныне ул. Ленина, 15), где в 1887 г. была учреждена Таврическая ученая архивная комиссия и где размещались Крымские краевые правительства М.А.Сулькевича и С.С.Крыма, 18 декабря 2002 г. установлена соответствующая мемориальная доска.
к началу страницы

Улица Крупской
Верный друг, соратница и жена В.И.Ленина Надежда Константиновна Крупская по характеру профессиональной деятельности постоянно интересовалась Крымом. Находясь в эмиграции, Н.К.Крупская пишет в Кореиз (письмо агенту "Искры" В.Г. Шкляревичу от 29 июля 1902 г.): "Свяжите нас непосредственно с рабочей организацией Юга". Вскоре за границу была послана первая информация из Ялтинской организации РСДРП. Та же просьба поступает от В.И.Ленина (письмо В.Г .Шкляревичу от 4 августа 1902 г.): "Очень бы важно было связать нас хорошенько и непосредственно с рабочей организацией Юга. Позаботьтесь об этом и напишите нам о ней пообстоятельнее".
Такой контакт был установлен. Н.К.Крупская, секретарь редакции "Искры", а затем секретарь ЦК РСДРП, снабжала Крым марксистской литературой, заботилась о сплочении и идейном росте социал-демократической организации Юга ("Ольги Юрьевны" - по начальным буквам).
Крупская приезжала в Крым, на Южный берег, трижды - в 1925, 1931 и 1934 гг. Она стояла у колыбели "Артека", вела переписку с его работниками.
В 1930 г., в дни празднования десятой годовщины победы красных в Гражданской войне, улица Гаражная (в нынешнем Киевском районе, у завода "Сантехпром") была переименована в улицу Крупской.
к началу страницы

Улица Маркевича
Эта улица на Украинке до 1985 г. называлась Усадебная. Арсений Иванович Маркевич родился в 1855 г. в Брест-Литовске (Бресте) в семье русского священника. Окончив филологический факультет Варшавского университета, где серьезно занялся наукой, он начинает педагогическую деятельность. В 1883 г. принимает предложение переехать в Симферополь. Здесь почти три десятилетия преподавал в мужской и женской гимназиях русский язык и словесность. В 1911 г. назначен директором симферопольского детского приюта имени графини А.М. Адлерберг. В Крыму развернулась его краеведческая и общественная деятельность. А.И. Маркевич был одним из основателей Таврической ученой архивной комиссии (1887-1923 гг., в 1923-1931 гг. - Таврическое общество истории, археологии и этнографии), активно печатался в издаваемых ею с 1887 г. "Известиях" (в 1891-1920 гг. их редактор). В 1894 г. он фактически возглавил ТУАК. В 1907 г. в результате переутомления перенес кровоизлияние в глаз, после чего ему пришлось сократить, а затем и временно оставить педагогическую деятельность, сосредоточившись на работе в ТУАК, официально став ее председателем с 1908 г. Действительный статский советник. Дважды избирался в гласные Симферопольской городской думы, добивался расширения городских школ и библиотек. По его предложению ряд улиц Симферополя получил названия в честь русских писателей и ученых - Гоголевская, Тургеневская, Аксаковская, Менделеевская и др. Неоднократно поднимал в городской думе вопрос о сооружении в Симферополе памятника А.С.Пушкину. Маркевич был одним из инициаторов создания Таврического университета (1918). Он сыграл огромную роль в сохранении памятников древности. Активный участник организации Центрального архива Крыма (1919), ныне Государственный архив в АР Крым, Центрального музея Тавриды (1921), ныне Крымский республиканский краеведческий музей. С 1927 г. член-корреспондент Академии наук СССР. Автор около 250 работ по истории Крыма, среди которых "Таипса. Опыт указателя сочинений, касающихся Крыма и Таврической губернии вообще" (1894, 1898, 1902), "Таврическая губерния во время Крымской войны" (1905), "К вопросу о положении христиан в Крыму во время татарского владычества" (1910), "К столетию Отечественной войны. Таврическая губерния в связи с эпохой 1806-1814 годов" (1912), "Симферополь, его исторические судьбы, старина и недавнее прошлое" (1924), "Материалы к легенде историко-археологической карты Крыма" (1936, рукопись) и др. Несмотря на резкое ухудшение здоровья в начале 30-х гг., продолжал работать. Наполовину слепой он принялся за продолжение "Опыта указателя сочинений о Крыме", пополнял картотеку по крымоведению, насчитывающую более 21 000 карточек. После смерти жены летом 1941 г. переехал к дочери в Ленинград, где скончался в 1942 г. во время блокады.
В 2005 году на здании бывшего детского приюта графини им. А.М. Адлерберг в Симферополе (ныне этнографический музей по ул. Пушкина, 18) Республиканским комитетом по охране культурного наследия АР Крым установлена мемориальная доска, извещающая о работе здесь А.И. Маркевича с 1911 по 1921 год. О работе краеведа и педагога в Симферопольской мужской казенной гимназии сообщается в тексте мемориальной доски на здании Симферопольской гимназии №1 им. К.Д. Ушинского.
к началу страницы

Улица Маяковского
До революции это была улица на самой юго-западной окраине города. Она так и называлась - Внешняя. В 30-е годы улице было присвоено имя Владимира Владимировича Маяковского, и это не случайно: поэт любил Крым, много раз бывал здесь, часто выступал в санаториях, клубах, театрах.
В Симферополь Владимир Маяковский приехал впервые 27 декабря 1913 г. вместе с поэтом Игорем Северянином. Остановились они в доме местного поэта-футуриста Вадима Баяна, он же В.И.Сидоров, на улице Долгоруковской (К.Либкнехта, 17). Вечером 31 декабря поэты встречали Новый год в театре на Пушкинской, а 7 января 1914 г. Маяковский выступал в театре с чтением стихов.
В последующие годы создает большой цикл стихотворений о Крыме: "Небесный чердак", "Евпатория", "Крым", "Земля наша обильная" и др.
В начале июля 1926 г. В.В.Маяковский снова в Симферополе. Цель приезда - доклад "Мое открытие Америки". Выступление состоялось вечером 7 июля 1926 г. в бывшем здании Дома работников просвещения обкома партии на Пушкинской (ныне гарнизонный Дом офицеров, ул. Пушкина, 8). Газета "Красный Крым" в двух номерах - 9 и 11 июля - опубликовала корреспонденцию "Вечер Вл. Маяковского", автор которой отмечал, что поэт вел беседу легко, пересыпая ее образными, смелыми сравнениями, "остроумными отступлениями и шутливыми "разговорчиками" с публикой".
Открытием для присутствующих, своего рода сенсацией были стихи, прозвучавшие в артистическом исполнении автора. "Читает он превосходно, - сообщала газета, - в своеобразной, но убедительной манере. Авторское чтение таково, что многие в публике, не считающие себя горячими поклонниками его поэзии, были захвачены стихами "Юбилейное", "Есенину" и др. Надо ли упоминать, что поэт имел большой успех".
11 июля стихи об Америке появились в газете "Красный Крым", в редакции которой поэт побывал в день выступления. То были знаменитые "Тропики", и крымская газета опубликовала их впервые.
Маяковский выступал в Симферополе в августе 1927-го и в августе 1928 г. И снова с огромным успехом. Память о пребывании в городе "горлана-главаря", его встречах с симферопольцами - мемориальная доска (ул. Пушкина, 8) и название улицы.
к началу страницы

Улица Менделеева
В марте 1904 г. эта новая тогда улица, возникшая на так называемом Султанском лугу, была названа Менделеевской. Не могли дума и управа обойти вниманием гиганта научной мысли, создателя периодической системы элементов. Тем более, что свой трудовой путь великий химик начинал в Симферополе.
По окончании Петербургского Главного педагогического института Дмитрий Менделеев должен был ехать на работу в Одессу. Чистая случайность изменила маршрут: служитель канцелярии института перепутал бумаги, и в Одессу направили другого выпускника. Менделееву предложили место в Симферопольской мужской казенной гимназии.
Перед отъездом в Симферополь Менделеев побывал на приеме у знаменитого петербургского врача, позднее придворного медика Н. Ф. Здекауера: врачи подозревали чахотку, а Здекауер усомнился в этом диагнозе. На всякий случай он вручил Дмитрию Ивановичу рекомендательное письмо к "находившемуся где-то в Крыму" Н. И. Пирогову.
Молодой специалист (Менделееву шел 28-й год) приехал в Симферополь 2 или 3 октября 1855 г., когда в разгаре была Крымская война. "Вся местность, начиная от Перекопа, опустошена, - вспоминал позднее Дмитрий Иванович, - нигде не видно травки: всю съели волы, верблюды, везущие страшно бесконечные обозы раненых, припасов и новых войск".
Несмотря на невероятную перегрузку, великий русский хирург Н.И.Пирогов принял Менделеева и, осмотрев его, пророчески сказал, что тот переживет и Здекауера, и Пирогова. Никакой чахотки не оказалось, а кровотечения вызывал не опасный для жизни порок сердечного клапана.
Формулярный список, находящийся на хранении в Крымском ресгосархиве, свидетельствует, что Д.И.Менделеев получил назначение старшим учителем естественных наук в Симферопольскую мужскую казенную гимназию 17 августа 1855 г.
В краеведческой литературе высказывались сомнения, работал ли Менделеев в гимназии. Документы, письма и воспоминания самого Дмитрия Ивановича свидетельствуют: да, работал. На втором этаже гимназии и в ее пансионе действительно находился лазарет (видимо, где-то тут и встретились два великих русских человека), но занятия во всех старших классах все же не прекращались.
В свободное от занятий время Д.И.Менделеев часами ходил по улицам города, беседовал с участниками обороны Севастополя. Это видно из его писем и воспоминаний. Вот строки из того же письма от 19 октября 1855 г.: "Погода чудная, какой нет в Петербурге и в июне месяце... Есть близ самого города прекраснейшие местности, так что иногда между домами мелькают чудные виды, которые рисует холмистая местность, беловатые известковые обрывы и купы деревьев, особенно высокие и стройные, рядами посаженные тополи...".
Д.И.Менделеева тянуло в Одессу: там была отличная городская библиотека, что давало возможность продолжать начатую в студенческие годы научную работу. Вскоре он узнал, что планировавшееся ему место не занято, и 30 октября 1855 г. отбыл из Симферополя к месту назначения - в первую гимназию при Ришельевском лицее.
к началу страницы

Улица Мокроусова
На планах города первой половины XIX в. весь этот район обозначается как лес; в те же годы часть леса была выкорчевана - от нынешнего Детского парка до улицы Ленинградской - и его место занял сад химика Ф.А. де Серра. Во второй половине XIX в. сад переходит к новым владельцам, на рубеже столетии земля вновь перепродается, на ней строят дома люди с достатком. Так было положено начало новой улице - Южной (с 1904 г.). Уже в наши дни, в 1959 г., ее переименовали. Улица получила имя командующего партизанским движением в Крыму в 1920-м и 1941-1942 гг. Алексея Васильевича Мокроусова.
"По своим заслугам перед революцией, перед Советской Родиной место А.В.Мокроусова - в одном ряду с такими солдатами революции, как А.Г.Железняков, И.Ф.Федько, С. Г. Лазо, Г.И.Котовский, П.А.Щорс и другие, - писали И.Д.Папанин и другие соратники Алексея Васильевича.
С 1900 г. (тринадцати лет от роду) батрак крупного таврического помещика Фальц-Фейна, затем чернорабочий на ремонте телеграфной линии Симферополь - Феодосия, поденщик, ученик каретника в Симферополе, подмастерье стекольщика... Так начинался в Крыму трудовой путь крестьянского сына из села Поныри Курской губернии.
Молодые годы Алексея Мокроусова - это революционная работа, жизнь на случайные заработки, непрерывные скитания - чтобы избежать ареста. Во время своих "хождений по мукам" он побывал в Поволжье, Оренбурге, Ташкенте, Самарканде, Красноводске, Баку, а после ареста и успешного побега из-под следствия (бежать помогли профессиональные революционеры-большевики) география его скитаний стала еще более пестрой: Швеция, Дания, Англия, Австралия, Аргентина, Чили, Япония, Китай... Затем снова арест (в Харбине). С августа 1917 г. Мокроусов в Крыму: он - матрос пересыльной роты Черноморского флотского экипажа. С этого времени Алексей Васильевич долгие годы был связан своей деятельностью с Крымом: депутат Севастопольского Совета, командир Первого Черноморского революционного сухопутного отряда, командующий легендарной повстанческой армией в тылу Врангеля...
Осенью 1921 г. в голодном и разоренном Крыму А. В. Мокроусов со своими боевыми товарищами организовал первую сельскохозяйственную коммуну - в селе Кара-Кият (Ныне поселок Битумное) под Симферополем. Когда началась Великая Отечественная, он командующий народным ополчением Крыма, командующий партизанским движением в Крыму, командир 65-го гвардейского стрелкового полка во время проведения Керченско-Эльтигенской десантной операции...
Это лишь крымские этапы жизни и деятельности А.В.Мокроусова. А была еще объятая пламенем гражданской войны Испания, тяжелые бои с фашистами за свободу Румынии, Болгари, Югославии, Чехословакии, Австрии.
Умер Алексей Васильевич Мокроусов 28 октября 1959 г. в Симферополе и похоронен на воинском кладбище. За заслуги перед Родиной награжден многими орденами и медалями.
Неподалеку от улицы, носящей имя красного героя гражданской и Великой Отечественной войн, находился дом, где он прожил многие годы (ул. Фрунзе, 10). В 1967 г. на месте обветшалого одноэтажного был построен современный пятиэтажный жилой дом.
Улица Мокроусова невелика: десятка полтора жилых домов, областная детская библиотека (вход с ул. Тургенева, 16) и средняя школа № 7, носящая имя А.В.Мокроусова.
Улица идет от Набережной до Киевской, прорезая улицы Аксакова, Тургенева и Фрунзе. На улице Тургенева, 4, в доме врача А.А. Дзевановского, в разное время (с 1911 по 1929 г.) останавливались и жили члены семьи В.И.Ленина.
к началу страницы

Улица Морозова
Замечательный лесовод, ботаник и географ Георгий Федорович Морозов родился 7(19) января 1867 г. в Петербурге. В 1893 г. окончил Петербургский лесной институт, в 1901 г. став его профессором. С 1904 по 1918 г. - редактор "Лесного журнала". В 1917 г. приезжает для лечения в Ялту, а как только здоровье улучшилось, в 1918 г. принимает приглашение работать профессором кафедры лесоведения и лесоводства Таврического университета, читая курс "Учения о лесе". Одновременно посещает лекции профессора Н.И. Кузнецова по географии растений. В Симферополе им подготовлена монография "Основания учения о лесе", напечатанная в 1920 г. и в последствии неоднократно переиздававшаяся. Г.Ф. Морозов явился первым в мире создателем единого цельного учения о лесе, как биогеоценотическом, географическом и историческом явлении. Показал сложную взаимосвязь живых и косных компонентов леса, образующих единый природный комплекс. Разработал учение о типах насаждений, развил представления о сменах лесных пород и образуемых ими сообществ, обосновал теорию рубок и лесовозобновления, разработал много приемов и методов степного лесоразведения. Основной своей задачей он считал ".. .сберечь, сохранить великое народное достояние - лес". Скончался 9 мая 1920 г. в Симферополе. Похоронен ученый в симферопольском парке "Салгирка". Его труды оказали большое влияние на развитие биогеоценологии и лесоведения. Улица (до 1902 г. - Дальняя) названа его именем 24 декабря 1953 г.
к началу страницы

Улица Павленко
Первоначальное название улицы - Инженерная. Она шла от Салгирной слободки (у реки) на юго-западную окраину города. Застраивалась со второй половины XIX в.
В ноябре 1951 г. улица названа именем известного советского писателя Петра Андреевича Павленко (1899-1951), автора романов "На Востоке" и "Счастье", повестей "Пустыня", "Степное солнце", киносценариев и других произведений. С 1947 г. П.А.Павленко возглавлял литературное объединение Крыма, был главным редактором литературно-художественного альманаха "Крым". Несмотря на тяжелую болезнь (туберкулез легких), он всегда находил время и силы для помощи молодым литераторам.
к началу страницы

Улица Пирогова
В годы Крымской войны великий русский хирург Николай Иванович Пирогов (1810-1881) руководил эвакуацией и лечением раненых и больных защитников Севастополя. Число их было громадно: к началу января 1855 г. в Симферополе лечилось 4711 человек, к 1 марта "166 офицеров в 5599 нижних чинов", к 1 апреля "142 офицера и 6845 нижних чинов ". Поэтому под госпитали и лазареты было занято (с 10 сентября 1854 г. по 21 мая 1857 г.) 72 казенных и частных дома, в том числе губернские присутственные места, губернская типография, губернаторский дом, две казармы Таврического гарнизонного батальона, гимназия, уездное училище, дворянское собрание, казенная палата, палата государственных имуществ, богоугодные заведения и другие здания.
Днем и ночью по улицам города двигались войска, обозы с боеприпасами, оружием и ранеными, скакали курьеры. Гостиницы, трактиры и харчевни были открыты круглые сутки.
Н.И.Пирогов возглавлял работу на главном перевязочном пункте Севастополя с октября 1954 г. по май 1855 г. После краткой поездки в Петербург приехал в Симферополь, где руководил госпитальными работами с сентября по ноябрь 1855 г.
Несколько месяцев (с перерывами) Н.И.Пирогов жил в гостинице "Золотой якорь" на улице Салгирной (проспект Кирова), сделал огромное количество операций, читал лекции местным врачам по медицине в доме А.Я.Рудзевича (ул.Р.Люксембург, 11а). Одним словом, работал с полным напряжением сил. В письме жене Николай Иванович сообщал, что "каждый день приходится смотреть до 800 и до 1000 раненых, рассеянных по городу в пятидесяти различных домах". Н.И.Пирогов не порывал связи с Крымом и после войны. В Крымском ресгосархиве сохранились документы, характеризующие деятельность Пирогова на посту попечителя Одесского учебного округа. В предписаниях директору училищ Таврической губерний за 1857 г. попечитель указывал, что лично осмотрел все здания в Симферополе, принадлежащие учебному ведомству, и обнаружил ряд хозяйственных недостатков, которые необходимо устранить в ближайшее время. Н.И.Пирогов считал целесообразным расширить сеть учебных заведений. Ничто не проходило мимо его внимания. Например, он предлагал незамедлительно открыть пансион при Симферопольской казенной мужской гимназии, который во время войны прекратил работу.
Много сил было приложено Н.И.Пироговым для того, чтобы в учебные заведения Таврической губернии принимались на казенное содержание дети погибших воинов. Документы рисуют и заботу его об учащихся: он предлагает оборудовать больницу при пансионе, привить детям оспу, делает "строгое предупреждение об увольнении" законоучителю Симферопольской казенной мужской гимназии за жестокое обращение с учениками.
Еще в дореволюционное время предпринимались попытки увековечить память о жизни и деятельности Н.И.Пирогова в Крыму. Так, 15 декабря 1911 г. городские власти решили выделить средства "на постройку дома имени Н.И.Пирогова для музея медицины и гигиены". К сожалению, проект остался на бумаге.
Пироговской называлась до революции нынешняя улица Дзержинского, а после Великой Отечественной войны имя великого ученого-гуманиста присвоено новой улице в районе университета.
к началу страницы

Улица Самокиша
По фамилии наиболее крупного домовладельца улица первоначально называлась Товчиановской. После того как на ней возвели амбары для хранения привозимых на базар продуктов, улица была переименована в Амбарную, а 5 марта 1904 г. - для благозвучия - в Торговую. Улица связывала Базарную площадь с Сенной площадью, где продавали фураж.
До революции Амбарная-Торговая утопала в грязи. В 1907 г. правление Таврической духовной семинарии просило управу замостить ее и Театральный переулок, так как "невылазная грязь и ухабы делают эти улицы в дожди непроходимыми".
30 мая 1924 г. улица получила новое название - Кооперативная, а с послевоенного времени носит имя Николая Семеновича Самокиша (1860-1944), который прожил в Симферополе четверть жизни.
Вклад Н.С.Самокиша в культуру советского периода огромен: большой и самобытный мастер, один из основоположников реалистического направления в батальной живописи конца XIX - начала XX в., он "месте с М.Б. Грековым заложил фундамент новой, советской школы баталистов".
Гражданская война застала художника в Евпатории, где он жил с весны 1918 до конца 1921 г., затем переехал в Симферополь. Несмотря на тяжелые условия работы и плохое состояние здоровья, Н.С.Самокиш в одном лишь 1923 г. создал 9 монументальных полотен, а всего в советское время - 75 картин, из которых свыше 40 посвящено участию Красной Армии в сражениях периода гражданской войны в Крыму.
Картины академика батальной живописи Н.С.Самокиша - около трех тысяч произведений - экспонируются во многих музеях, в том числе в Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, Государственном Эрмитаже. Несколько полотен - "Атака буденновской конницы", "Штурм Перекопского вала", "Переход Красной Армии через Сиваш", "В разведке" представлено в Симферопольском художественном музее.
Самокиш был блестящим иллюстратором книг. Им создано несколько тысяч иллюстраций для солидных исторических изданий и шедевров книжного искусства. Так, для крупноформатного издания "2300 миль, на яхте "Тамара" всего за один год им выполнено 460 рисунков, которые отличаются характерностью типов и сцен, верностью передачи природы различных стран. В четырех томах книжного шедевра "Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси" ему принадлежат 173 иллюстрации (пейзажи, виньетки, заставки и концовки). Ставшая библиографической редкостью книга Валуевой-Мунт "Севастополь и его славное прошлое" своим успехом обязана 34 рисункам Н.Самокиша. Им выполнены обложки многотомного юбилейного издания "Столетие военного министерства", путеводителей по Крыму. Талант художника как графика был беспрекословно признан во всероссийском масштабе. В 1895 г. Академия художеств отметила, что Н.С.Самокиш "как иллюстратор художественных изданий принадлежит к числу очень немногих в России, могущих соперничать с лучшими заграничными иллюстраторами".
Улица Самокиша - это центр города. Вполне обычная улица - небольшая, тихая, благоустроенная. Главная ее достопримечательность - дом на углу улиц Жуковского и Самокиша. Мемориальная доска сообщает, что в этом доме с 1922 по 1944 г. жил академик батальной живописи Николай Семенович Самокиш.
к началу страницы

Улица Сергеева-Ценского
Первоначально - улица Фонтанная. Поводом для такого названия послужил фонтан, сооруженный в 1865 г. на Базарной площади (сегодня это площадь Ленина). С конца 50-х годов прошлого столетия улица носит имя выдающегося советского писателя академика Сергея Николаевича Сергеева-Ценского (1875-1958), автора широко известных эпопей "Севастопольская страда", "Преображение России" и других произведений.
Первое знакомство писателя с Симферополем состоялось весной 1905 г., когда он был направлен сюда, в 51-й Литовский полк, для прохождения военной службы. 18 октября полк, где служил прапорщик Сергеев, вышел на улицы города с целью "наведения порядка". Сергей Николаевич со своим взводом находился в районе базара и был очевидцем погрома, которому предшествовала кровавая расправа над демонстрантами. Он подал в юридическую комиссию городской управы два заявления, в которых доказывал участие полиции в погроме. С. Н. Сергеев выступил также свидетелем в суде против погромщиков и их покровителей.
Вскоре С. Н. Сергеев уволился со службы. С этого времени основным его занятием стала литература. Почти полвека прожил писатель в Алуште, на Орлиной горе. Неоднократно бывал он и в Симферополе. "Крым, его природа, Черное море одарили меня многим, - говорил С. Н. Сергеев-Ценский. - В моих основных произведениях они занимают основное место. Так случилось, что я стал певцом Крыма, его красоты и всего героического, что здесь произошло".
На улице Сергеева-Ценского есть памятные места и мемориальные здания. До революции на Фонтанной (д. 2), где сейчас книжный магазин "Буква", находилась гостиница "Ялта", которую в 1918 и 1920 гг. занимала контрразведка белогвардейцев. Внизу, в плотницкой и портняжной мастерской, большевики устроили склад нелегальной литературы. Чины контрразведки и представить не могли такой "дерзости". Сюда, в это здание, приводили на допрос подпольщиков, в том числе Е.Л. Жигалину и Ф.Б.Шполянскую.
к началу страницы

Улица Спера
Типографский рабочий Соломон Яковлевич Просмушкин (1887-1920) стал профессиональным революционером в 1908 г. Партийная кличка - "Исаак Спер". В Симферополе жил с 1914-го до начала 1917 г. и в 1919-1920 гг.
В мае 1919 г., когда была образована Крымская Советская Социалистическая Республика, Спер, несмотря на тяжелую болезнь (туберкулез легких), работал за двоих: он секретарь исполкома Симферопольского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и одновременно комиссар труда Советской Республики. Летом того же года, при отступлении красных из Крыма, ему дали нелегкое партийное задание - остаться в городе для подпольной работы. Вначале Спер был избран председателем Симферопольского подпольного большевистского комитета, а в декабре - членом и казначеем областного комитета РКП(б).
В исключительно трудных условиях Спер организовал подпольный паспортный стол и Красный Крест. Паспортный стол, или, как его называли подпольщики, "прачечная", изготовил до 5 тыс. различных фальшивых документов. Их использовали не только подпольщики. "Прачечная", как ни странно это звучит, многое сделала для разложения деникинских, а потом и врангелевских войск. Уставшие от войны солдаты охотно брали фальшивые документы, сдавали боевикам-подпольщикам оружие и либо просто дезертировали из белой армии, либо переходили в лес, к партизанам.
Однажды поздно вечером, возвращаясь домой с одного из заседаний обкома и Крымревкома, Спер заметил вблизи своего дома засаду. Решение принято мгновенно - бежать. По нему открыли стрельбу, он отстреливался, был контужен и схвачен. У арестованного оказалась большая сумма денег, и белые, заподозрив его в принадлежности к подполью, стали добиваться показаний. Спер был жестоко избит сначала в полицейском участке, а потом и в контрразведке, но держался мужественно и никого не выдал. Военно-полевой суд вынес ему смертный приговор.
Накануне казни младший брат Спера Авель исполнил его последнюю просьбу - передал в камеру опиум.
В 1930 г. бывшая (с 1904 г.) улица Казарменная (район железнодорожного вокзала) была названа партийным именем большевика С.Я. Просмушкина, члена Крымского подпольного обкома РКП(б), погибшего в мае 1920 г.
к началу страницы

Улица Толстого
Лев Николаевич Толстой побывал в Крыму трижды и в общей сложности провел здесь около двух лет. Первый приезд, вызванный обстоятельствами чрезвычайными, оставил в творчестве писателя глубокий след - знаменитые "Севастопольские рассказы", в которых правдиво изображены события первой героической обороны Севастополя.
В ноябре 1854 г. 3-ю батарею, в которой служил подпоручик Л.Н.Толстой, перевели на тыловую позицию в деревню Эски-Орда (ныне село Лозовое) под Симферополем. В Эски-Орде Толстой жил с 20 ноября 1854-го по 15 января 1855 г. Он часто бывал в Симферополе и останавливался у местного врача, краеведа и общественного деятеля Н. В. Плешкова (улица Толстого, 4), ходил по городу, знакомился с представителями местной интеллигенции и защитниками Севастополя, лечившимися здесь.
В те дни в Эски-Орде и Симферополе он написал одну за другой три докладные записки. Все три, адресованные правительству, были отвергнуты.
Записка под названием "Проект о переформировании армии" - сплошной обвинительный акт военно-крепостническому режиму. "В войсках, - отмечал Лев Николаевич, - есть, с одной стороны, дух терпения подавленного ропота, с другой - дух жестокости, угнетения и лихоимства". Л. Н. Толстой дал характеристику армии, офицерству, требовал улучшить материальное положение солдат, отменить телесные наказания.
"Проект о переформировании батарей в 6-орудийный состав и усилении оных артиллерийскими стрелками" предусматривал расформирование половины легких батарей пехотных корпусов и создание стрелковых прикрытий. Один из проектов, разработанный Толстым вместе с другими офицерами, касался организации "при главной квартире войск" военного журнала "Солдатский вестник". Журнал ставил целью детальное и объективное изложение хода военных действий, в нем предполагалось публиковать "...биографии и некрологи хороших людей...; военные рассказы, солдатские песни, популярные статьи..." (из письма Л.Н.Толстого брату).
Однако проекты офицера-патриота так и остались проектами: как признавался Л.Н.Толстой в письме к брату, "в пробном листке... мы неосторожно поместили 2 статьи, одна моя, другая Ростовцева, не совсем православные".
Много лет спустя писатель приезжал в Крым на отдых; в третий (и последний) раз он побывал здесь в 1901-1902 гг. по совету врачей и прожил на Южном берегу, в Гаспре, около десяти месяцев. За писателем был установлен надзор.
Городская дума в марте 1904 г. приняла решение переименовать улицу Слободскую (с 1886 г.), на которой жил великий русский писатель, в улицу графа Толстого.
к началу страницы

Улица Тренева
Улица идет от площади Куйбышева до троллейбусного парка. Застроена в самом конце XIX - начале XX в. До революции называлась Земской; имя К.А. Тренева носит с послевоенного времени.
Константин Андреевич Тренев (1876-1945) приехал в Симферополь в 1909 г. и прожил здесь в общей сложности 22 года. Позади было трудное детство и юность, прошедшие в малоземельной крестьянской семье, годы учебы в Донской духовной семинарии, гонения за первые рассказы о тяжелой доле крестьян Украины и Дона. Опальный учитель русского языка и литературы не смог получить работу в симферопольских казенных гимназиях, и с 20 октября 1909 г. по 14 августа 1912 г. работал в частной женской гимназии Станишевской (ул. Ленина, 17), затем в частной мужской гимназии Волошенко (ул. К.Либкнехта, 42), в реальном училище (пр.Кирова, 62/2).
Жил К.А.Тренев в "новом городе" (бульвар Ивана Франко, 45), в одноэтажном доме постройки первой половины XIX в. В течение 1910-1914 гг. он опубликовал десятки фельетонов на местные и нередко "острые" темы, статей о народном просвещении, литературе, искусстве; в эти же годы он написал пьесу "Отчего порвались струны", а также антицерковную повесть "Владыка", опубликованную в 1912 г.
Повесть получила высокую оценку М.Горького, в синодской газете "Приходской листок" появилась разгромная рецензия, против автора начались мелкие кляузы и сутяжничество. Так, Донская духовная семинария послала в феврале 1914 г. в гимназию Станишевской требование "удержать с бывшего семинариста Константина Андреева Тренева 840 рублей, из них 220 рублей, израсходованных на его содержание в оной семинарии, и 120 рублей следуемых с него за право учения в той же Донской семинарии".
С первых дней гражданской войны он показал себя активным сторонником "красной идеи". В период Крымской Советской Социалистической Республики он работал заведующим школьным отделом Наркомпроса. А когда в сентябре того же 1919 г. белогвардейский военно-полевой суд слушал дело большевички, председателя Симферопольского военно-революционного комитета Евгении Романовны Богатурьянц (партийная кличка "Лаура"), К.А. Тренев выступил на процессе в ее защиту.
С установлением в Крыму Советской власти Константин Андреевич вел большую организационную, общественную и просветительскую работу в Крымском наробразе, в Крымиздате, в школах, на рабфаке. И одновременно учился - на агрономическом факультете Крымского университета.
Вершина творчества писателя - несомненно, "Любовь Яровая", один из шедевров молодой советской драматургии, увы, стоявшей на классовых, партийных позициях. В первом варианте она была закончена в 1925 г., а затем Тренев постоянно дорабатывал ее. События в драме происходят в годы гражданской войны в Крыму, многие детали и прототипы - симферопольские, в частности, прототипы учительницы Любови Яровой, комиссара Романа Кошкина, Дуньки и других персонажей. "Точь-в-точь такая же Дунька жила на нашем дворе, - отмечал драматург. - Был и матрос, лично "видевший Маркса".
Живя с 1931 г. в Москве, К.А. Тренев не раз приезжал в Крым и Симферополь, город, в котором он написал наиболее значительные произведения. Последний раз он посетил Крым весной 1944 г., вскоре после освобождения полуострова от немецко-фашистских захватчиков.
Именем известного советского драматурга названы в Симферополе улица, один из центральных скверов и библиотека.
к началу страницы

Улица Трубаченко
В 1937 г. летчик В.П. Трубаченко принимал участие в боях за республиканскую Испанию, в 1939 г. сражался против японцев на Дальнем Востоке и в Маньчжурии. Лейтенант Трубаченко провел 70 воздушных боев, лично сбил 19 вражеских самолетов, за что указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1939 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
Весть о начале Великой Отечественной войны Трубаченко встретил в стенах академии военно-воздушных сил имени Жуковского. В начале сентября 1941 г. он был назначен заместителем командира 182 истребительного авиаполка, дислоцировавшегося в районе Красноперекопска.
16 сентября 1941 г., когда две эскадрильи во главе с командиром полка вылетели для штурма фашистских колонн, над аэродромом появились вражеские самолеты "Хенкель-189" и два "Мессершмитта-109". Капитан В.П. Трубаченко первым шагнул в кабину своей машины, сблизился с врагом и ударил из всех пулеметов по "Хенкелю", не заботясь о собственной безопасности. Уничтожить корректировщика, спасти машины полка, оставшиеся на земле, было единственной его заботой.
В.П. Трубаченко сбил "Хенкеля", а сам получил ранение. Его "Миг" пылал. Отважный герой сумел посадить подбитый самолет вблизи Симферополя, но сам погиб.
Симферопольцы с почестями похоронили его в сквере, после Великой Отечественной войны названном "Сквером Победы", и установили над могилой скромный обелиск с надписью "Герой Советского Союза, летчик, капитан Трубаченко Василий Петрович. Погиб 16 сентября 1941 года". В 1965 г. останки героя были перенесены на воинское кладбище.
Решением Симферопольского городского Совета депутатов трудящихся в 1974 г. улица Ореховая была переименована в улицу В.П. Трубаченко с установлением на ней мемориальной доски.
к началу страницы

Улица Федько
Имя Ивана Федоровича Федько (1897-1938), талантливого военачальника, активного участника борьбы за Советскую власть в Крыму в 1918-1920 гг., стало именем улицы в апреле 1970 г., во время празднования 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Ранее эта улица, расположенная в районе автовокзала, называлась Тернистой.
2 января 1918 г. прапорщик 32-го запасного пехотного полка И. Ф. Федько был одним из организаторов восстания в Феодосии. Одержав победу у себя, его отряд "помог" установить Советскую власть во Владиславовке, Сейтлере, Судаке. Этой блестящей победой началась революционная деятельность молодого военачальника. Затем Федько - комиссар по формированию Рабоче-Крестьянской Красной Армии, командир Первого Черноморского полка... Ивану Федоровичу шел всего двадцать второй год, когда он стал главкомом Северо-Кавказской армии, а после ее реорганизации - командующим 11-й армией.
5 мая 1919 г. в Симферополе было провозглашено образование Крымской Советской Социалистической Республики. Рабоче-крестьянским правительством республики была сформирована Крымская Красная Армия. Во главе ее - Павел Ефимович Дыбенко, заместитель командующего - Иван Федорович Федько. И командующий, и его заместитель делали все, чтобы из разрозненных отрядов и полков сформировать боевую армию, способную противостоять превосходящим силам противника. Обстановка была напряженной, деникинские войска все более активизировались, готовясь перейти в наступление (под их пятой оставался Керченский полуостров). Дыбенко и Федько работать приходилось не только днем, но зачастую и ночью - дорог был каждый час. Жил тогда Иван Федорович на улице Жуковского, в доме № 12. Об этом сообщает установленная на здании мемориальная доска.
Позднее И.Ф.Федько командовал стрелковой дивизией, был делегатом X съезда РКП(б). За полководческое искусство и личную храбрость Иван Федорович Федько - один из немногих - был удостоен четырех орденов Красного Знамени.
Из достопримечательностей улицы Федько особого упоминания заслуживает дом № 4. С этого здания начиналась улица: оно построено в 1852-1858 гг., по-видимому, по распоряжению Таврического губернатора Н.И.Перовского.
к началу страницы

Улица Фрунзе
Улица идет параллельно Киевской от Детского парка до автовокзала. Застроена в начале XX в. Есть дома и более поздней застройки, появившиеся после Великой Отечественной войны, в 40-50-х годах.
Первоначально (с 1904 по 1930 г.) улица носила название Суворовской: В дни подготовки к десятой годовщине разгрома Врангеля и окончательного установления в Крыму Советской власти ей было присвоено имя Михаила Васильевича Фрунзе (1885-1925). Строитель и полководец Красной Армии, командующий Южным фронтом в 1920 г., народный комиссар обороны... Велика роль его в победе красной идеи и установлении советской власти в Крыму.
В конце октября 1920 г. войска Южного фронта перешли в наступление и нанесли сокрушительное поражение противнику в Северной Таврии. В ночь на 8 ноября части 51-й стрелковой дивизии под командованием В.К.Блюхера начали штурм Перекопа. 15-я, 52-я дивизии и 153-я бригада 51-й дивизии с помощью проводников И.И. Оленчука и А.Т.Петренко осуществили легендарный переход через ледяной Сиваш. "Красные клещи" со стороны Перекопа и Ишуньских позиций сдавили и опрокинули врага. "Белый Верден" пал. 15 ноября Фрунзе телеграфировал Президиуму Всеукраинской партийной конференции: "Вчера, 14 ноября, нами заняты Симферополь и Феодосия".
16 ноября была послана историческая телеграмма В.И.Ленину: "Сегодня нашей конницей занята Керчь. Южный фронт ликвидирован". Высоко оценивая этот факт, В.И.Ленин на VIII Всероссийском съезде Советов говорил: "Одна из самых блестящих страниц в истории Красной Армии - есть та полная, решительная и замечательно быстрая победа, которая одержана над Врангелем".
После окончания гражданской войны связь М.В.Фрунзе с Крымом не прервалась. В 1921 г. ему вновь поручена ответственная задача, на этот раз мирная - организовать сбор и отправку в центр крымской соли. Был свидетелем заключительного, самого трагического и бесславного, этапа гражданской войны в Крыму - "красного террора". Не вмешивался...
(Но и к Фрунзе судьба не была благосклонной. В 1925 г. по весьма сомнительным показаниям 40-летнему Фрунзе было сделано предложение, от которого "нельзя было отказаться", - лечь в клинику для оперативного лечения. А во время операции сердце "не выдержало"...)
к началу страницы

Улица Челебиджихана
Так с 1993 г. называется одна из улиц в микрорайоне Белое-3.
Челебиджихан Нуман (Номан) (Челеби Челибиев, Челебиджан) родился в марте 1885 г. в деревне Сонак Перекопского уезда, в семье крупного землевладельца. Окончил медресе. Увлекся социалистическими идеями и в 15-летнем возрасте покинул отчий дом. В национальном движении - с 1906 г. Учился в Константинопольском университете (высшее юридическое и богословское образование), там же, в Турции, арестовывался за пропаганду революционных идей. В годы Первой мировой войны - вольноопределяющийся, на фронте. Поэт. В марте 1917 г., на 1-м крымскотатарском съезде избран муфтием - главой Таврического мусульманского духовного управления и председателем Мусульмайского исполнительного комитета (Мусисполкома), в ведение которого перешли практически все дела, связанные с крымскими татарами. Оборонец. Первый конфликт с Временным правительством возник на почве формирования в Симферополе крымскотатарского батальона. 23 июля Челебиджихан был арестован за "подстрекательство" солдат (часть их отказывалась выполнить приказ А.Ф. Керенского об отправлении на фронт) и препровожден в заключение в Севастополь. По требованию Мусисполкома и всех татарских организаций Симферополя освобожден. Осудил выступление Л.Г.Корнилова, а затем - и Октябрьский переворот. Склонялся к созданию на полуострове многонациональной демократической республики, выдвинув лозунг "Крым для крымцев!" Кандидат в члены Учредительного собрания от Таврической губернии. В декабре 1917 г. на Курултае (национальном съезде крымских татар) в Бахчисарае избран председателем Национального правительства (Совета директоров, Директории) и "директором" юстиции. Возглавлял умеренное крыло "курултаевцев". Однако в состоянии сильного душевного волнения 3 января 1918 г. по распоряжению Челебиджихана был захвачен бывший губернаторский, а теперь так называемый Народный дом в Симферополе, где располагалось руководство некоторых профсоюзов, общественных рабочих организаций. По мнению председателя Директории, Народный дом должен был стать резиденцией Национального правительства. Эта акция вызвала крайнее возмущение различных политических сил. Совет профсоюзов и исполком Симферопольского совета в ультимативной форме потребовали немедленно освободить Народный дом, угрожая в противном случае всеобщей забастовкой. На чрезвычайном заседании Курултая по факту захвата Народного дома Челебиджихан, оправдываясь, квалифицировал отказ городской управы передать крымским татарам Народный дом как оскорбление их национального достоинства. Он, пожалуй, первым из крымскотатарских лидеров открыто высказался за передачу всей полноты власти в Крыму Курултаю. Однако соратники муфтия на эту авантюру не пошли. Они отбросили предложения Челебиджихана, как "ведущие к разрыву с краевой властью и другими народами Крыма". 4 января 1918 г. Челебиджихан подал в отставку с поста председателя Национального правительства. 10 января по его предложению была создана комиссия для переговоров с большевиками и многопартийным Советом народных представителей об организации единой коалиционной власти. Вплоть до 14 января (захват Симферополя крайне левыми политическими силами) он вел переговоры с руководством Симферопольского (большевистского) Военно-революционного комитета. 14 января был арестован победителями. Доставлен в Севастополь и в числе прочих жертв развернувшегося террора расстрелян без суда 23 февраля 1918 года.
к началу страницы
Источник: книга В.Широков, О.Широков "Симферополь. Улицы рассказывают"

Бесплатная регистрация на сайте Faberlic и получение подарков

Бесплатная регистрация на сайте Faberlic и получение подарков

Бесплатная регистрация на сайте Faberlic и получение подарков


Главная страница Карта сайта krim.biz.ua Каталог туристических сайтов Написать письмо реклама на сайте